6340

К бою: врачи и стрелки о том, можно ли дать россиянам в руки оружие

Фото: АИФ

Вице-спикер Совета Федерации России Александр Торшин предложил внести коррективы в оружейное законодательство: разрешить россиянам хранение и ношение короткоствольного оружия для самообороны без уголовных последствий. Его быстро «осадили» коллеги по партии, заявив, что перспектива свободного владения огнестрельным оружием окончательно криминализирует и без того непростую российскую действительность. Aif.ru поговорил с врачами-травматологами и членами стрелкового клуба о том, позволит ли власть простому гражданину взять в руки пистолет, может ли оружие быть безопаснее автомобиля и снизит ли разрешение на огнестрелы статистику преступлений.

Колеса страшнее пули

Члены стрелкового клуба «Тактика» тренируются дважды в неделю, не спорят на политические, расовые и религиозные темы, а свою страсть к оружию называют искусством. В специальной зоне безопасности любители пострелять под контролем напарников готовятся к тренировке: 60 стволов, на каждый из них есть лицензия.

Руководитель клуба и соавтор законодательной инициативы Торшина Борис Пащенко проводит общее построение, на котором рассказывает последние новости, представляет новых участников и повторяет правила безопасности. Он уверен, что власть и СМИ демонизируют оружие, в то время как на самом деле оно безопаснее автомобиля.

«Немногие знают, что в нашей стране уже давно разрешено иметь оружие, - заявляет он. - Вы сдаете курс, получаете справки: все как с машиной. Как показывает статистика, оружие безопаснее автомобиля. Порядка 30-40 тысяч человек ежегодно гибнут на дорогах из-за аварий. Девочки, мальчики, пенсионеры, взрослые мужчины и женщины. Считается, что можно легко освоить такую опасную технику, и все будет в порядке. 40 тысяч смертей – вот, сколько мы платим за это. От оружия погибает в год несколько десятков человек. Статистика говорит сама за себя».

В настоящее время закон «Об оружии» разрешает россиянам хранить охотничьи ружья, электрошокеры, холодное клинковое оружие, травматические пистолеты с дульной энергией не более 91 джоуля, газовые пистолеты с разрешенными к применению веществами и пневматическое оружие с энергией не более 25 джоулей. Огнестрельное короткоствольное оружие у гражданских законом запрещено.

Проектировщика нефтяных объектов Лилию Кармадонову на занятие клуба  «Тактика» пригласили коллеги по работе. Она считает, что для самозащиты достаточно травматического оружия, а огнестрельное можно хранить и использовать на стрельбище.

«Я пацанка. У меня мужская профессия, охотничья собака, меня интересуют автомобили, стрельба, техника. Я с детства дружу с оружием: мой отец был охотником, мы частенько вместе заряжали патроны, он показывал, как собирать и разбирать ружье».

Дураки в пределах статистики

Пащенко уповает на статистику и настаивает на том, что разрешение на хранение и использование оружия даст людям понимание его «убойной силы», и, таким образом, оградит от необдуманных поступков.

«Не так просто купить, и, уж тем более, тренироваться. Вы четко понимаете, что если толкнут вашу маму, оскорбят жену или «подрежут» на дороге, вы не сможете достать пистолет и наказать обидчика. Потому что первый же выстрел вышибет человеку мозги, и он будет убит. Не будет преступности и стрельбы на улицах. Потому что люди знают, что выстрел из нарезного – это тюрьма. Какой дурак будет это делать. Дураки, конечно, будут, но в пределах приемлемой статистики».

О чем говорят врачи

Невролог отделения реанимации ДКБ №13 имени Филатова Елена Жидкова считает, что таких дураков, о которых говорит Пащенко, найдется немало, и для того, чтобы инициатива стала полноценной поправкой в законодательстве, в России должно смениться, минимум, два поколения.

 

«Социо-культурный  уровень населения нашей страны настолько низок, что, мне кажется, рано внедрять закон не то что о ношении, а даже о хранении, - говорит она. - Ценность человеческой жизни в нашей стране крайне низка. У нас было очень много случаев, когда дети находили оружие своих родителей, стрелялись, получали сильнейшие ранения. Были летальные исходы или очень тяжелая инвалидизаций, ребятишек доставляли практически в терминальном состоянии. Недавно к нам в больницу привезли мальчика с ранением в голову. Какая должна быть сильная реабилитация и насколько после этого восстановится его мозг»?

В залитой светом перевязочной громко плачет ребенок. У врачей мало времени, но заведующий отделением травматологии и ортопедии ДКБ №13 Николай Тарасов находит минуту, чтобы высказаться.

 

«Хочешь себя защищать – купи охотничий билет, вступи в сообщество, а ружье держи в домашнем сейфе, - комментирует он. - Европейцы не дурнее нас, но я что-то не вижу, чтобы во Франции или Италии разрешили оружие. Подобные инициативы – сплошь болтология, никто всерьез этим заниматься не будет. Никакая власть не даст народу оружие, тем более, короткоствольное».

«Не готов кого-то убивать»

Авторы доклада о легализации огнестрельного оружия считают, что это принесет существенную прибыль военно-промышленному комплексу, укрепит национальную безопасность и снизит криминальную статистику, поскольку любой гражданин сможет себя защитить.

Таким образом, спасение утопающих станет уделом самих утопающих.

«Эта функция МВД и государства в целом, но никак ни отдельного гражданина, - считает Тарасов. - Выходит, что государственная система безопасности не хочет нас охранять. Нужно изначально реформировать всю систему. Я много раз был свидетелем ситуации, когда два человека устраивали перестрелку из-за неправильно припаркованной машины. Разрешите оружие, и у нас здесь Чикаго будет. Или Дикий Запад».

По словам врача-травматолога Антона Кутузова, пациенты с ранениями, полученными в результате стрельбы из травматических пистолетов, поступают в городские больницы каждый день. Разрешение на хранение и ношение огнестрельного оружия только усугубит эту статистику. Оружие, по его мнению, не дает гарантии безопасности, потому что всегда найдется тот, кто выстрелит первым.

«Почему, поцарапав машину на дороге где-нибудь в Германии, люди не бьют друг другу лицо, а звонят страховым агентам и решают этот вопрос с ними? В России же достаточно кого-то «подрезать» или не пропустить на дороге, - рассуждает он. - Это считается достаточным аргументом для того чтобы начать стрельбу. По этой же причине в стране, в которой никто не играет в бейсбол, такие высокие продажи бит. Кроме того, вы же понимаете, что взяв в руки огнестрельный пистолет, вы должны быть готовы нажать на курок и застрелить человека. Я на себя такую ответственность взять не готов. Не готов кого-то убивать».

Сами стрелки, впрочем, поддерживают инициативу Торшина не столько из-за стремления защищаться, сколько из любви к оружейному искусству. Борис Пашенко предлагает для начала разрешить хранение оружия дома, перевозку и ношение на стрельбище. «Идет шум, крик, но общественность не может внятно ответить, почему это опасно, - поясняет он свою позицию. - Люди говорят: мы друг друга перестреляем. Речь идет о хранении и транспортировке оружия, о стрельбе в отведенных местах – стрельбищах и охотоугодьях. Это красиво, азартно. На стрельбище постреляли, в чехол положили, дома в сейф спрятали. Через пять лет  тренировок, например, сдаете экзамены, проходите проверку. Если все в порядке - получаете лицензию на ношение. Это нормально. Мы ведь законопослушные люди».

Смотрите также:

Оставить комментарий (19)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество