aif.ru counter
16.12.2016 00:08
16526

«Спасите мои руки!». Бывшая стюардесса учится заново жить после нападения

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Будет рыба — будет и суши 14/12/2016
Марина Ужова.
Марина Ужова. © / Татьяна Уланова / АиФ

— В ближайшие 80 лет покидать этот мир не собираюсь, — улыбается Марина. — Я умею играть на гитаре, пишу стихи. Хочу создать честный благотворительный фонд и оригинальный цветочный бизнес. Мечтаю с сыном открыть бургерную, где было бы «живое» мясо...

В больших синих глазах Марины появляется здоровый блеск. И ты веришь, что мечты её сбудутся. Только бы руки вернуть...

27 марта 2011 г. поздним вечером Марина возвращалась с работы. До дома оставалось всего ничего, когда впереди замаячили несколько фигур. Чёрные куртки, чёрные шапки... Женщина прошла мимо. А в следующее мгновение почувствовала удар. Упав, Марина инстинктивно закрыла голову руками. Подонки били со всей жестокостью. Как доползла до квартиры, не помнит.

«Багира, опомнись!»

Жизнь её была — полная чаша. Мама — зав­производством крупного цеха питания, папа — сотрудник космического завода. Художественная гимнастика, музыкалка, английский на дому. Пятёрки — по умолчанию. Она могла стать врачом. Но почти на четверть века связала жизнь с небом. От поклонников отбоя не было. А уж когда портрет Марины появился на первой полосе «Правды», кажется, вся мужская часть Страны Советов дружно выстроилась в очередь.

— После школы я работала в комитете комсомола. Он был на 8 лет старше, звал меня Багирой и красиво ухаживал. 99 розовых гвоздик на свидание стали традицией. Когда мне приходилось ночевать на работе, любимый привозил подушку, еду. Я ложилась спать, а он делал за меня отчёт, чтобы утром я могла учиться в школе бортпроводников. Однажды увидел в Москве очередь за французскими сапогами. Стоял 5 часов: «Я так обрадовался, что мне есть кому их купить...» Но он не хотел, чтобы я летала. Смириться я не могла и сделала выбор в пользу другого поклонника. Назначили день свадьбы. Вдруг накануне приезжает тот самый, первый, и начинает уговаривать: «Возьми только зубную щётку, утром всё купим». Я надеваю пальто. И тут выходит мама: «Вы с ума сошли? У меня завтра 200 гостей!..»

Марина Ужова в газете «Правда».
Марина Ужова в газете «Правда». Фото: Из личного архива

Подвенечное платье Марине придумала модельер с Кузнецкого Моста, наряжавшая Раису Горбачёву. С иголочки был одет жених. Посмотреть на красивую пару собрался весь город...

— Утром выглядываю в окно, а на снегу вытоптано: «Багира, опомнись!» — и розовые гвоздики в точке. Я — в слёзы. Родственники охают: «Невеста плачет — хорошо жить будут»...

Марш Мендельсона. Красная площадь. Любопытство зевак: «А невеста платье продавать будет?» И шикарный банкет, к которому так готовилась мама...

Две недели после свадьбы Марина прорыдала. А столкнувшись с изменами мужа, заподозрила: это жиголо, альфонс. Он не любил её, как потом не любил и их сына.

— Я лежала на сохранении, а свекровь предлагала врачу деньги за аборт. Когда Вадику был год, я ушла от мужа. Его лишили родительских прав. А вскоре позвонил тот, любимый: «Багира, такая любовь бывает один раз! Надо что-то делать...» Но он успел жениться, родилась дочь. А я не могу убивать чужие чувства.

Яркой вспышкой стало участие в популярном телеконкурсе «А ну-ка, девушки!», где Марина собрала больше всех зрительских голосов. Старший бортпроводник международных линий крупнейшей авиакомпании мира. Все визы открыты, три языка, красавица и умница. Ей завидовали. А она благодарила судьбу.

Марина Ужова в передаче «А ну-ка, девушки!».
Марина Ужова в передаче «А ну-ка, девушки!». Фото: Из личного архива

— Мы ведь каждый день рискуем жизнью, — избегает глаголов прошедшего времени Марина. — Роды на борту (однажды девочку назвали в мою честь), нештатные ситуации. Помню, только взлетели — вызывает командир: «Оплавилось шасси, не знаю, как сядем». И ты 8 часов должна улыбаться, не показывать вида ни коллегам, ни пассажирам. С тех пор каждый раз «навек» прощалась с близкими...

Тем более что были в карьере и горячие точки, и «груз 200». Марина — ветеран боевых действий в Афганистане.

— Стоим на трапе, а вокруг пули свистят. Однажды вылет из Кабула задержали — тележка с багажом на пути к самолёту взорвалась.

Уход из авиакомпании профессионала высокого класса Ужовой стал для коллег шоком. Никто не верил, что она уже не вернётся.

— Но я своё, видимо, отлетала. Устроилась в турфирму, потом стала замгендиректора в бюро переводов. Пыталась ещё раз создать семью — меня снова предали. Замуж больше не вышла. И всё равно была счастлива.

«Ты не плачешь?»

В 2011 г. многие кинулись помогать Марине — история потрясла всех. Но начались осложнения. Стало понятно, что лечение не на один год. И люди предательски исчезали.

— Помню, собирала деньги на операцию. Звоню известному на всю страну мужчине, с которым была близка, а он: «У самого долги...»

Почти сутки после трагедии Марина была в прострации. Потом «скорая» отвезла её в ближайшую больницу. Ещё 10 дней переломанные руки болтались на косынках — близкие искали 2,5 тыс. долл. на швейцарские пластины, но за эти деньги Марине поставили наши, которые могли быть бесплатными. Спустя два месяца она вышла из больницы инвалидом 2-й группы с рекомендацией: нужны приспособления, чтобы застёгивать пуговицы, надевать носки, дер­жать ключи...

Прошло 5 лет и 9 месяцев. Сделанным операциям нет числа. А Марине всё хуже. Поднять руки невозможно — их пронизывает адская боль, с которой не справляются даже онкопрепараты.

— Кажется, внутри огромный нож, а рядом ещё несколько — поменьше. И они тебя режут, режут... Какой же выход? С крыши кинуться? Ну уж нет! Как бы ни опустила тебя жизнь, дно — это опора, от которой можно оттолкнуться. Даже статистика по онкологии подтверждает: выживают те, кто не сдаётся. Да и православные молитвы учат: «Богородице Дево, радуйся...»

Марина Ужова.
Марина Ужова. Фото: АиФ/ Татьяна Уланова

Несколько врачей работают с Мариной бесплатно. Но волонтёров найти сложно. Сейчас очень нужен массажист. А по­следствия операций таковы, что удалены мышца и часть головки плечевой кости. Надо ставить на место лопатку и ключицу, вытаскивать винт... Чтобы продолжить лечение за границей, необходимы десятки тысяч долларов. Пенсия Марины — 13 тыс. руб., «цена» инвалидности — 2 тыс.

— Папа уже ушёл из жизни. А мама каждый раз спрашивает по телефону: «Ты там не плачешь?.. Всё будет хорошо!» А я сама сейчас должна помогать и ей, и сыну. Человек умирает, когда никому не нужен и когда не может делать добро.

«За что, Господи?!» — взывают, попав в беду. Марина спрашивает: «Для чего?» И анализирует прошлое. В её жизни это третья ситуация, когда не выживают.

— Однажды в автоаварии получила тяжелейшую травму черепа — «скорая» приехала забирать труп. В другой раз была за рулём — улетела в кювет, несколько раз перевернулась... Пока человек не попал в похожую ситуацию, он меня не поймёт. Цинично, но ноги можно заменить коляской. А без рук... Как без рук. Ни одеться, ни приготовить обед... Ни-че-го!!! И я благодарна всем, кто откликается. Дважды помогал фонд «АиФ. Доброе сердце». И за 30 тыс. руб., и за 30 — низкий поклон. После той жизни, которая у меня была, встать перед миром на колени с протянутой рукой... Поверьте, очень тяжело. Но во сне я уже вижу себя с поднятыми руками. А значит, сон станет явью. Я верю.

Если вы хотите помочь Марине Викторовне Ужовой, средства можно перевести: 1) на карту через Сбербанк-онлайн по № карты 676196000080735237 или по № телефона +79037578699;  
2) на р/с в Сбербанке № 40817810140443201690.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество