25817

Горная магия Уллу-Тау. В Балкарском ущелье исполняются желания

В Приэльбрусье верят, что на вершине «мать-горы» живут ангелы, исполняющие желания.
В Приэльбрусье верят, что на вершине «мать-горы» живут ангелы, исполняющие желания. / Фото: Александра Полянская / АиФ

Уллу-Тау - знаменитая «мать-гора» в ущелье Адыр-Су, где бьют источники с живой и мёртвой водой и каждый год собирается множество туристов и паломников. По преданию, эта вершина является своеобразным мостом для общения с Богом, а на её склонах живут его служители - ангелы. Проживающие в верховьях Кавказа балкарцы издавна приходили к Уллу-Тау, чтобы вымолить себе ребёнка, привозили к подножию неизлечимых больных. Здесь, на самой высокогорной базе на Северном Кавказе, в альпинистском лагере Уллу-Тау побывал наш корреспондент.

Кстати
Горный массив Уллу-Тау является частью Главного Кавказского хребта. Высшая точка - 4207 м. По гребню проходит граница России и Грузии. От Баксанской долины ущелье Адыр-Су (протяжённость 14 км) отделено 200-метровой скальной ступенью. Дорога сюда начинается от селения Верхний Баксан. Машины попадают в ущелье с помощью подъёмника-фуникулёра, а люди - по серпантину металлической лестницы. Чтобы попасть в Адыр-Су, необходим спецпропуск.

«Мать-гора» меня приняла!»

Всякий раз, когда я приезжаю в ущелье Адыр-Су, не покидает ощущение того, что всё происходящее здесь - результат тончайшей работы некой силы, обладающей невероятным уровнем мастерства. Изощрённая горная цивилизация, мир снегов и целебных трав, скалистых громадин и ревущих рек - моя любимая душевная резиденция, драгоценный кусочек неприкосновенного мира, живущего по своим законам и привычкам.

Мир снегов и целебных трав, скалистых вершин и ревущих рек
Мир снегов и целебных трав, скалистых вершин и ревущих рек. Фото: АиФ/ Александра Полянская

Здесь ничего не меняется год от года: горы по-прежнему грациозны и величественны, а кочегар Хус из альплагеря Уллу-Тау бежит нам навстречу всё в той же шапке, что и пару лет назад. Тонкие руки Хуса с чёрной, кажется, навеки въевшейся грязью под ногтями, обнимают нас. Он похож на отшельника, но при этом в нём есть совершенно необузданная потребность вырваться из одиночества. Хус в какой-то степени отражает природу гор - безумную, тонкую, отречённую и магическую... Знакомст­во с ней происходит в первые же минуты пребывания в ущелье. Всех новичков на Уллу-Тау ожидает некая проверка: горы как бы «считывают» с новоприбывших информацию, и в том случае, если к ним пришли с миром, пропускают человека на свою территорию, позволяют раствориться в них... 

Фото: АиФ/ Александра Полянская

«Я чувствую себя очень ослабленной и не могу идти дальше!» - сетует подруга, ещё минуту назад излучавшая энергию. Сев на камень, жду её, смотрю на небо и ловлю солнечные лучи. Если долго глядеть на горное солнце, а потом закрыть ладонями глаза, то можно увидеть заснеженные вершины. Такая вот игра воображения... «Они меня приняли, приняли! - наконец кричит Наташа. - Мне хочется целовать каждый камень, пить из каждого ручья, лежать и разговаривать с горами!» 

Мы сидим у подножия хозяйки ущелья - горы Уллу-Тау и наблюдаем за очередной группой туристов, пришедших к ней за помощью. За последние лет семь Уллу-Тау превратилась для многих альпинистов в «мать-гору» и привлекает к себе сотни паломников, приезжающих к ней за исполнением желаний, чаще всего за деторождением. «О, это просто выдумка, рекламный ход для привлечения туристов. И ведь сработало, едут и просят детей, говорят, что даже помогает. Мы и сами не прочь помочь жаждущим исполнить это желание…» - шутит местный житель. «Вы не верите в силу горы?» - спрашиваем у него. Горы сами по себе есть сосредоточение силы, но они не нуждаются в рекламе…

Утро, ручьи и ангелы

Уже прорычал последний залп генератора, и в лагере воцаряется тьма. Языки костра выхватывают из темноты лица завсегдатаев альпбазы. Юрий Иванович Порохня с супругой Александрой, Ким Кириллович, Евгений Монаенков с супругой Ириной - легенды отечественного альпинизма. «Для нас горы - это прежде всего работа, хотя, безусловно, здесь отдыхает душа, - рассказывает под шум ночной реки Евгений Монаенков. - Горы - непростые товарищи и часто примеряют на себя суровость, но это не останавливает нас. Я впервые приехал в Уллу-Тау, будучи 18-летним мальчиком, сейчас мне за 60, но я по-прежнему использую любую возможность, чтобы снова прикоснуться к этому миру. Для многих наших друзей горы стали вечным пристанищем совершенного покоя. Но, как пел Высоцкий, это лучше, чем многое другое…»

Снежные барсы, покорители вершин каждый год собираются в альплагере Уллу-Тау
Снежные барсы, покорители вершин каждый год собираются в альплагере «Уллу-Тау». Фото: АиФ/ Александра Полянская

Иду в сторону снесённого селем лет 30 назад альплагеря Джайлык. Там, среди огромных подушек мха, тёк ручеёк. Приезжая сюда, я всегда бежала к нему и, опускаясь на колени, наклоняясь, шептала: «Привет». После чего ручеёк начинал неистово бурлить. Однако, подойдя к лагерю на этот раз, я уже не вижу ручья: на его месте громоздятся палки и помятая трава. Ничего не поделать - новая сель... Хочется позвонить друзьям и поделиться своим настроением, но на высоте 2380 м не ловит сотовая связь. Захожу в лесок и долго смотрю на вершину Уллу-Тау. Говорят, там живут ангелы. Здесь трудно в это не верить… 

Сегодня в наших планах - несложный трекинг. Отправляемся в поход на «райские» ночёвки, находящиеся под южными склонами Западных вершин массива Тютю-Баши. Райскими они называются потому, что последний подъём-«взлёт» перед остановкой очень крутой, и, поднявшись, ты ощущаешь лёгкость, схожую с райской… 

Фото: АиФ/ Александра Полянская

Ставим палатки, готовим чай и разбредаемся кто куда. Солнце играет в прятки, окончательно потерявшись в вечернем небе, а из ущелья начинают свой забег облака. Устроилась поудобнее на камне, пусть облако поглощает меня. Сидеть в нём - любимое развлечение.

«АиФ» без границ № 29

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество