aif.ru counter
3037

Любовь на винограднике. Швейцарская семья возрождает виноделие в России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Новые сражения вокруг истории 21/12/2016
Первый саженец Красностопа посадила тогда ещё маленькая дочка Рено и Марины Александра.
Первый саженец Красностопа посадила тогда ещё маленькая дочка Рено и Марины Александра. © / Из личного архива

«Рено - патриот России и считает, что у великой державы должно быть своё достойное вино», - серьёзно объясняет его жена Марина

«Инопланетянка» и вид на Альпы

Россия поселилась в сердце Рено Бюрнье очень давно. Наверное, в тот момент, когда ребёнком он заворожённо слушал рассказы Клары, сестры своего прадедушки, которая долгое время работала в Москве гувернанткой. Затем были впечатления друга - профессора Высшей школы вино­делия. Он ещё во времена СССР совершил вояж по югу России и много рассказывал об уникальных землях, очень подходящих для выращивания винограда. А спустя десяток лет на винодельне Рено неожиданно появилась красивая русская девушка…

Марина приехала в Швейцарию из Москвы, получив стипендию на обучение в Университете Берна. В середине девяностых в этой небольшой европейской стране русских почти не было, и москвичка была для швейцарцев вроде инопланетянки. Многие хотели узнать о жизни в России. Марину звали на ужин, знакомили с друзьями, всюду приглашали. Так она и очутилась на художественной выставке, которая проходила на винодельне Рено Бюрнье.  

«Меня даже не выставка больше привлекала, а дегустация брюта, которую обещали организаторы, - улыбается Марина. - Культура вина была для меня, как и для большинства людей, выросших в СССР, в новинку. В Швейцарии невозможно представить ужин без вина, его обсуждают, тщательно выбирают, им гордятся».

В первую встречу Марина поинтересовалась у Рено, можно ли взять у него в аренду куст винограда и сделать вино со своей фамилией на этикетке в подарок отцу. В Швейцарии это распространённая практика. А Рено ответил, что готов выделить россиянке не один, а сотню кустов, но с условием: все необходимые работы она будет выполнять сама.

Целый год Марина приезжала из Берна в хозяйство Бюрнье. Обрезала, подвязывала кусты, следила за тем, как зреет ягода, снимала урожай. И однажды поняла, что очарована маленьким виноградником с видом на Альпы, философией виноделия и самим виноделом - Рено... 

Сапоги или галстук?

«Виноделы - удивительные люди, - с любовью говорит Марина. - Прекрасно знают историю, разбираются в искусст­ве, ведь они сами творцы. У меня полностью поменялось мировоззрение. В СССР ведь сельское хозяйство считалось непрестижным делом. Многие девушки мечтали, чтобы их муж ходил на работу в галстуке, а не в резиновых сапогах. А в Швейцарии, наоборот, близость к земле, природе почётна. Это настоящее дело!» Искать землю для своего вино­градника в России Марина и Рено поехали уже в качестве мужа и жены.

«На поиски ушло три года, мы приезжали на юг России семь раз, - вспоминает Рено. - И наконец, я нашёл правильное место недалеко от Анапы, почувствовал его. Но это было лишь начало пути...»

Бюрнье были пионерами возрождения виноделия в России. Тогда, в конце 90-х, для вино­градарства в стране не было практически ничего. Подвязки для кустов и многое другое приходилось привозить из Швейцарии, к­олья для виноградников искали у лесников в адыгейских лесах. Но гораздо больше волнений доставляло общение с различными проверяющими органами. «Все эти проверки, устаревшие требования - это же всё против качест­ва, - недоумевает Рено. - Российские строительные нормы, например, не соответствуют современным материалам и оборудованию, а мы только их и используем. Каждый раз приходилось бороться за то, чтобы сделать как надо».

«Красностоп - это судьба»

Сегодня Бюрнье выпускают вина из известных мировых сортов винограда Мерло, Каберне Совиньон и др. Но особое место занимает вино из российского сорта - Красностоп.

«Мы приехали в Россию слишком поздно, - сетует Рено. - Из-за антиалкогольной кампании и вырубки виноградников в середине 80-х многие местные сорта винограда, подходящие для виноделия, были утрачены. Но мы продолжаем искать. А с Красностопом вышла интересная история. В первый же визит в Краснодарский край мы попали на опытный участок Института виноградарства и виноделия, где шёл сбор урожая, и первой ягодой, которую я сорвал на пробу, оказался Красностоп».

«Это судьба, - подключается Марина. - Ведь в основном там были высажены другие сорта. Я до сих пор помню лицо Рено, когда он по­пробовал этот вино­град. Он сразу понял, что нашёл «жемчужину», хотя другие его отговаривали: мол, мы этот Красностоп только для цвета добавляем».

Вино из Красностопа сложное, многогранное, необычное. Такое, как и его родина - Россия. В нём гармонично сочетаются и фруктовость, и кислотность. 

«Мой сокурсник по университету виноделия женился на американке и уехал в США, - делится Рено. - Разбил виноградники в штате Вашингтон и умоляет меня продать ему саженцы Красностопа. Но я отказал и ему, и французам, которые тоже заинтересовались этим сортом. Красностоп - природное достояние России, и вино из него должны делать только здесь!»

Кстати, первый саженец этого достояния в россий­ском хозяйстве Бюрнье в начале 2000-х посадила их маленькая дочка Александра. «Она выросла на виноградниках, - улыбается Марина. - В детском саду в Анапе однажды попросили нарисовать любимое занятие мам. Дети рисовали маму у парикмахера или на маникюре. А Александра нарисовала меня на винограднике, в сапогах и с бокалом вина в руке. Всё правильно - это наша жизнь, наше дело, и Александра хочет его продолжать». 

Фото: Из личного архива
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы