aif.ru counter
5557

Имидж убийцы

Надежда Никифорова / АиФ

Американский бульдог Крис в поисках адекватного хозяина сменил несколько городов, чудом избежал смерти — и всё потому, что собаку его породы часто априори считают потенциальным убийцей.

Американский бульдог и стаффордширский терьер — две породы, которым больше других достаётся в России из-за клейма «бойцовых собак». Стереотипы заставляют людей бояться и обходить таких животных по большой дуге, масла в огонь подливают и СМИ. Передачи про то, как «собаки-убийцы» кого-нибудь «разорвали» и «прокусили», идут по федеральным каналам и формируют негативное общественное мнение.

Между тем породистые собаки стоят дорого, требуют не только соблюдения специальной диеты и тщательного ухода, но, самое главное — особенного внимания и затрат времени. Неудивительно, что, несмотря на свою стоимость, они тоже оказываются выброшенными — не реже и не чаще, чем другие собаки.

Однако таких ненужных псов чаще других ждёт особенно нелёгкая судьба. Волонтёры, которые по всей России занимаются спасением и пристройством бездомных собак, не понаслышке знают, как сложно найти нового хозяина — адекватного и ответственного — для собаки породы, которую заклеймили «бойцовой».

Крис — кобель американского бульдога. Можно сказать, что Крису даже повезло — его первый хозяин не выбросил его на улицу в холода, не стал усыплять, а сам связался с людьми, которые помогают в пристройстве животных. И всё-таки дальше Крису досталось — его ждали временные дома, ложные хозяева, поездка туда-обратно за тысячу километров.

«Из-за этой собаки мы помирились с отцом»

С Крисом и Сашей, новой хозяйкой пса, мы встречаемся на набережной. Это излюбленное место для прогулок и простых омичей, и спортсменов, и владельцев собак. В «прайм-тайм» там можно встретить представителей самых разных пород. Но в этот морозный день, к тому же в выходной, прохожих мало. В том месте, где остановились мы, и вовсе никого нет.

Крис смотрит на незнакомого человека
Крис смотрит на незнакомого человека. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Саша оставляет рюкзак на ограждении и отпускает Криса с поводка. Достаёт игрушки — тряпки и мячик — и сдобную булочку. Разламывает её пополам, одну половинку отдаёт нетерпеливому Крису, а вторую — мне.

«Положи её на руку, он возьмёт», — говорит Саша. Чтобы отдать булочку, приходится позвать собаку, сосредоточенную на своём хозяине, по имени. Если бы я боялась Криса, то после этого наверняка перестала бы. Суровая морда, зубастая пасть — всё на месте, и моя рука тоже — пёс просто берёт угощение.

«Крис очень спокойный, — рассказывает Саша. — Конкретно эта собака — как большой ребёнок. Если приболел — ему надо к маме на ручки. Ему не важно, что он 60 килограммов весит, главное — на ручки. Остаётся дома нормально, но очень скучает. У меня дома ещё кот, живём все вместе».

Саша и Крис играют
Саша и Крис играют. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Саша работает в банке, по образованию — экономист. Опыта с собаками подобной породы у неё не было, но в детстве была собака — овчарка. Кот — тоже бывший бездомный, это стало одним из аргументов, которые убедили Юлю, волонтёра, которая занималась поиском хозяина для Криса, что Саше можно доверять.

«Я её три недели атаковала, пока она не сдалась», — улыбается Саша. Ведь ждали в хозяева Крису — взрослого крепкого мужчину, который сможет справиться с его непростым характером. А оказалось, что дом ему захотела и смогла дать молодая девушка.

Со стороны дороги к набережной появляется человек.

«Подержите собаку, я пройду!» — кричит мужчина в пятидесяти метрах от нас.

«Хорошо. Я держу, — Саша молча ждёт, пока прохожий не скроется за ограждением. — Я не обижаюсь, когда просят о чём-то подобном. Люди имеют право на такое отношение».

Саша чешет Криса за ушком как кошку
Саша чешет Криса за ушком — как кошку. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

«Собаки бойцовых пород»

Несмотря на то, что «бойцовых пород» не существует ни в одной официальной классификации, термином «бойцовая собака» продолжают называть представителей тех пород, которые когда-то были выведены для сражений с себе подобными.

Для всех, кто имеет отношение к стаффам, питбулям и другим видам бульдогов, знакомы слова «собака-убийца», накрепко закрепившиеся в лексиконе жителей России благодаря, например, программам Андрея Малахова. Героем такой передачи стала однажды и собака из Омска. В сентябре 2012 года выпуск был посвящён псу по имени Буч, который покусал 85-летнюю пенсионерку Лидию Чукрееву, и его хозяевам — молодым парням.

Среди разноголосицы мнений потерялась важная мысль об ответственности владельцев, которые должны заниматься воспитанием собаки, и законодателей, которые уже много лет не могут принять закон, регламентирующий разведение и содержание животных. Кстати, сейчас у Буча новые хозяева, которые его любят и говорят, что не видели пса добрее и покладистее.

Информационный шум слился в одну мысль — виновата собака. И её порода. Так, в Сашиной семье идея дочери взять «собаку-убийцу» сначала не вызвала воодушевления.

Фото: АиФ / Надежда Никифорова

«Мама сначала сказала: это твоё дело. Потом прочитала, кто такой Крис, и была категорически против, случались скандалы пару раз, — говорит Саша. — Но из-за этой собаки мы помирились с отцом. Не общались с ним очень долго — не разговаривали вообще 8 лет. Последний год — «привет-пока». Но, когда мама была так настроена, пришлось звонить отцу. Он поддержал меня».

Поддержка отца помогла Сашиной маме примириться с решением дочери. А когда Саше пришлось на полтора месяца уехать, заботились о Крисе её родные. «Потом я вернулась из поездки, и я спросила — ну что, будем отдавать, раз так не нравится? Мама сказала: если ты отдашь эту собаку, можешь домой не возвращаться, — смеётся Саша. — Теперь всё хорошо. Отец иногда приезжает, помогает. Меня поддержали в моём решении все мои друзья, и я им за это очень благодарна».

Туда и обратно

К нам присоединяется волонтёр Юлия. В жизни Криса она сыграла далеко не последнюю роль. Однако сама даже назвала однажды эту историю пристройства неудачной и порой винит себя в том, что Крису пришлось пережить.

Юлия Романова — волонтёр, помогающий собакам, в основном — стаффордширским терьерам и американским бульдогам. Девушка, которая в своё время взялась помочь Крису, размещала информацию и фотографии в интернете, искала передержки и новых хозяев. А ещё — в надежде найти помощь отправила в Екатеринбург к «специалистам по породе» и вернула назад, не дав его усыпить, когда стало понятно, какая это была ошибка.

Юля разбирается в принесённых для собаки лакомствах
Юля разбирается в принесённых для собаки лакомствах. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

«Привет, парень!» — Крис узнаёт Юлю и тут же начинает обнюхивать сумку в поисках вкусненького. И не зря — в ней действительно оказывается припасено специально для него лакомство.

Довольный Крис съедает всё угощение без остатка
Довольный Крис съедает всё угощение без остатка. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

В своё время хозяин отказался от молодого американского бульдога Криса, потому что для пса не нашлось времени и места в доме. Новые хозяева как будто находились — собака дорогая, престижная. Но вновь возвращали Криса, не справившись с его активным доминантным характером. Юля рассказывает, как в мае 2013 года Криса было решено отправить в Екатеринбург — к людям, которые занимаются помощью именно американским бульдогам. В надежде, что специалисты по породе смогут с собакой справиться и найти ему новый дом.

«Чем я думала, когда отсылала собаку такой юной девушке, — сокрушается Юля. — Это моя ошибка — там девочке 20 лет. Но я считаю, что возраст — не показатель. Можно и в 30 лет не обладать мозгом, и в 20 пристраивать собак. Я позвонила девочке, мы поговорили, она согласилась заняться Крисом. Показала мне истории пристроенных собак. Десяток бульдогов. Я всё объяснила, всё честно рассказала. Очень проблемная собака. «Мы и не с такими справлялись». В итоге, когда его привезли, то завели в вольер. И собака там просидела 3 месяца».

Всё это время Крисом никто не занимался, в отсутствие общения и после стресса от переезда поведение не становилось лучше, и, в конце концов, команда из Екатеринбурга решила его усыпить. Но на это никогда не согласилась бы Юля.

Скриншот с екатеринбургского форума.

Пока на форумах обсуждали степень агрессивности Криса и правоту или неправоту сторон, она искала людей, которые помогли бы перевезти его назад в Омск, а Саша — убеждала Юлю отдать собаку ей. Говорит — сначала просто делала «перепосты» сообщений о Крисе, предлагала помощь деньгами и кормом, а потом поняла — это «её» собака. Но Юля долго не сдавалась, опасаясь отдавать большого пса одинокой девушке. Чтобы проверить серьёзность намерений, связалась с девушкой-волонтёром, которая отдавала Саше кота. Оказалось, в тот день, когда его нужно было забирать, кот заболел. Но Саша всё равно его взяла — сказала: что тут сделаешь, — и отвезла в клинику. И это самое главное качество — ответственность и способность позаботится о существе, которое от тебя зависит, вне зависимости от его красоты, здоровья и усилий, которых это потребует, — убедило Юлю, что Саше можно попробовать довериться.

В конце концов, все спорные вопросы удалось уладить до той стадии, когда возвращение Криса домой — а в Омске его уже ждала Саша — стало возможным. Неравнодушные люди помогли собрать деньги, чтобы закрыть долг перед Екатеринбургом за содержание собаки, нашлись и владельцы машины, согласившиеся потратить время на поездку за Крисом. Отправлялась в чужой город Юля не с лёгким сердцем, ожидала чего угодно.

«Я помнила собаку, которую отдавала. Я знала, что он непростой, но адекватный. Но я очень боялась — приедет девочка за тысячу километров, а собаку забрать не сможет. К Крису в вольер никто не мог зайти, не то что потрогать. Но ничего, поговорили с ним, он согласился поехать», — улыбается волонтёр.

Однако приехавшую забирать собаку Юлю всё-таки ждал сюрприз. Пёс был похож на скелет. Его кураторы в Екатеринбурге говорили, что пёс отказывается от еды из-за стресса, однако Юля не верит, что дело только в этом.

«Когда мы его в машине везли, у нас в багажнике валялся заплесневелый кусок хлеба. Так он его расковырял и сожрал, как будто это лучшая еда на свете. А люди утверждали, что он похудел, потому что отказывался от еды — специального собачьего корма».

Слева Крис сразу после возвращения из Екатеринбурга. Справа пёс в нормальном состоянии
Слева Крис сразу после возвращения из Екатеринбурга. Справа — пёс в нормальном состоянии. Фото: АиФ / Юлия Романова

«Собака за три месяца похудела на 20 килограммов, — добавляет Саша. — Зато потом за месяц дома он пришёл в форму».

В 4 утра экипаж с Крисом прибыл в Омск. Пса передали новой хозяйке.

«Меня больше всего поразило вот что: когда мы его привезли и зашли в квартиру, Крис бросился к миске с кошачьей едой. Один окрик «Нельзя!» — и он остановился. И про эту собаку говорили, что он неадекватный? — говорит Юля. — Я считаю, девочки из Екатеринбурга просто не рассчитали свои силы. А потом решили проблему снять с помощью усыпления. Поставили ультиматум: либо оплачиваете долг и забираете, либо усыпляем. Как можно было говорить: «наши собаки и Крис»?»

Возможно, всё дело в этом — предложившие свою помощь волонтёры из Екатеринбурга так и продолжали относиться к Крису, как к «собаке из Омска», и по-настоящему не приняли на себя ответственность за него. Теперь уже не разобраться, кто прав и виноват, как именно содержалась собака эти полтора месяца. Но главное — Крис дома.

Саша отстаёт, и мы оборачиваемся, чтобы её подождать. «Идите вперёд, не ждите нас, — говорит она. — У Криса замёрзли лапы». Саша берёт их в руки и отогревает в своих ладонях, чтобы можно было дальше гулять. Юля беззлобно ворчит, рассказывая про «валенки» для собаки и называя место, где их можно купить, и точную сумму.

Саша отогревает Крису лапы
Саша отогревает Крису лапы. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Гладкошёрстные собаки не выживают на улице в сибирские морозы. Но заводящие собак-охранников люди, которые выбирают американских бульдогов и стаффов из-за их грозного вида, часто сажают их на цепь в уличные будки — «чтобы сторожил». Таких историй Юля может рассказать не одну.

Кого-то волонтёрам удаётся спасти — ведь часто и это не так просто. По существующим законам, животное — это собственность владельца, и просто так забирать собаку даже у нерадивого хозяина нельзя. Но даже в случае, если забрать животное удаётся, проведённые на холоде дни оборачиваются для собаки закономерными проблемами со здоровьем. Кроме больных застуженных суставов, ненужные людям собаки страдают от аллергий из-за неправильного кормления.

Волонтёр Юля, новый хозяин Саша и спасённый Крис фотографируются на память вместе
Волонтёр Юля, новый хозяин Саша и спасённый Крис фотографируются на память вместе. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

«Сейчас у нас 11 собак на попечении, не считая дворняжек, — рассказывает Юля. — Примерно 10 всегда находится. Это очень большое количество. Всем собакам нужно найти передержку — длительную, чтобы по два дня туда-сюда не таскать. Их нужно кормить и лечить».

При этом за несколько лет энтузиасты сумели пристроить в новые семьи около 200 животных. Среди них — не только питбули и стаффы, но и собаки других пород и даже несколько котов.

Самые известные коты →

С новыми хозяевами животных волонтёры поддерживают связь — чтобы быть уверенными, что всё в порядке, если что — помочь и поддержать. Радостными новостями делятся со всеми участниками группы. И Крис тоже появляется на её страницах. Чтобы все знали — доверие собаки можно восстановить. И после того, как собаку передали хозяину, ничего не заканчивается — а только начинается.

Крис всегда следует за своей хозяйкой
Крис всегда следует за своей хозяйкой. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

«Для меня собака — это стафф»

В жизни Юли полоса со спасением собак началась три года назад. Проезжая на автобусе, она увидела брошенного стаффордширского терьера.

«Когда я однажды увидела сбитого стаффа на улице, я просто потом ехала и понимала, что собака там лежит полдня, и никто к ней не подошёл и не собирается ей помогать. Это была моя первая лично подобранная собака. Года три назад. И с тех пор я не могу с этого слезть, хотя очень хочу».

Причина такой лояльности к породе, конечно, во многом лежит в личной истории:

Логотип омской команды, которая занимается спасением амстаффов и питбулей
Логотип омской команды, которая занимается спасением амстаффов и питбулей. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

«У меня у самой собака — стаффордширский терьер, уже много лет. Все эти годы я держу оборону ото всех: от других владельцев собак, соседей, просто от прохожих на улице, — делится Юля и признаёт, что сложности именно с владельцами таких пород есть. — К сожалению, в нашей стране нет какого-либо закона, регламентирующего возможность завести собаку, скажем так, повышенной ответственности. И по стечению обстоятельств, таких собак часто заводят люди, у которых какие-то личные проблемы, и они пытаются такой собакой доказать что-то окружающим. В итоге собака оказывается на улице, неуправляемая, невоспитанная. Естественно, общество воспринимает их собаками-убийцами. И если такая махина будет даже дрожать от холода на улице, никто не подойдёт просто потому, что у неё такая страшная морда. Они очень сильные, но на самом деле они беззащитные. А я не могу видеть, как собаки замерзают. И люди часто этим пользуются — просто пишут мне или скидывают фотографии бегающих по улице собак».

В социальной сети «ВКонтакте» работает группа «Стаффордширский терьер. Помощь амстаффам и питам. Омск». Вместе с другими неравнодушными людьми Юля занимается спасением и пристройством собак. За это время выхаживала и собак, и кошек, и птичек, и дикого хомяка, и ёжиков.

Оказывается, это не шутка. Действительно, были и ёжики:

«Однажды во дворе нашла двух ежей. Месяц у меня тусовались на балконе. Какие грибы, какие яблоки? Они, кроме печени, ничего не ели. У меня собака уже никак это не воспринимает, — заключает Юля. — Она за свою жизнь видела столько… Даже с кобелём амбуля ужилась. Они, конечно, были не в восторге от присутствия друг друга. Но я сказала: дети мои, деваться некуда. Или кто-то пойдёт на улицу. Ничего, пожили».

Юля прекрасно понимает все особенности стаффов и амбулей. Это — одна из причин, по которой она так тщательно относится к выбору хозяев для пристраиваемых животных.

«Бульдог — это очень упрямая собака. В большинстве они очень подвижные. Стаффы были выведены для травли животных, у них агрессия направлена против других животных. Американский бульдог — охранник, у них агрессия направлена против человека. Поэтому, если невоспитанный стафф — это, как правило, максимум — погрызенная мебель и вещи порванные, то амбули при отсутствии воспитания направляют агрессию против человека. А справиться со здоровым кобелём, который говорит: нет, не пойду с тобой, — это задача непростая».

Но всё-таки, вопреки этому или именно поэтому — оставить собак в беде Юля не может.

«У меня был случай, когда я упрашивала отдать мне стаффа, хотя мне его даже посадить было некуда. Я не могу по-другому. Я, когда вижу собаку, тем более, такую собаку — я понимаю, что у него шансы найти адекватного хозяина минимальны. Просто это собака, которой нужно заниматься, воспитывать. Потому что, если невоспитанный спаниель устроит минимальные травмы, то этот — большие. Вот и вся разница. А воспитывать нужно любую собаку».

100 звонков в день

Собаки к волонтёрам попадают либо с улицы, либо от хозяев, которые от них отказались. Большинство собак Юля и другие волонтёры находят всё-таки уже на улице. Иногда бывает, что там оказываются псы, уже однажды пристроенные в «добрые руки»: «Человеку сложно иногда мне вернуть собаку, хотя я каждому говорю: если что-то случилось, звоните мне сразу — хоть среди ночи, я заберу, — поясняет девушка. — Но людям порой сложно признать свою неправоту, несостоятельность — взяли и не справились».
По размещённым в интернете объявлениям звонит очень много людей. Парадокс в том, что среди этих звонков крайне мало таких, на которые можно обратить внимание.

Юля отбирает хозяев очень тщательно и не стремится отдать животное как можно быстрее. У такого ответственного подхода есть и обратная сторона — поиск хорошего хозяина порой занимает очень много времени: «У меня собака может пристраиваться год. Я год буду таскаться с ней по передержкам, писать, что ей негде жить, — говорит Юля, признавая, что в приютах подобное отношение просто не могут себе позволить. — Но у меня их всего десять. А если бы было 500, я не знаю, по какому признаку отбирала бы владельцев».

Так, уже полтора года ищет себя дом пёс Жора. Полтора года назад его нашли на стройке. Туда он прибился ещё летом. Сторожа подкармливали, потом стало холодно, им его жалко — собака гладкошёрстная, приходят и видят, как он трясётся. Волонтёры забрали, но найти нового хозяина для такой суровой породы до сих пор не удалось.

Как любая собака породы американский бульдог, Жора имеет характер, но эта собака ориентирована на человека, и если найдётся человек, готовый заниматься с ним, то Жора станет прекрасным другом и защитником.

Через год внезапно объявились хозяева Жоры. По словам волонтёров, это два откровенно пьющих человека, живут на даче. Взяли собаку для охраны. Он у них был на так называемом свободном выгуле. Отпускали его — погулял и вернулся. А в один день — не вернулся. Ему понравилось на стройке больше. Отдавать таким людям собаку нельзя. Но Жорика удалось отстоять, и он ищет дом дальше.

Юле звонят друзья пора ехать за оставленной на морозе собакой
Юле звонят друзья — пора ехать за оставленной на морозе собакой. Фото: АиФ / Надежда Никифорова

Звонит телефон. Для Юли вечер закончится нескоро — сегодня она ещё поедет спасать очередную собаку. С друзьями она договаривается о месте и времени встречи. Мы переходим к разговору о причинах бедственного положения собак — заводчиках и несовершенном законодательстве.

«У нас переизбыток собак на рынке. Я собаку бесплатно в хорошие руки пристроить не могу, а они их за деньги продают. Как они это делают? — возмущается Юля. — У них собаки сидят по полгода, потом читаю: купите подрощенного щенка за 2 тысячи. Забирают абы кто и абы куда. Эти же собаки откуда-то берутся, которые потом на улицах!»

Хорошая собака должна стоить соответствующих денег, из-за перепроизводства в Омске можно приобрести стаффорда или питбуля за довольно скромную сумму: «Если покупать в Омске, от 10 до 30 тысяч. Я считаю, что хорошая собака стоит не меньше 50 тысяч. И, к сожалению, это тоже не спасает! Потому что мне периодически звонят и отказываются от собак, которые стоят ещё дороже.

Ответственность у людей не пропорциональна прямо размеру кошелька, она пропорциональна чему-то другому. От всяких собак люди отказываются. И это хорошо ещё, если отказываются. Как часто мне ветеринары звонят: Юля, привезли здоровую собаку усыплять…»

Закон писан, но не принят

В российском законодательстве существуют нормы, предусматривающие ответственность за жестокое обращение с животными, хотя до их применения доходит дело не так часто. Правила содержания и разведения животных до сих не оформлены в виде закона. История законопроекта «Об ответственном обращении с животными» тянется с 1999 года. Под последним названием он был принят в Госдуме в первом чтении в 2011 году. Однако второго чтения так до сих пор и не дождался — депутаты откладывают его под разными предлогами.

Между тем его принятие позволило бы перевести все связанные с бездомными собаками и их появлением вопросы в правовое поле. В законе появляется определение «волонтёров приюта», «питомников» и список «потенциально опасных пород собак», предусмотрен запрет боёв, регистрация животных, описаны правила выгула. Есть ещё несколько мер, которые помогли бы решить проблему.

«Вся проблема в безответственности, — повторяет Юля. — Я считаю, что у нас решится проблема бездомных собак, когда введут налоги на разведение животных. Это же доход, человек деньги получает. Как только у нас это будет приравнено к предпринимательству с соответствующим оформлением и налогами, им будет невыгодно это бесконтрольное размножение».

Юля считает, что ответственности нужно учить не только первую, но и вторую сторону — будущих владельцев собак: «У нас должны быть не только налоги для заводчиков, но и школы для желающих взять собаку. Когда человек машину заводит, он получает права, за два месяца примерно начинает понимать, что к чему. Я уверена, что половина не будет доходить до конца в таких школах. Если людям придётся во всё вникнуть, у нас будет гораздо меньше отказников».

Юле пора уходить. Если всё закончится удачно, сегодня ещё один пёс проведёт ночь не на снегу, а в тепле.

Мнение эксперта

Сергей Безуглов, кинолог:

Что касается «бойцовых пород», я очень сильно не согласен с этой формулировкой. Нет такой породы — «бойцовая». Бойцовые собаки — это те собаки, которые участвуют в боях. С маленькими собаками бывает гораздо сложнее, чем со стаффами. Йорков вывели для ловли крыс. То есть по своей природе собаки должны быть отчаянно храбрыми. Стаффы, как бы это смешно ни звучало, меньше выдерживают давление и быстрее поддаются дрессировке, чем те же йорки.

У питбультерьеров есть в генетике ненависть друг к другу, но есть она и у других пород. Если кобель половозрелый, то у той же овчарки, к примеру, будет сильнейшая агрессия к любому другому кобелю — это конкуренция, это природа. Так же и суки. Особо это не зависит от породы. Опять же, люди бестолковые — многие поощряют эту агрессию. Многие хвалят — смотри, мой всех собак порвёт.

С маленькими собаками намного сложнее. Мы их считаем маленькими собаками. Они себя маленькими собаками не считают. Они себя считают нормальными, полноценными собаками и ведут себя соответственно. И вот эти «спичечные коробки» бросаются, например, на дога, точно так же, как любая другая собака. Сказать, что эта порода агрессивна, а эта — нет, не совсем правильно. Всё зависит от человека, её хозяина.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы