Примерное время чтения: 10 минут
707

Будет жить. Татарстанцы собрали деньги и спасли первоклассника от смертельного недуга

Фото Алии Шарафутдиновой

Смертельный диагноз

С Сашей, Ольгой и Вячеславом Птицыными мы встретились в парке в солнечный день. Мальчик с отцом катались на велосипеде, мама сидела на одной из скамеек и наблюдала за своими мужчинами. Обычная счастливая семья. Если бы не некоторое напряжение во взгляде женщины, которая, кажется, до сих пор не привыкла к новой внешности сына. Светловолосый худощавый мальчик изменился до неузнаваемости – кучерявые тёмные волосы, густые брови, круглые щёки – реакция организма на химию.

Фото Алии Шарафутдиновой

Как они пережили этот год, Ольга рассказывает тихим голосом, но не отводя взгляда.

О том, что мальчик серьёзно болен, Ольга и Вячеслав узнали, когда весь мир отмечал рождение нового 2012 года. Единственной причиной пройти обследования была несвойственная детям слабость Саши: первоклассник – отличник, играющий в шахматы, плавающий в бассейне и увлекающийся горными лыжами, – вдруг стал часто жаловаться на усталость. Первое же УЗИ показало тяжелейшее заболевание.

Фото Алии Шарафутдиновой

«4 января 2012 года Саша поступил в ДРКБ Казани в отделение онкогематологии с противоречивым диагнозом, – говорит Вячеслав Птицын и начинает перечислять сложные медицинские термины. – Лимфома, лимфолейкоз В-типа и Т-типа, острый мелоидный лейкоз. Наши врачи не могли поставить точный диагноз. Окончательный диагноз прислали только московские врачи – острый Т-клеточный лимфобластный лейкоз».

Этот день разделил жизнь Ольги и Вячеслава на «до» и «после». До – счастливые родители двоих детей, врачи-ветеринары в собственной клинике, мечтающие, строящие планы на будущее. После – одна единственная мысль – спасти Сашу.

Фото из семейного архива

Не сдаваться

В этой семье теперь не строят планов и живут только сегодняшним днём. После целого года в борьбе за жизнь сына Ольга и Вячеслав научились ценить каждое мгновение, проведённое с родным человеком.

«Когда узнали диагноз и нам озвучили цифру за лечение в клинике, были в шоке. Нам казалось, что мы никогда не найдём такую сумму денег, – говорит Вячеслав Птицын. – При онкологических заболеваниях у родителей нет времени, счёт идёт на дни. Но нельзя опускать руки. И помощь обязательно придёт. Даже если её совершенно неоткуда ждать. Так было и с нами».

На зов о помощи, несмотря на новогодние каникулы, откликнулись очень многие. На первое обследование и начало лечения семья Птицыных смогла собрать деньги через школу № 18, где учился Саша. 30 тысяч долларов хватило на один месяц пребывания в Израиле.

Фото из семейного архива

Дальнейшее лечение стало возможным благодаря неравнодушным людям по всей России, которые делали посильные добровольные взносы. Руководила сбором денег 34-летняя Анжела Шакирова – мать двух дочерей, ранее незнакомая Птицыным. Объявления о сборе средств она размещала в социальных сетях. Благодаря этому о проблеме Саши узнали и в других российских городах, а также в Венгрии, Германии и Чехии. Анжела признаётся, что «к некоторым детям привязываешься раз и навсегда». «Я же говорила, что не отдам его, – говорит женщина. – Сашка – очень хороший парень, и он должен жить».

Кроме этого, по Казани были установлены несколько пунктов с ящиками для пожертвований. Активно участвовали в поиске средств на лечение участницы форума Supermamki. Друзьями семьи были организованы два благотворительных концерта. Многие фирмы перечислили на счёт Птицыных немалые суммы. 

В целом, россияне пожертвовали Саше 500 тысяч долларов, 20 % из них собрали татарстанцы.

«До этого мы думали, что Россия погрязла в погоне за деньгами, но после того, что случилось, поняли, что горды за наш народ. Без этой помощи мы не смогли бы оплатить лечение», – признаёт Вячеслав Птицын.

Фото из семейного архива

«Всё это время нас поддерживали друзья, родные, клиенты ветеринарной клиники и просто незнакомые люди. Сопереживали и родители одноклассников Саши. Друзья сына каждый день связывались с нами по Skype и пытались отвлечь мальчика, – добавляет Ольга. – Мы безмерно благодарны всем, кто нас поддерживал в трудную минуту».

Борьба за жизнь

15 января семья в срочном порядке улетела на обследование в больницу имени Хаима Шиба в городе Тель ха-Шомер в Израиле – российские врачи посоветовали лечиться за рубежом. Диагноз был подтверждён. «Началась химиотерапия. После первого курса лечения препаратами по результатам исследования костного мозга Саши мальчику была присвоена самая высокая степень риска, – объясняет Вячеслав Птицын. – Ремиссии (значительное ослабление симптомов болезни – прим. автора), которая у большинства детей наступает на 8, 15 или 33 дни, не случилось. Организм Саши был невосприимчив даже к сильным лекарствам». Тогда мальчику прописали «резервную химию» – дополнительный блок сильных препаратов, чреватых очень серьёзными осложнениями.

«Это была настоящая война, – признаётся, тяжело вздыхая, Ольга. – Видеть в бессонные ночи, как твой ребёнок страдает и теряет силы на глазах. Саша не мог глотать, пить и испытывал дикие боли, которые анальгетиками не снимались».

«Молились каждой новой здоровой клетке»

Ремиссия наступила лишь на 160 день, но врачи сообщили родителям мальчика, что большим шагом к выздоровлению Саши должна стать пересадка костного мозга. Донора искали недолго – по результатам анализа на эту роль подходила родная сестра Саши – 14-летняя Мария.

Фото из семейного архива

«До процедуры пересадки клетки человека сильно облучают – это для того, чтобы убить больной костный мозг. Затем в «чистый» организм с капельницей «подсаживают» клетки донора. Можно считать, что 22 июля Саша родился заново», – рассказывает Ольга Птицына.

После процедуры Саша не ел и не пил ровно 17 дней, мальчик похудел до 23 килограмма. «Когда на 18 день он попросил жареную курицу, мы все плакали от счастья, – вспоминает мама мальчика. – Бегали за этим блюдом и молились, чтобы только сын поправился. Молились каждой новой здоровой клетке Саши», – признаётся Ольга Птицына.

Фото из семейного архива

К счастью, новый костный мозг в теле Саши начал вырабатывать их в достаточном количестве. «Но и сейчас две иммунные системы, столкнувшиеся в организме, всё ещё пытаются договориться, – объясняет Вячеслав Птицын, – поэтому сыну назначают гормональные препараты, от которых он сильно пополнел».

Всё время, проведённое в клинике, Саша держался молодцом. «Бывали времена, когда я не могла сдержать слёз, тогда сын обнимал и говорил: «Мамочка, что ты? Всё будет хорошо», – вспоминает Ольга, прижимая к себе Сашу. – Приходилось утирать сопли и брать себя в руки!»

Фото из семейного архива

Как только Саше становилось лучше, он подтягивал свои школьные предметы – писал диктанты, практиковал английский, занимался математикой. Не допускал и мысли, что он может пойти в другой класс и расстаться со школьными друзьями.

Новая жизнь

Семья Птицыных прилетела из Израиля 30 апреля 2013 года. Но лечение Саши продолжается – каждые две недели они с мамой летают в Санкт-Петербург для процедуры фотофереза (облучают клетки, чтобы избежать воспаления и последующего отторжения).

Сейчас Саше не рекомендуют большие нагрузки, ему нельзя появляться на сильном солнце в силу чувствительности кожи.

Фото Алии Шарафутдиновой

Недавно мальчик сдал экзамены на «4» и «5» в своей школе, и возможно, уже к сентябрю он появится в своём любимом 3 «В» классе. Его мечта вернуться поскорее в Казань исполнилась, теперь он желает только одного – поскорее выздороветь. Мальчик строит планы на будущее, хочет стать врачом и спасать людей, попавших в такую же трудную ситуацию.

«У нас верующая семья, – отмечает Вячеслав Птицын. – Испытания даются не зря. То, что случилось с нами, стало толчком к переосмыслению жизненных ценностей. Чудеса случаются постоянно – мы это поняли в Израиле, когда даже врачи не могли объяснить это иначе. Мы знаем, что весь год нас «вели», дали нам всех этих людей, оказавших помощь. Чувствовали присутствие Бога кожей. И до сих пор чувствуем».

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах