1048

Остров Кенгуру и кенгуру. А также коалы и поссумы

Фото: Елизавета Кирина

Автор, Елизавета КиринаЧасть 1. Австралия: путь от Мельбурна до Аделаиды

Часть 2. Остров Кенгуру, пеликаны в очках, морские львы и ехидна

Пока ехали к роще, обнаружили в поле редчайших куриных гусей, спокойно вкушающих травку.

Эти гуси обитают только на юге Австралии и многочисленным видом не являются. Ко всему прочему, они активно уничтожались фермерами, поскольку конкурировали с их драгоценными овцами за пастбища, пока в дело не вмешались защитники природы и не взяли гусей под охрану. Сейчас гуси занесены в Красную Международную книгу. Куриный гусь - птица необычная. Он огромных размеров, до метра в длину. Клюв у него ярко-желто-салатового цвета, будто бы выкрашенный фломастером.

  Фото: Елизавета Кирина

 

Хорошо бегает, но летает неохотно и тяжело. Создает одну пару на всю жизнь. При этом родственником он ни гусям, ни курам не приходится. Кому он родственник, я так и не поняла, у него какое-то сложное место в биологической систематике.

Чем ближе подъезжали к роще, тем больше было животных. Под развесистым эвкалиптом возлежал крупный кенгуру.

Фото: Елизавета Кирина 

В кроне эвкалипта красовалась пара розовых какаду, с радостью демонстрируя себя в разных ракурсах.

Фото: Елизавета Кирина 

Мы, воодушевленные, припарковали машину и пошли в кассу, поскольку вход в рощу был, конечно, не бесплатный. Там нам дали карту и показали где лучше искать коал. "Вы их можете увидеть где угодно, но днем они забираются высоко на деревья и спят" - сказала нам миловидная девушка за стойкой. "В этой части рощи" - добавила она, указывая на дальний уголок, - "обычно сидят самые толстые коалы".

Этот уголок мы решили оставить на десерт и начали поиск с другого конца. Нас сопровождали австралийские сороки, больше напоминающие ворон с белым клювом.

Фото: Елизавета Кирина 

Коалы действительно висели на деревьях. Но все они были очень высоко, можно было разглядеть только что-то серое и пушистое в продолговатых эвкалиптовых листьях. Зато в кустах и на открытых полянках сидели и лежали ленивые кенгуру. Кто-то чесался, кто-то сладко зевал...

 

Фото: Елизавета Кирина

 

Людей они почти не боялись, но все же близко не подпускали, предусмотрительно отходили подальше. Мы обошли всю рощу, но так и не нашли ни одного коалу висящего так, чтобы его можно было рассмотреть. Уже почти решив, что ничего большего мы не увидим, предприняли последнюю попытку внимательного осмотра места «толстых коал». Одного крепко спящего мишку удалось таки обнаружить в зоне видимости.

 

Фото: Елизавета Кирина

 

А на другом дереве нашелся еще один, как по заказу, сидящий прямо на глазах. Он даже не спал, а чесал задней лапой с большими когтями переднюю, рассеянно нас разглядывая. Потом он медленно повернулся задом и заснул. Сеанс знакомства с коалами был окончен.

Но мы намеревались вернуться в эту рощу в сумерках, чтобы понаблюдать за местными обитателями не в сонные дневные часы, а когда начинается все самое интересное. И кенгуру и коалы активны в ночное время, а еще на сцену выходят сугубо ночные поссумы, с которыми тоже очень хотелось познакомиться.

Перед выходом из рощи стояла кормушка, под которой кормились два валлаби. К ним подлетел красный попугай, но я спугнула его, и он вспорхнул на ветку с видом, выражающим вселенскую скорбь.

Фото: Елизавета Кирина 

После коал по плану было купание в море. Недалеко от рощи мы нашли на карте пляж, солнце сияло, все складывалось наилучшим образом . Дочь прыгала от нетерпения, ей уже надоели все эти животные и хотелось поскорей порезвиться в волнах. К пляжу вела пыльная грунтовая дорога, заросшая по обочинам оранжевыми маками.

Неожиданно мы уперлись в тупик, к морю спускалась тропинка. А с тропинки открывался божественный вид. Море было темно-синим на горизонте и ласково бирюзовым около прибоя. Вдали вздымались суровые волны, но ближе к берегу они рассыпались на кружевную пену, рисуя ажурные узоры на белоснежном песке.

 

Фото: Елизавета Кирина

 

 

Фото: Елизавета Кирина

 

Пляж обрамляли скалы, поросшие красными суккулентами, устилающими серые камни, как обрывки пушистого ковра.

Фото: Елизавета Кирина 

Юля мгновенно помчалась в воду.

 

Фото: Елизавета Кирина

 

Вода была ледяной, поэтому я предпочла остаться на берегу и любоваться видами. На мелком месте сидели чайки и крачки, принимая морские и солнечные ванны.

Фото: Елизавета Кирина 

Я подошла слишком близко и распугала всю компанию, крачки улетели совсем, а чайки отлетели подальше. Пляж был совсем пустой, хотя возле дороги стояли какие-то домики с припаркованными джипами и моторными лодками. Только когда мы уже собрались уходить, к морю пришло еще одно семейство с детьми и собаками. А мы поехали дальше, в национальный парк Флиндерс Чейс (Flinders Chase) чтобы увидеть знаменитые Remarkable rock, или Удивительные скалы.

Въезд в парк был платным, нужно было купить пропуск. Как всегда водится в таких случаях, въезд в парк был оформлен большим сувенирным магазином и кафе. Там мы накупили всякой всячины вроде крема на основе жира страуса эму, мыла с экстрактом чайного дерева и шортов, раскрашенных под австралийский флаг. Там же подкрепились кофе с бутербродами.

Почему-то огромные участки леса в этом национальном парке были совсем высохшими.

Фото: Елизавета Кирина 

До горизонта простиралось серое поле мертвых деревьев. Не знаю, как можно объяснить этот феномен, но, надеюсь, что природа не терпит пустоты, и вскоре эти леса вновь зазеленеют...

Ландшафт в парке холмистый, дорога весело бежала к морю, прыгая вверх и вниз.

Фото: Елизавета Кирина 

На повороте показался мыс в виде круглой скалы, похожей на купол, сверху которой как будто-бы насыпали горстку камней.

Фото: Елизавета Кирина 

Это и были те самые Удивительные скалы. Издалека они выглядели совсем маленькими и неприметными.

Подъехав поближе, мы увидели, что скалы стали похожи на стадо бегемотов, сбившихся в отчаявшуюся кучу на круглом куполе, и понятия не имеющих, как оттуда выбраться.

Фото: Елизавета Кирина 

Чем ближе подбирались к камням, тем больше захватывало дух. Огромные каменные скульптуры, будто бы выточенные безумным скульптором, поражали воображение.

Фото: Елизавета Кирина 

Грандиозные глыбы с фантастическими очертаниями, острыми углами, округлыми формами, полые внутри, завернутые, как листы бумаги, нависали и окружали, полностью разрушая все привычные представления о законах физики.

  Фото: Елизавета Кирина

 

  Фото: Елизавета Кирина

 

В справочниках написано, что эти камни формировались из монолитной скалы в течение 500 миллионов лет, вода и ветер разрушили породу, которая осыпалась, оставляя раскуроченные глыбы. В процессе формирования поучаствовал и оранжевый лишайник, покрывающий поверхность камней, и придающий им еще более фантастический вид.

Особенно удивляли камни полые изнутри, словно пустой капюшон, или просто пустой камень со входом, куда можно залезть, и, при необходимости, даже переночевать.

Фото: Елизавета Кирина 

Эти скалы, наверное, самое известное туристическое место на острове Кенгуру, все группы туристов без исключения везут туда. С одной стороны, это понятно, поскольку побывать на острове и не увидеть этого чуда непростительно. А с другой стороны, так много туристов бродят по этим камням, что и не протолкнуться... Еще удивило, что при таком массовом посещении нет никакой системы безопасности, кроме скромных предупреждающих табличек. А, между тем, камни эти довольно скользкие, и ветер там дует сильный. Свалиться прямо в море с покатой поверхности проще простого.

Недалеко от Удивительных скал находилось еще одно место, достойное просмотра, это так называемая Адмиралтейская арка (Admirals Arc), расположенная на самом южном мысе острова Кенгуру. На этом мысе стоит красивый маяк, а от маяка по деревянным дорожкам можно спуститься по склону вниз к морю, любуясь видами.

К этом у времени, я уже устала, и не стала тащить с собой весь рюкзак с фототехникой. Раз там только виды, подумала я, то ограничусь широкоугольным объективом. Но, спустившись вниз, я очень пожалела об этом. Все склоны устилали совершенно невообразимые ползучие растения вроде суккулентов красного и оранжевого цвета с неожиданно прекрасными цветами.

 

Фото: Елизавета Кирина 

Красный и оранжевый ковер оттеняли сухоцветы очень светлого, почти белого оттенка, усыпанные шариками плодов. Эти цветовые сочетания неба, моря и какой-то неземной растительности заворожили меня.

 

Автор фото

 

А внизу, там, где волны разбивались о скалистый берег, ревели мохнатые новозеландские котики.

Фото: Елизавета Кирина 

У многих мамаш были маленькие котята, один потерялся и ползал по плоскому камню, ища убежища.

Фото: Елизавета Кирина 

Другого мамаша толкала носом поближе к скале, малыш сопротивлялся и не слушался. Маме надоело с ним возиться, она его бросила, залезла на выступ и заснула спокойно, оставив котенка самостоятельно карабкаться под ее теплый бок.

Деревянная дорога заканчивалась необычным видом на прибой через пещеру в скале.

Фото: Елизавета Кирина 

Это и была Адмиралтейская арка. Каждый, кто приезжает на остров Кенгуру, считает своим долгом сделать фотографию этого вида. Особенно эффектные фотографии получаются на закате, когда солнце окрашивает скалы и море в розовый цвет, а лохматая черная арка пещеры оттеняет нежный отблеск уходящего дня... Но, к сожалению, у нас не было возможности пробыть здесь до заката. К закату солнца нам нужно было возвращаться в коаловую рощу.

Когда поднимались наверх, вышло солнце, и под его лучами все краски засияли так ярко, что закружилась голова от этой суровой красоты.

Прекрасное синее море разбивало свои волны о скалистый берег, ветер вольно гулял среди скал, мохнатые котики ныряли в холодных волнах...

Фото: Елизавета Кирина 

Я была потрясена энегетикой и характером этого мыса, совсем не ожидала такого эффекта. От всей души надеюсь, что в жизни сложится возможность приехать сюда еще, надолго, изучить получше тайны изрезанных скал... Но время, как известно, не ждет, настала пора возвращаться в отель, а оттуда к коалам.

В отеле нас ждали валлаби, которых было так приятно покормить.

Фото: Елизавета Кирина 

А один турист даже лег на землю, насыпав корм себе на живот. Валлаби смотрели на него с опаской и удивлением. Ни один из них не стал есть с живота, и турист, пролежав на земле битых полчаса, потерял терпение и ушел.

Наступал закат, и мы поехали в коаловую рощу. В том поле, где утром мы видели куриных гусей, теперь паслись большие серые кенгуру.

Фото: Елизавета Кирина 

В роще собралась уже целая группа, желающая посмотреть на ночных коал и поссумов. Та самая миловидная девушка, которая утром продавала нам билеты, была в роли проводника на вечерний тур. Она была вооружена большим фонарем. Кроме этого у нее было два помощника с таким же большими фонарями, которые ходили по роще и разыскивали животных. Все сонные кенгуру, которых мы видели днем, теперь бодро скакали по парку. Один кенгуру стоял гордо на задних лапах, демонстрируя себя.

Фото: Елизавета Кирина 

Миловидная девушка повела нас в тот участок рощи, где были толстые коалы. И действительно, совсем скоро мы увидели красивую самочку, не спеша слезающую по дереву на землю.

Фото: Елизавета Кирина 

Не обращая на нас никакого внимания, она спокойно спускалась по стволу. Спустившись, постояла немного, прижавшись телом к коре. А потом пошла через дорогу, сохраняя выдержанность и спокойствие души. Выбрала себе другой эвкалипт, видимо, с более сочными и вкусными листьями, забралась на него и скрылась в густой листве.

На соседнем дереве ужинал другой мишка.

Фото: Елизавета Кирина 

Хотя, строго говоря, коалы вовсе никакие не мишки. Они единственные представители семейства коаловых. Животные привиредливые, едят исключительно листья эвкалипта, исключительно определенного вида. Ничего другого категорически не едят. Поэтому их невозможно содержать в неволе в тех странах, где необходимый им вид эвкалипта расти не может. При этом коалы совершенно беззащитны и инфантильны. Если коалу обидеть, он не будет защищаться, будет лишь ронять крупные слезы Так написано во многих путеводителях. Но когти у них, тем не менее, довольно крепкие и острые.

На остров Кенгуру коалы были завезены, и им там так понравилось, что они размножились и сожрали практически все эвкалипты. Чтобы спасти оставшиеся эвкалипты и коал, пришлось регулировать их численность путем насильственной стерилизации.

А еще коала удивительна тем, что, когда ее детеныш становиться настолько большим, чтобы оставить молочную диету, но еще не настолько взрослым, чтобы самостоятельно переваривать ядовитые эвкалиптовые листья, мама, с помощью некоей внутренней алхимии, вместо экскрементов выделяет что-то вроде детского эвкалиптового пюре, чем и кормит своего малыша, пока он не подготовится окончательно к самостоятельной жизни.

Мы шли по темной роще, только пятна от фонарей скользили по деревьям. Где-то в глубине громким криком душевнобольного кричал коала, призывая подруг. Везде, как тени, прыгали большие и малые кенгуру, и это было так странно, что я чувствовала себя Алисой в зазеркалье.

Световое пятно замерло на одном из деревьев. Из веток выглядывала ушастая модочка с розовым носом и большими блестящими глазами.

Фото: Елизавета Кирина 

"Это поссум" - пояснила девушка. Их очень много в парке, но увидеть их можно только в темноте, в светлое время они спят, забившись в дупла. Действительно, если присмотреться, поссумы сидели везде. На каждой из кормушек, расставленных в роще, сидело по поссуму.

Фото: Елизавета Кирина 

В парке они были пугливы, если я делала шаг к ним, то они мгновенно, с непередаваемой грацией исчезали в листве деревьев. Пушистый хвост поссума пушист только с одной стороны, с внешней. С внутренней он гладкий, как лента, чтобы ему было удобнее цепляться за ветки.

Когда мы уже выходили из рощи, к нашей миловидной девушке-гиду прискакала самка-кенгуру. Она, как собака, тыкалась девушке в руки мордой и хватала её передними ручками. "Эта кенгуру беременна, и все время хочет есть" - сказала девушка, протягивая ей корм. Другой рукой она оттянула ей сумку и посветила внутрь фонариком. Внутри сидел крошечный кенгуренок, еще без шерсти, свернутый, как червячок. Рожденный еще совсем недоразвитым зародышем, он самостоятельно проделал путь по маминой шерсти от хвоста до сумки, залез туда и теперь развивается в тепле и довольствии до настощего сильного кенгуру.

Ночная экскурсия закончилась, мы поехали обратно. Дорогу постоянно перебегали животные, ехать надо было очень острожно, сбить их ничего не стоит.

Перед сном мы немного посидели на террасе в плетеных креслах, слушая звуки ночи и любуясь на звезды. Я подкармливала валлаби, который к ночи осмелел настолько, что даже давал себя погладить. И тут пришли поссумы. Их было два, они с вороватой грацией исследовали все террасы на предмет чего бы утащить. Я насыпала немного корма на деревянный пол, и толстый поссум незамледительно появился рядом. Я протянула руку с кормом, и поссум, ничуть не смутясь, подошел ко мне. Но вместо того, чтобы поесть с руки, больно укусил меня за палец. Можно было гордиться, меня укусил опоссум! С руки я его больше кормить не пыталась, просто высыпала весь корм на дорожку, где стала разворачиваться борьба валлаби против поссума за право поесть. Валлаби оказался сильней, он шипел на поссума и принимал угрожающую позу. Поссума это впечатлило и он тихо ретировался в темноту...

Продолжение следует...

Читайте предущие части рассказа Елизаветы Кириной:

Часть 1. Австралия: путь от Мельбурна до Аделаиды

Часть 2. Остров Кенгуру, пеликаны в очках, морские львы и ехидна

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество