27868

«Не понимали, что происходит». Очевидцы расстрела в школе

Сюжет Стрельба и захват заложников в московской школе №263
Сергей Кузнецов / РИА Новости

В родную 263-ю школу вооружённый Сергей Гордеев пришёл около полудня третьего февраля. Как вспоминают очевидцы, парень был одет в женское пальто, под которым он и прятал оружие. Пройдя турникеты, Сергей направился в кабинет географии, где у его класса был урок. Двумя выстрелами Сергей застрелил учителя географии Андрея Кириллова. Затем он расстрелял и прибывшего по экстренному вызову прапорщика вневедомственной охраны Сергея Бушуева.

Обезвредить вооружённого преступника смог его отец. Школьника задержали, возбудили уголовное дело. В ходе следствия Сергея Гордеева признали невменяемым — психологическая экспертиза поставила ему диагноз «шизофрения». Подозреваемого направили в психиатрическое отделение «Бутырки», где он находится по сей день. Судебный приговор до сих пор не вынесен. В октябре Сергея привезли на заседание, но у него началась шейная судорога, и процесс был прерван. В январе 2015 года потерпевшая сторона попросила суд признать незаконной, необоснованной и содержащей признаки фальсификации психолого-психиатрическую экспертизу Гордеева. Родственники пострадавших сомневаются в невменяемости Гордеева.

Школу № 263 реорганизовали, но её ученики хорошо помнят те страшные минуты. Сегодня годовщина тех страшных событий.

Фото: АиФ/ Роман Кульгускин

Наталья, бывшая одноклассница Сергея Гордеева

Начался 4 урок — география. Серёжи не было в школе в этот день. Минут пять – десять прошло, и в класс вошёл Сергей Гордеев, наш одноклассник. У него оружие в руках. Андрей Николаевич, видя эту картину, пытается успокоить Серёжу. Но тот начинает стрелять. Не помню точно, сколько выстрелов было. Потом говорили, что два. Я лежала уже под партой. Видела, как упал Андрей Николаевич, как он истекал кровью и умирал. Серёжа сказал нам, что нас убивать не намерен. Что ему терять нечего. Он уже смертник. А ещё говорил, чтобы мы не боялись происходящего. Твердил, что это сон, это не явь.

Он, угрожая оружием, запретил нам пользоваться мобильниками. Потом были переговоры с его родителями. Он разговаривал с ними по громкой связи со своего сотового. В основном с папой разговаривал. Отец говорил ему о том, чтобы он нас отпустил, а тот отвечал, что он смертник и хочет умереть. В порыве гнева он сбрасывал звонки и жаловался на то, как ему плохо дома, что его не понимают. Он стрелял несколько раз в окно.

Потом пришёл его отец. О чём они беседовали, я не знаю. Но папа его вывел из класса. А потом зашли правоохранители и велели нам собираться домой, сказали, что всё кончено.

Я слышала о том, что вечером накануне происшествия Сережа разослал смски одноклассникам. Там было написано: «Вы увидите, что я завтра сделаю». Я такого сообщения не получала. И точно сейчас не могу сказать, так это или нет.

Каким был Сергей? Я сейчас ничего плохого сказать о нём не могу. Я с ним близко не общалась. Хотя знаю с детства. Для меня он был обычным. Умным, добрым, общался со всеми хорошо. И вот мы увидели его с ружьём, а в глазах какая-то злость и страх, что ли. Я не верю в то, что он больной человек. Мне ближе версия, что он эмоционально сорвался. Я не оправдываю его поступок. Но раз был срыв, наверное, в этом есть виновные. И родители, и учителя, и мы. Вообще странностей в этом деле много. Смотрела телевизор и видела, что родители его как-то неправильно себя ведут. Точного ответа, зачем он это сделал, я думаю, мы не узнаем.

Фото: РИА Новости

Алёна, тогда ученица 9 класса 263 школы

У нас была биология. Её вёл директор школы. Прибежала завуч и срочно позвала директора. Он вышел. И сказал сидеть тихо. Потом снова прибежала завуч. Она нам тогда сказала, что стреляет ученик этой же школы. Но мы не знали, кто и почему. Страшно было. Мы старались спрятаться, кто по углам, кто под парты. Кто-то плакал. Мы ориентировались только по слухам, когда прибегали к нам учителя, они нам ничего конкретного не говорили. Потому что, наверное, сами не знали.

Потом пришли спецназовцы, сказали, что будут выводить нас через чёрный ход. Мы так и выходили, ничего с собой не прихватив, даже вещи. На улице было холодно, но холода не чувствовала.

Нас эвакуировали в актовый зал соседней школы. Когда выводили, говорили, чтобы мы направо не смотрели. Там были психологи. Они с нами беседовали. Облегчение почувствовали, когда были дома. Всё закончилось, разрешили взять вещи. За мной приехали родители и увезли домой.

Кадр: www.youtube.com / MrDandan112

Виктор, бывший ученик 9 класса 263 школы

Я знал Сергея. Он был, скажем так, не тусовщиком. И был не интересен, собственно, никому из класса. Спокойным я его не назову. Но и странным или, как сейчас говорят, шизофреником тоже. Я не верю, что он шизофреник. Он Вконтакте сам искал нас, тех, кто учится в школе в старших классах. Предлагал игры и стрелялки. Мне тоже. Я с ним не хотел общаться. Неинтересно было.

А учителя географии он зря убил. Андрей Николаевич был хорошим человеком и интересным как педагог. В интернете про Андрея Николаевича столько гадостей писали. Оболгали, как могли. И что он доставал Сергея, и что у них был конфликт. Андрей Николаевич вообще не конфликтный человек был. Я по себе знаю. Он всегда входил в наше положение. Двойки редко ставил. Поставит точку и назначит, когда к нему прийти ответить. Сразу после трагедии говорили, что, мол, он убил его из-за четвёрки. Так вот, не поставил бы географ четвёрку отличнику, зачем ему оценки портить.

А те события были страшные. Мы сидели на третьем этаже на уроке литературы. Ничего нам толком не говорили. Девчонки под парты прятались, единственное, что сказали нам: отойти от окон и сесть на пол. Так и сделали. Нас вывел какой-то ОМОНовец. Сперва мы были в актовом зале, потом через отдельный выход на улицу, а там — в соседнюю школу. Потом нам разрешили уехать домой. Приехали мама с папой, меня так и увезли без вещей. Отец потом сам вещи забирал.

Фото: АиФ/ Роман Кульгускин

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество