aif.ru counter
8682

Любовь, Гурченко и море. Как Владимир Меньшов снимал «Любовь и голуби»

Сюжет Наше старое кино
Сергей Соловьев называл Раису Захаровну «самым сомнительным элементом» картины и сетовал, что её в фильме слишком много.
Сергей Соловьев называл Раису Захаровну «самым сомнительным элементом» картины и сетовал, что её в фильме слишком много. © / Кадр из фильма

Тридцать пять лет назад в советский прокат вышла лирическая комедия Владимира Меньшова «Любовь и голуби». Предыдущей работой Меньшова был оскароносный фильм «Москва слезам не верит», но в СССР премия Американской киноакадемии почти ничего не значила. Правда, «Москва...» была удостоена и Государственной премии. Но во время и — особенно — после съемок картины Меньшов столкнулся с рядом трудностей, которые, впрочем, совсем не сказались на всенародной любви к фильму.

Случайность и закономерность

В одном интервью Владимир Меньшов вспоминал, что оказался в театре «Современник», где шёл спектакль «Любовь и голуби», совершенно случайно. Спектакль был «не в духе» театра, выбивался из его репертуара, зато вдохновил режиссера на то, чтобы перенести его на экран. В основе пьесы — реальная история, которую актер, драматург и сценарист Владимир Гуркин подсмотрел в родном городе Черемхове Иркутской области: там жили Василий и Надежда Кузякины, и женщина из управляющей компании местной шахты пыталась увести Василия из семьи. Гуркин даже не поменял фамилию своих героев, хотя и обещал сделать это. В итоге настоящие Кузякины обиделись на него и простили лишь много лет спустя.

Как бы то ни было, Меньшов взялся за постановку. Сценарий написал сам Гуркин, но Меньшов вспоминал, что многие сюжетные линии были придуманы им (например, расширенная линия разлучницы Раисы Захаровны), а многие фразы появились в фильме благодаря актерам. Натуру искали в Сибири (действие пьесы, как и в жизни, происходило в Черемхове), но нашли в карельском Медвежьегорске: там были нужные холмы, река, а одна семья согласилась предоставить съемочной группе свой дом. В общем, всё устроилось.

Неподходящий возраст

Надю — пострадавшую жену Василия Кузякина — Меньшов нашел в том самом спектакле «Современника»: в фильме эту героиню сыграла актриса Нина Дорошина. С её мужем режиссер тоже определился быстро, пригласив на эту роль Александра Михайлова. Правда, поначалу Меньшов провел ещё несколько проб, поскольку у Михайлова был очень плотный график. На эту роль претендовал и Сергей Юрский, который в итоге сыграл сильно пьющего соседа Кузякиных дядю Митю. Роль супруги дяди Мити — бабы Шуры — досталась жене Юрского, актрисе Наталье Теняковой. 

С возрастом персонажей получилась чехарда. Юрский — почти ровесник Дорошиной (они родились в 1935-м и 1934-м соответственно), но его герой значительно старше Нади. Михайлов с Теняковой — ровесники (родились в 1944-м), но баба Шура значительно старше героя Михайлова. В фильме проблему возраста решили пластическим гримом, состарив Юрского и Тенякову почти до неузнаваемости.

Кадр из фильма «Любовь и голуби», 1984 год
Юрского и Тенякову изменили почти до неузнаваемости. Кадр из фильма

Очень холодное море

Еще одной проблемой и еще одним испытанием для актеров стали съемки на море. Знаменитая сцена, в которой герой Михайлова выходит в открытую дверь своего дома и падает в море, снималась в бассейне. Но первый дубль оказался не слишком удачным, — актер забыл слова — а во время второго едва не случилась трагедия. Водолазы, снимавшие с Михайлова костюм, замешкались, и он едва не захлебнулся. Сцену переснимали в третий раз, и тогда всё получилось.

Впрочем, сам Меньшов особых проблем в этой сцене не видел. В интервью он признавал, что был «момент опасности», но говорил, что всё было не так рискованно, как это описывают. Правда, другие трудности сцен на море это не исключает: снимали на Черном море в конце осени, и Михайлову с Гурченко приходилось играть летний отдых в ледяной воде.

Cнимали на Черном море в конце осени, и Михайлову с Гурченко приходилось играть летний отдых в ледяной воде. Кадр из фильма

Неласковый прием

Худсовет картину поначалу забраковал. Уже начиналась борьба с пьянством, которая позже вылилась в повышение цен на спиртное и вырубание виноградников по всей стране. Сцены, в которых герои выпивали, убирали даже из советской киноклассики, а в картине Меньшова был персонаж второго плана, который был алкоголиком и не упускал возможности выпить, особенно задаром (сыгранный Юрским дядя Митя). «Любовь и голуби» называли пошлым и безвкусным фильмом (несмотря на популярность спектакля), критиковали буквально всё и требовали вырезать самые сомнительные эпизоды.

Досталось от экспертов, кстати, не только персонажу Юрского, но и героине Гурченко. Режиссер Сергей Соловьев называл Раису Захаровну «самым сомнительным элементом» картины и сетовал, что её в фильме слишком много.

Фото: Кадр из фильма

Владимир Меньшов свою картину отстоял. Были убраны некоторые сцены, но линии всех героев остались неприкосновенными. Переделки заняли почти год: Меньшов огорчался, что из-за задержки фильм не попал в номинации различных премий. Режиссер был уверен, что картина получила бы свой «Оскар».

«Помню, как тяжело все шло и какой кошмар я испытывал на съемочной площадке, когда временами вообще не понимал, как это снимать. Только за счет всеобщего вдохновения все сложилось так, что, когда я посмотрел отснятый материал, понял: это не я, это выше, чем я», — признавался Меньшов в интервью «МК».

Сейчас «Любовь и голуби» — признанная классика советского кинематографа, картина по праву входит в золотой фонд киноконцерна «Мосфильм», а фразы из неё давно ушли в народ, особенно пассаж про «сучку крашену». Ну и, разумеется, ответ героини Гурченко: «Почему же крашеная, это мой натуральный цвет!»

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы