2881

Анатомия кризиса. Когда авторынок пойдёт на поправку?

Российский автомобильный рынок приостановил падение: по данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), июнь показал лучший результат за последние четыре месяца. Конечно, ни о каком росте речи не идёт (-29,7% к июню 2014 года), главный вопрос — достиг ли рынок состояния «дальше падать некуда» или ещё нет? Желание поскорее очутиться на дне может выглядеть странно, но экономисты знают: не достигнув его, не начнешь всплытия. Так что же, прошедший июнь дал рынку искомую точку опоры или, как в американских горках, вагонетки на секунду притормозили, чтобы обрушиться в новую бездну? Чтобы ответить на вопрос, придётся сначала разобраться с природой нынешнего кризиса.

«Когда это понимаешь, хочется схватиться за голову»

В январе 2015 года комитет автопроизводителей АЕБ собрался на ежегодное заседание; не нужно было быть физиономистом, чтобы понять по лицам бизнесменов, что дело плохо. Перед новым годом россияне в панике смели с прилавков всё, что имело хоть какую-нибудь долгосрочную ценность; и уж, конечно, выкупили весь ассортимент автосалонов. За бум продаж нужно было расплатиться неизбежным падением в первом полугодии, плюс присутствовала общая неопределённость. Помните пророчества, что доллар будет стоить сто рублей и больше?

Это не сбылось, по крайней мере пока; национальная валюта худо-бедно стабилизировалась. Но, несмотря на то, что в первом полугодии россияне больше говорили про кризис, чем действительно ощущали его воздействие, на рынке начали происходить неслыханные вещи. В феврале Россию покинул General Motors, работавший у нас с 90-х годов. А ведь экономические показатели того смутного времени были несравнимо хуже.

Что же так испугало западных предпринимателей? Это не первый кризис на нашем рынке; и прогноз, выданный АЕБ в январе, был далеко не худшим: −24% к 2014 году (то есть, 1,9 миллионов проданных автомобилей). Сейчас он скорректирован до −36% (1,55 миллионов автомобилей), но это всё равно лучше обвала 2009 года (–49%, 1,48 миллионов машин). Возникает закономерный вопрос: чем этот кризис опаснее предыдущих?

По мнению президента Ассоциации российских автомобильных дилеров (РОАД) Владимира Моженкова, главная неприятность в том, что кризис носит кумулятивный характер: «Так получилось, что на рынке я переживаю уже третий кризис. Первый был в 1998 году, он пришёл из Азии, то есть был не нашим. Экономика после него быстро отскочила. Следующий кризис 2008 года пришёл из США, он был связан с их кредитной и ипотечной системами. Тоже не наш, и мы быстро оправились. Но затем начали отказывать, давать сбои какие-то модели уже нашей экономики. Причём ещё в те времена, когда нефть стоила больше 100 долларов за баррель».

«Авторынок стал падать в марте 2013 года. Фактически мы падаем уже 2,5 года. То есть, когда мы слышим, что рынок сократится на 36%, это действительно кажется меньше, чем в 2009 году. Но это относительные цифры. В абсолютных величинах мы просели по отношению к 2014 году, который, в свою очередь, был хуже, чем 2013-й. Таким образом, за эти два года рынок сократился вдвое и продолжает падение. Когда это понимаешь, хочется схватиться за голову — сегодня мы подошли к черте, за которой катастрофа», — подчеркнул эксперт.

Схожего мнения придерживается и ведущий аналитик агентства «Автостат» Азат Тимерханов: «Нынешний кризис отличается тем, что он более продолжительный по времени, более вялотекущий. В этот раз рынок падает не так резко, более плавно, на протяжении нескольких лет, причём темпы падения усиливаются. А вот в 2009 году падение было очень резкое, в течение одного года, после чего последовало уверенное трёхлетнее восстановление». 

Теперь же к экономическим факторам добавились ещё и геополитические, продолжил Тимерханов. В таких условиях отдельные производители, позиции которых на российском рынке слабы (такие, как Seat, Luxgen), просто пришли к выводу, что лучше свернуть свою деятельность в нашей стране. Хотя в случае с американской корпорацией General Motors (Opel, Chevrolet) в большей степени имеет место политика, чем здравый смысл.

Истина посередине

Сход подобной лавины не остановишь незначительным всплеском продаж; в июне правительству удалось добиться отсрочки в развитии кризиса авторынка. Эффективно сработали меры поддержки — субсидирование автокредитов, продление программ утилизации (действенность этих шагов в своём докладе отметил председатель комитета автопроизводителей АЕБ Йорг Шрайбер). Но всё равно это похоже на работу аппарата искусственного дыхания; так не может продолжаться вечно. А чтобы задышать «полной грудью», рынку необходимо полноценное возобновление потребительской активности; то есть, граждане должны перестать откладывать деньги «на чёрный день». Вот только поводов для подобного оптимизма пока что не наблюдается.

«В ближайшее укрепление рынка хотелось бы верить. Но мы знаем, что США ещё не сняли санкции ни с одной страны, в отношении которых они были введены. Вдруг мы тоже будем под санкциями полвека, как Куба? От этих мыслей делается не по себе», — признаётся президент РОАД.

В самом наилучшем случае рынок покажет незначительный рост (+15%) только в будущем году и только если цена за баррель нефти увеличится до 80$, что позволит восстановиться российской экономике — такого мнения придерживается ведущий аналитик «Автостат». В пессимистичном сценарии рынок может нащупать своё «дно» только в следующем году, упав ещё примерно на 10%.

К сожалению, причины для пессимизма самые серьёзные: «Возвращение Ирана на нефтяной рынок может сохранить довольно низкие цены на нефть (менее 50 долларов за баррель) на протяжении длительного времени. Если это произойдёт, то рост авторынка будет возможен не ранее 2017 года. А истина, как говорится, посередине», — отметил Азат Тимерханов.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы