aif.ru counter
5848

Запрет ГМО в России: за и против

На днях правительство РФ одобрило законопроект о запрете производства в нашей стране генно-модифицированных организмов. В перспективе ожидается и запрет ввоза в Россию ГМО-продуктов. И спор о вреде и пользе ГМО-культур, который никогда и не затихал, разгорелся с новой силой. Продолжается он и на страницах АиФ.ru. Представляем два полярных мнения:

ЗА: Ирина Ермакова, доктор биологических наук, международный эксперт по экологической и продовольственной безопасности:

Я очень хорошо отношусь к этому закону, к запрету ГМО, поскольку прекрасно знаю эту тему, давно ею занимаюсь, и знаете, ГМО — безумно опасны. Просто идёт борьба между учёными и транснациональными компаниями, которые на этом делают большой бизнес, но на человека ГМО оказывают ужасное воздействие. Это связано с тем, что сами технологии получения ГМО ещё очень несовершенны. Идея, может быть, и была хорошая, и намерения были самые благовидные, но тем не менее всё это привело к очень серьёзным негативным последствиям для людей, которые едят продукты с ГМО. Американцы в своё время доказали, что там, где было много ГМО, появилось ожирение (так называемое «американское ожирение»), диабет, и я бы ещё добавила такие последствия употребления ГМО, как бесплодие и онкология. Там, где продукты с ГМО широко распространены, наблюдается всплеск этих заболеваний. Я сама проверяла эти факты на крысах, причём я работала в лаборатории, которая занимается изучением функций мозга. Такого кошмара я не видела никогда. Я добавила в корм немного генетически модифицированной сои, которую вообще добавляют во многие продукты, а увидев результаты, подняла панику, обращалась в президиум, чтобы просто повторили мои исследования и стали изучать другие культуры, но вместо этого все мои исследования закрыли. Вот такая печальная история.

Что касается законопроекта, я не знаю, были ли там какие-то уточнения, но очень хорошо, что закон о запрете ГМО наконец принят. Дело в том, что европейские страны давно отказались от ГМО, а в нашей стране почему-то долго колебались, но в конечном счёте пришли к такому заключению, что надо подписывать. Но сам законопроект напоминает дышло: в нём очень много лазеек. В частности, мизерные, конечно, штрафы для людей, которые нарушают этот закон: 10–50 тысяч рублей, и потом ещё очень странный пункт: продукты с ГМО всё-таки могут поступать к нам из-за рубежа, и, если будет доказано, что они опасны, эти продукты запретят. Но понимаете, доказать очень сложно, потому что ГМО действуют не сразу и к тому же незаметно. Конечно, если человек ест ГМО часто, то через три – четыре года он неминуемо станет инвалидом: у него откажут почки, появятся заболевания печени, нарушатся половые функции. И почему важны исследования на животных, когда в течение года вы смотрите, что с ними происходит, — за год вы успеваете понаблюдать за несколькими поколениями и, конечно, вы можете посмотреть морфологию внутренних органов. Мы обнаружили, что происходит очень сильное ожирение внутренних органов. Возможно, именно употреблением в пищу ГМО и объясняется полнота людей, которые их едят.

Против: Андрей Сизов, исполнительный директор компании «СовЭкон»

Я против этого запрета. Могу сказать, что в научном сообществе уже 99,9 процента людей придерживаются мнения, что никакого вреда от ГМО нет. Это подтвердило недавнее подписание нобелевскими лауреатами обращения к Greenpeace, чтобы они перестали нервировать общественность и дезинформировать людей о вреде ГМО.

Что касается России, то это запрет на и так не разрешённое. У нас запрещено выращивать генетически модифицированные культуры.

Генетическая модификация растений (я сейчас говорю именно про них) — это уже совсем не новая технология, ей больше 30 лет. Но эту технологию Россия и некоторые другие страны предпочитает бояться и обсуждать, а не использовать. Она даже более понятная, прозрачная и менее страшная, чем традиционная селекция. Что такое селекция? Селекционер проводит десятки, сотни, тысячи экспериментов. Он добивается того, чтобы растение мутировало и приобрело при этом полезные свойства. Это такое тыкание рукой в темноту в надежде нащупать там что-то хорошее. Очень грубый и трудоёмкий процесс. И сейчас селекция вымирает.

Если вы занимаетесь генной инженерией и вам удалось идентифицировать часть ДНК, где гены несут полезные свойства, и вы внедряете эту конкретную понятную вам часть в ДНК растения и смотрите, что вышло. Да, это тоже занимает время, но тут мы хотя бы представляем, что нам нужно и как этого можно добиться.

А генная структура меняется и при селекционном методе, и при генной инженерии. 99 из 100 продуктов, которые мы едим, изначально в природе не существовало. Они изменились. Какие-то с помощью селекции, какие-то из-за изменения внешней среды. Да и мы сами меняемся в ходе эволюции.

А что сейчас происходит, все основные культуры уже генно-модифицированы. Соя — ГМО, кукуруза — ГМО, над генной модификацией пшеницы ведутся работы, рис — тоже есть генно-модифицированный. Наши производители сахарной свёклы постепенно подходят к проблеме семян, селекционный рынок ужимается, да и селекционные семена проигрывают генно-модифицированным семенам. Рано или поздно (это, конечно, не перспектива 2–3 лет, пройдёт несколько больше времени) упрёмся в ограничение традиционной селекции. Приведу пример, чтобы было понятнее: за последние 20 лет производство кукурузы в мире выросло на 80 процентов, а производство пшеницы (которая пока не ГМО) — на 20 процентов. Если мы хотим развития российского сельского хозяйства, нужны новые сорта, и для них нужна не традиционная селекция, а генетическая инженерия.

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Загрузка...
Поиск рецептов
Уровень сложности

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество