1999

Золотая Колыма: где запрятано ведро с самородками?

Ведро «жёлтого дьявола»

Это богатство оставили в зоне вечной мерзлоты местные заключённые. Вскоре после Великой Отечественной войны на долю зэков выпала участь разрабатывать богатейшее золотоносное месторождение в монолите земли, схваченной льдом на глубину до трёх метров. План перевыполнялся - жила оказалась вдвое богаче знаменитых месторождений Аляски. Излишки добытого зэки потихоньку сбрасывали в укромном месте в обыкновенную лохань. Время от времени мерзлотные воды затопляли штольню. Бадью всякий раз успевали перепрятать. Но однажды от такого хлынувшего потока рабочие едва унесли ноги. Так и осталась «золотая лохань» во глубине колымских руд...

Где золото, там и тайны. На месте бывших и действующих шурфов и приисков, где старатели добывали драгоценный металл, издавна ищут клады - и иногда находят. Не исключением стала и Колыма, в недрах которой «жёлтого дьявола» было не меньше, чем на Аляске или в Калифорнии. Местные краеведы убеждены, что по количеству кладов на душу населения Колыма и Чукотка и сегодня занимают первое место в мире. Во время нескольких путешествий по колымской трассе от Магадана до посёлков Сеймчан, Сусуман и Бурхала в верховьях реки Колымы я услышал множество историй, которые можно назвать и преданиями, имеющими реальную основу, и колымскими байками.

Однажды в знаменитом ресторане на первом этаже гостиницы «Магадан» за рюмкой водки с традиционной икрой старожилы рассказали мне легенду о том, как перед войной на Чукотке, в районе посёлка Мыс Шмидта, один лётчик произвёл очень выгодный обмен. Он выменял у чукчи за винчестер бидон золотого песка и самородков... Ходили также и слухи о катастрофе в конце 1950-х - начале 1960-х гг. самолёта с золотом, добытым в старательских артелях. Место падения якобы так и осталось неизвестным. Называют три возможных района: близ посёлков Марково и Сеймчан, а также на границе с Хабаровским краем.

Но самой знаменитой и загадочной из кладоискательских историй считается легенда о пропаже золота, добытого в 1928 г. первой колымской экспедицией под руководством талантливого геолога Юрия Билибина. Оказывается, нашёлся человек, который смог украсть целых 20 кг экспедиционного золота, и не просто украсть, но и надёжно их спрятать. Правда, воспользоваться этим сокровищем ему так и не пришлось: в итоге удачливого вора отправили этапом в Магадан, а оттуда на Соловки, где его ждал расстрел. Однако, как в классическом приключенческом романе, перед смертью он успел рассказать одному из заключённых о координатах и приметах того места, где спрятал украденное. Тот искал, но не нашёл. Так что и в наши дни ещё не поздно пройтись по маршруту первопроходцев. Авось и повезёт. Имейте в виду, согласно официальным отчётам, экспедиции удалось добыть не более трёх килограммов образцов золота, часть из которого была обнаружена совершенно случайно в тайге в банке из-под какао.

А вот что рассказывал, вернувшись в Москву в 1947 г., колымский старатель по прозвищу Дядя Вася: «Мыли мы золото на прииске Галимый. Инструмент - кайло да лопата. Пока план сдачи металла не выполнишь, бригаду из забоя не выпускают, пусть хоть все погибнут на месте. Я же стал сверх плана золото не сдавать, а припрятывать. Раз в неделю зэки отдыхали, а я доставал из тайника свои заначки и сдавал. У меня там, в заветном месте, осталось лежать килограмма три золотяшки. Вот умрёт Сталин, вернусь на Колыму, найду свой клад и буду богатым!..»

Однако сам Дядя Вася так и не добрался до заветного прииска и умер в обыкновенной коммуналке.

Вооружённый прииск

Страсти по золотому тельцу не стихают на Колыме и сейчас. За драгоценный металл идёт скрытая, а иногда и реальная война. Особый накал она приобрела в «лихие 90-е» и начале 2000-х. Однажды, например, трое бандитов в камуфляже напали на «Урал», перевозивший артельное золото. Они устроили на дороге заградительный барьер из самодельных металлических «ежей». «Это, - объяснил мне местный гаишник, - такие самодельные штуковины, типа металлических уголков, на которые приварены штыри». Конструкция была замаскирована в луже. Когда автомобиль по этой луже проехал, у него пробило шины. Угрожая оружием, грабители приказали водителю лечь на землю, связали его и обыскали машину.

Отбиваться от криминала приходилось и старателям на приисках. Известный пример - «осада» золотодобывающей артели «Полевая». Её гендиректор Николай Дереженец в своё время вступил с бандитами в вынужденную схватку. Когда он стал собственником артели с коллективом из 130 старателей, на прииске появились кавказцы с предложением контролировать его бизнес. А после того, как он отказался, открыли стрельбу, сожгли бульдозер. Чтобы защитить своё дело, Дереженец вооружил рабочих карабинами и организовал, кстати, успешную оборону прииска.

«С тех пор золотой криминал немного поутих, - констатирует начальник другого прииска, с которым мы пили чай у артельного костра. Заварив настоящий чифир, он разлил бурую жидкость по кружкам и обвёл рукой окрестные сопки:

- Есть ещё в тайге золотишко. И внукам хватит!

За год на Колыме добывают почти 5 тыс. тонн золота. «Однако, - уточняет местный оперативник, - так было не всегда. К примеру, во времена ельцинского «раздрая» его добыча резко упала. Компетентные органы связывали это с массовыми хищениями. Именно тогда в регионе начали действовать устойчивые криминальные группы, имеющие выход за рубеж. Эта хорошо протоптанная тропа вела через Ингушетию в Турцию. По той же дороге из-за кордона поступали оружие и наркотики. На чёрном рынке Магадана появился кокаин высокой очистки.

В ту эпоху поменялась и сама расстановка сил в среде старателей. В СССР золотодобычей на Колыме занимались преимущественно русские и украинцы, однако затем её подмяли под себя этнические группировки: в частности, ингушская мафия - так называемый «Трест Ингушзолото». Много мифов и легенд об этой криминальной структуре ходило и в 2000-е. Так, однажды Магаданский областной суд выпустил двух ингушей, пойманных на перевозке на Кавказ 200 кг золота, в обмен на российских военнопленных. Это знал и ныне покойный магаданский губернатор Валентин Цветков. За время его руководства (1996-2002 гг.) без особых денежных инвестиций добыча золота поднялась с 20 до 33 тонн в год. Специалисты связали эту статистику с жёсткой позицией руководства региона к мафиозным кланам: как раз около 10 тонн золота с колымских приисков и расхищалось в те годы.

Сейчас схема обращения криминального золота изменилась. Если прежде оно уходило за пределы Магадана, то теперь часто остаётся на месте. Преступники выбрали для себя более безопасные схемы: похитив металл, они сдают его своим руководителям артелей, а те - на аффинажный завод как самостоятельно добытое, не неся при этом никаких затрат. Есть и старатели-одиночки, и артели-«хищники», которые и без лицензий сбудут ходовой товар кому угодно. Ну и, разумеется, часть добытого золота, как и в старину, припрятывается в таёжных тайниках до лучших времён».

Лоток и скребок

«Золото мыть - голодным быть», - похлопали меня по плечу старатели на прииске в окрестностях посёлка Омсукчан. - Но ты всё-таки попробуй. Поможем!» «Намыть золото в реке, - объяснили они, - дело нелёгкое. Главное тут - научиться отличать его от медного колчедана и овладеть искусством работы с промывочным лотком. В старательских артелях есть промывальщики от Бога, но таких единицы. Считается, что учиться этому надо с детства, а взрослому человеку начинать тут с нуля гораздо сложнее».

Мне дали в руки лоток, скребок и отвели на песчаную отмель. «Вот смотри, - показали мужики, - видишь спай - соединение верхних слоёв почвы? Это и есть самое золотоносное место. Нужно долбить его скребком между песками и скалой. Нагрести, сколько можешь, в лоток, зачерпнуть в него воду и покачивать из стороны в сторону, перемешивая содержимое по кругу, одновременно сбрасывая в реку камни и грязь. Делать всё надо очень бережно, высматривая во всей этой мути крохотные блестящие крупинки...»

Профессиональный золотодобытчик может промыть за день от двух-трёх десятков до сотни лотков, по 10 кг породы в каждом. В лучшем случае это всего лишь несколько граммов драгметалла. Я не намыл на Колыме и того. «Легче, конечно, найти клад, - понимающе кивнули мне на прощание старатели. - Ищи!»

Из «АиФ. Без границ» № 32 от 10 августа 2011 года

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество