aif.ru counter
228

РасКОДированная Настя. Нужно ли Заворотнюк лечиться от "звёздной болезни"?

 

Почасовая оплата

До съёмок в «Няне» молодая артистка из Астрахани Анастасия Заворотнюк работала в Театре-студии Олега Табакова.. Как рассказала «АиФ» одна из сотрудниц «Табакерки», однажды Анастасия поставила в театре коробочку с надписью «На помощь Насте Заворотнюк». Мол, муж выгоняет её с детьми из дома и ей очень нужны деньги. (Говорили, что таким образом она хотела «выдавить слезу» из руководителя Олега Табакова, чтобы он помог получить ей квартиру…) Кто-то из коллег «сбросился» для бедствующей, а кто-то задался вопросом: «А почему, собственно, мы должны помогать девушке, которая приезжает в театр на джипе за несколько десятков тысяч долларов?» Тогда Анастасия с мужем Дмитрием Стрюковым помирилась… Сегодня они в разводе.

Из театра Заворотнюк ушла со скандалом. Никого не предупредив, она не явилась на спектакль — из-за съёмок в «Няне». На сцену вышел Олег Табаков и извинился перед зрителями…

После выхода на экраны «Моей прекрасной няни» производители сериала неоднократно просили «Аргументы и факты»: «Возьмите интервью у Насти Заворотнюк! Она очень любит вашу газету».

В марте 2006 года мы связались с представителями Анастасии. Нам заявили, что теперь ждать встречи нужно несколько месяцев. Но через некоторое время в «АиФ» раздался звонок. Оказывается, у Заворотнюк теперь есть продюсер — Сергей Жигунов. И за полчаса интервью Настя хочет 1000 долл. А за фотосессию — 3 тысячи долларов. «И что, ждать нужно будет тоже несколько месяцев?» — «Нет, платное интервью вы получите сразу».

Наше издание не раз помогало пожилым актёрам. Мы видели, в какой бедности они живут, как трудно им находить деньги на лечение. Заворотнюк в нашем понимании к таким не относилась… Кстати, легенды советского кинематографа всегда были крайне смущены и отказывались от гонорара: «Я не могу взять деньги от газеты. Я советская актриса».

Когда «АиФ» предложил представителям «прекрасной няни» перечислить деньги на банковский счёт артистки и подписать договор о платной беседе, агенты сказали: нет проблем, Анастасия Стрюкова подпишет такой документ. (Актриса носила фамилию бывшего мужа — по крайней мере, так было в прошлом году.) Но затем разговор пошёл такой: «А не могли бы вы отдать деньги наличными?» На этом переговоры закончились.

 

«Нервничает, когда к ней близко подсаживаются»

Недавно в нашу редакцию снова позвонили: на экраны выходит триллер «Код Апокалипсиса». Главные герои — Венсан Перес и Анастасия Заворотнюк — будут давать интервью. Время встречи: 15.30. Когда корреспондент «АиФ» приехала в заявленный престижный кинотеатр, увидела «броуновское движение». Общением «звёзд» с прессой тут и не пахло. Московские и региональные журналисты бродили по холлу, пили кофе в баре и недоумевали, зачем их пригласили.

«А когда всё начнётся?» — обратилась я к девушкам-пиарщицам из компании, ведущей раскрутку картины. «Мы сами не знаем. Заворотнюк и Перес здесь. Обедают на втором этаже уже больше часа…»

Через два часа официант понёс в зал, где трапезничали актёры, бутылку элитного коньяка…

Потом выяснилось, что интервью, собственно, не будет. Это press-junket, объяснили мне. Иными словами, журналистов будут «сбивать» в группы по пять человек, и так они будут общаться со звёздами. «Хотя для „АиФ“ мы попробуем сделать исключение, — успокоили меня. — Может быть, несколько минут Настя поговорит с вами».

Меня удивило, что европейская знаменитость Венсан Перес пошёл, что называется, в народ: доброжелательно позировал фотографам, многим СМИ дал эксклюзивное интервью. (Беседу с актёром читайте в одном из следующих номеров «АиФ».) Даже специализированному изданию об автомобилях Перес подробно рассказал о своём «Лексусе».

К Заворотнюк же журналистов водили, как к святыне, — на второй этаж, в сопровождении представителей фирмы-прокатчика… Артистка постоянно повторяла, что безумно устала («Поймите, я ни жива ни мертва!») и больше не может общаться с прессой…

И вот — мой черёд. Нас с Анастасией разделяет длинный стеклянный стол, и она всё время переспрашивает: «Что?Повторите? Шумно, не слышно». — «Давайте я тогда пересяду к вам на диван». Однако через секунду мне в ухо зашептали: «Мы принесли вам стул. Пожалуйста, пересядьте! Настя нервничает, когда к ней близко подсаживаются».

- Анастасия, вы и ваш продюсер Жигунов стали требовать тысячу долларов всего за 30 минут беседы с вами, 3 тысячи — за фотосъёмку. Почему вдруг в какой-то момент вы решили, что ваша себестоимость так сильно выросла?

— (Её глаза сузились.) Следующий вопрос!

- Ещё недавно вы играли небольшие роли в театре. Сейчас реклама «Кода Апокалипсиса» на каждом углу. Наконец-то вы стали звездой?

— Когда я еду и вижу плакаты, думаю только о том, правильно ли организована реклама. Меня это волнует. Никакого суперподъёма относительно карьерного роста я не испытываю. У меня всё по делу, надо успеть обо всём подумать.

 

Повод для «аптимизма»

- Вышло очень много едких рецензий в адрес картины… Ну а сами-то вы довольны тем, как сыграли?

— Я удовлетворена. Маме, папе и детям понравился фильм. Нам звонили друзья из Астрахани — люди, с которыми мои родители вместе работали. Сказали: пошли на первый же сеанс «Кода», потом сели за стол. «У нас просто Новый год, мы гуляем здесь!»

Меня теперь спрашивают о роли-мечте. Как можно говорить об одной роли? Всё хочется. И комедию, и боевик, и мелодраму, и водевиль. И авторское кино. Везде тянет! Каждый раз, когда в руки попадается хороший сценарий, дрожишь, начинаешь читать вслух, не можешь уснуть! Понимаете?! Хочется только одного — чтобы это чувство не ушло! Когда оно уйдёт — всё.

- Вы выглядите эдаким Шварценеггером в этом фильме…

— Меня теперь называют и агентшей 007, и сравнивают с Анджелиной Джоли. Почему нет? Обожаю её. Но в любом случае нас не спутаешь.

Считаю, что это профессионально, когда актёр работает с дублёром. Лучше даже, чтобы не с одним. У меня была очень хорошая дублёрша. Чемпионка по спортивной гимнастике, живёт в Канаде, работала в Голливуде. Она «снимала» мою пластику, мы тренировались вместе, дублёрша должна была двигаться, как я. Чтобы со спины была я. Но в какой-то момент на простой пробежке она подвернула ногу. А через день снимали сцену на яхте — сумасшедшую драку. Естественно, мы что-то поменяли по ходу действия, но мне всё пришлось делать самостоятельно. 18 человек я там раскидала. Слава богу, что я не филонила и за два месяца до начала съёмок начала тренировки.

В «Коде Апокалипсиса» не только сцены боя были сложными для меня. Я там снялась обнажённой. Это было проблематично! Я стеснительная, и ничего со мной не сделаешь! Хотя разное писали, но вообще я трое суток не спала! Меня так воспитали. Всё сняли быстро и деликатно, лишних людей на площадке не было. В общем, щадили мою стеснительность. По крайней мере, не было заметно, как я краснела!

В конце беседы я попросила Анастасию написать несколько слов читателям «АиФ»: народ полюбил её после роли няни Вики. Заворотнюк поставила автограф. «А пожелания вы сами напишите». — «Я не могу это сделать за вас». Она дописала: «Дорогие! Удачи! Счастья!». Поставила «плюсик» и задумалась. «А оптимизм как пишется?»

Через «о», Настя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы