Примерное время чтения: 9 минут
2487

Опасный пикник. Ожоговые центры Москвы переполнены «шашлычниками»

Юлия Демьянова / АиФ

Бутылки с жидкостью для розжига при неумелом обращении могут взорваться в руках – каждые выходные в больницы Москвы поступают пострадавшие с тяжелыми ожогами. С начала мая – уже больше двухсот пациентов, среди них – несколько детей, сообщают в крупнейших ожоговых центрах столицы НИИ Склифосовского и НИИ Вишневского. Медики отмечают – такое количество «шашлычников» среди пациентов видят впервые.

Волну обсуждений в блогосфере вызвала запись хирурга ожогового центра НИИ имени Склифосовского Алексея Сачкова – информация об опасности неправильного использования жидкости для розжига получила сотни перепостов. Скоро в топ блогосферы стали проникать и записи пострадавших от взрывов бутылки: «Я не знала, что они могут взрываться, пожалуйста, распространите эту информацию, травмы — очень тяжелые», написала в июле пользовательница Facebook. Однако число пострадавших по-прежнему растет в геометрической прогрессии: теперь о проблеме говорят все ожоговые центры Москвы.

«Костерок» от Эдуарда

В сезон за выходные хозяин киоска продает по 30-40 штук костерка
В сезон за выходные хозяин киоска продает по 30-40 штук «костерка». Фото: АиФ / Юлия Демьянова

На любом московском рынке вместе с пакетом угля вам предложат средство для розжига. Корреспонденту АиФ.ru хозяин киоска одноразовой посуды по имени Эдуард протянул бутылку с названием «Костерок» стоимостью 50 рублей. В сезон за выходные он продает по 30-40 штук «костерка». «Рассыя производит», – гордо объявил Эдуард и добавил, что лично несколько раз тестировал продукт. Вопрос о составе жидкости заставил его углубиться в этикетку, но прочитав пару слов по слогам, он махнул рукой: «Ну, это вроде растворителя, бензина». «Брызгаешь туда на угол и издалека бросаешь огнэ… Огонь, – поправился Эдуард, живо жестикулируя над воображаемым мангалом. – Расстояние держи где-то полметра». На этом безопасная часть рекомендаций завершилась.

Далее Эдуард с той же живой непосредственностью изложил то, чего, по общему мнению врачей ожоговых отделений, делать ни в коем случае нельзя. «Ты немножко выливаешь, поджигаешь. Если погаснет, еще немножко выливаешь. А до этого бумажку снизу подложи, когда огонь ее возьмет, сверху еще подлей», – хлопоты Эдуарда вокруг воображаемого мангала начали собирать зрителей. На вопрос, не было ли у него ожогов, мужчина обиженно улыбнулся: «Да я каждые годы этим занимаюсь, ни разу не горэл. А шашлык какой готовлю, м-м-м…».

«Люди получают обширные ожоги, иногда со смертельным исходом»

«Никогда не доливайте! Даже на только что погасшие угли. Полейте угли, жирно полейте. Пойдите попейте чаю или пивка. Подойдите и зажгите», – советует в блоге хирург ожогового центра НИИ имени Склифосовского Алексей Сачков.

Его коллеги из ожогового отделения института хирургии Вишневского теперь тоже хорошо знают, чего при розжиге делать не нужно. «Да, этим летом все завалены такими пациентами. К нам привозят самых тяжелых из регионов, и московские горбольницы переполнены. В 36-ой с начала сезона не меньше сотни тех, кто пострадал таким образом. А лето только добирается до середины», − говорит руководитель отделения, профессор Андрей Алексеев, открывая дверь в ожоговое отделение.

Андрей Алексеев, руководитель ожогового отделения института хирургии Вишневского
Андрей Алексеев, руководитель ожогового отделения института хирургии Вишневского. Фото: АиФ / Юлия Демьянова

Оно расположено в здании бывшей богодельни, построенной в XIX веке на деньги купчихи Гурьевой. Москвичи сюда попадают редко, зато в отделение привозят тяжелобольных со всей России. После большого пожара в пермском клубе «Хромая лошадь» МЧС использует для транспортировки специальные модули – на таких «носилках» работают системы искусственного жизнеобеспечения, поддерживая жизнь пострадавших во время перелета.

Профессор Алексеев быстрым шагом проходит по коридору реанимации, попутно закрывая двери палат с самыми тяжелыми пациентами. Еще в 80-е считалось, что 40% процентов ожогов – предел, за которым спасти человека невозможно. Сегодня в институте хирургии Вишневского ставят на ноги людей с 70-процентными ожогами. В палатах лежат фигуры в бинтах, которые на людей вообще мало похожи. Разные части тела аккуратно освобождены от кожи. «К сожалению, наука пока не создала искусственную кожу. Мы традиционно используем ткани самого пациента с других участков тела, − объясняет Алексеев огромные раны на телах. И добавляет: − Но это в тех случаях, когда кожа сгорает на всю глубину, и раневая поверхность не может зажить самостоятельно. Приходится дважды или даже трижды брать кожу с одного и того же места».

 Вот так можно выглядеть после пикника в лесу, говорит врач Михаил Крутиков
«Вот так можно выглядеть после пикника в лесу», − говорит врач Михаил Крутиков. Фото: АиФ / Юлия Демьянова

Алексеев заглядывает к очередному мужчине в бинтах, чьи бедра оголены до мышц. Тот пытается улыбнуться, хоть мимики не разобрать, шепчет, что у него «все хорошо».

«Вот так можно выглядеть после пикника в лесу, − возвращается к актуальной теме лета главный научный сотрудник отдела термических поражений Михаил Крутиков. – Людям денег жалко, они выливают половину или четверть флакона. Угли не разгораются, «шашлычники» поддают. Поскольку продукция обычно контрафактная, струя горючей жидкости вспыхивает, и флакон взрывается в руках. Если обгорят только руки – одна картина, если загорится синтетическая одежда – уже другая, тут будет 3-4 степень ожога. Не шутка. Ожоги можно получить обширные, вплоть до смертельного исхода. Причем тут даже контакт с кожей не обязателен, достаточно нескольких миллиметров вблизи».

Пользуйтесь березовой корой – не сгорите

Правила безопасного использования жидкости для розжига студент Вова излагает без запинки
Правила безопасного использования жидкости для розжига студент Вова излагает без запинки. Фото: АиФ / Юлия Демьянова

«Розжиг? Да лучше им вообще не пользоваться, а разводить огонь бумагой или березовой корой», – говорит корреспонденту АиФ.ru московский студент Владимир, доедая шашлык. «Давай, Вова, покажи как надо», – подталкивают его друзья к остывшему мангалу. Тот отставляет в сторону кружку с пивом и сворачивает в трубку лист бумаги. «Для начала идете в магазин и покупаете древесный уголь. Обязательно древесный, самый безопасный», – Владимир подбирает оставленную предыдущей компанией бутылку из-под средства для розжига. «Осторожно!» – кричат ему друзья. Владимир показывает, как поджечь угли с безопасного расстояния: зажигает с одного конца свернутый лист бумаги и подносит его к углям. Те послушно загораются.

Как правильно пользоваться жидкостью для розжига>>

Правила безопасного использования жидкости для розжига студент Вова излагает без запинки, как на экзамене: «После того как сбрызните топливо, дайте жидкости 1-2 минуты впитаться, и лишь потом поднесите огонь.

Пропитанное топливо быстро и равномерно разгорится, даже если ветрено или сыро. Главное – не поджигать жидкость, если она не успела впитаться, и тем более нельзя выливать или разбрызгивать ее в разведенный огонь. Вы или сами вспыхните, или флакон взорвется. Самые качественные средства для розжига – жидкие смеси парафинов, глицеринов или жирных спиртов. Обычно они не имеют цвета и сильного запаха. Пропитанное ими топливо разгорается равномерно, без опасного резкого вспыхивания. А низкокачественные жидкости можно определить по едкому запаху – при поджигании они резко вспыхивают и коптят».

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы