3348

Журналист «АиФ» и его семья стали героями фильма о законе Димы Яковлева

Сюжет Российский ответ на «закон Магнитского»

Журналист «АиФ» Александр Колесниченко в своём вопросе президенту России во время традиционной прямой линии назвал закон Димы Яковлева «людоедским». Жена Александра Юлия Колесниченко написала о законе ставшую невероятно популярной колонку. Александр и Юлия сами являются усыновителями. Семья Колесниченко поддерживает контакты с иностранцами, которые так и не смогли усыновить детей из-за принятого закона.

«Участие в фильме для нашей семьи — это всего лишь одна из попыток не дать забыть ни себе, ни другим, — говорит Юлия Колесниченко. — Нам было страшно выставлять напоказ своих детей и выворачивать души. Но ещё страшнее была мысль, что тех детей и их родителей забудут. Забудут то, за что сами ещё недавно так переживали. Что все поверят в официальные мифы, будто иностранные усыновители — сплошь монстры, а в России желающих взять ребёнка чуть ли не больше, чем сирот… Мне непросто сказать, о чём фильм, — я ведь даже ещё его не смотрела и впервые увижу вместе со всеми 13 декабря. Конечно, он о том, что тот закон сделал с судьбами детей и взрослых. О российской сиротской системе. Об удивительных людях. О подлости. Но и о любви».

Как только Юлия оказалась вовлечённой в эту тему, ей стали писать родители, которые не успели забрать детей. Говорит, эти письма приходят до сих пор — новые и новые.

Родители, кстати, не только пишут. Юлия говорит, что две знакомые ей мамы приезжали в Россию уже после принятия закона. Они знали, что им уже не разрешат увидеть детей — ведь по закону они им никто. Они пытались встречаться с чиновниками, юристами, журналистами. И просили лишь об одном: пожалуйста, дайте этим детям расти в семье — если не в нашей, то в вашей стране. Это последняя надежда, которая осталась у американских усыновителей — что их дети всё же смогут попасть домой в России. Хотя, несмотря на все отказы, они повторяют, что будут ждать этих детей всегда.

«При этом почти у всех, чьи истории я знаю, здесь остались дети с инвалидностью или особенностями здоровья, — рассказывает Юлия Колесниченко. — Велик ли у них шанс найти семью в России? Нет. Но американские родители, в большинстве своём совсем не богатые люди, готовы помогать всем, чем только можно: собрать деньги на лечение, найти врачей, передавать лекарства или специальное питание — только возьмите детей! Это действительно, наверное, невозможно понять, и поэтому в это трудно поверить. Несложно посчитать, сколько детей ежегодно теряют шанс на семью из-за этого закона, тем более что запретом американского усыновления дело не ограничилось, и на сегодняшний день российских сирот разрешено принимать гражданам только двух стран».

В основе фильма — история девочки Леры и её несостоявшихся родителей, семьи Моррисов из Калифорнии. Но не только их.

«Вместо истории Леры можно было взять любую историю из списка детей, попавших под «закон Димы Яковлева», — рассказывает автор сценария Гаяне Петросян. — Там сплошные трагедии, одна тяжелее другой. Но кого это волнует? Лера, как и все эти дети, ничего не знает о политике, о депутатах, о телевизионной пропаганде. Она знает лишь, что её нашли мама и папа, что она стала нужна, её полюбили. А потом всё закончилось, скоро и внезапно. А Моррисы — они могли бы сдаться, начать искать другого ребёнка. Но они сейчас больше всего на свете переживают о том, что Лера разуверится в их любви. Почему я говорю именно об этом? Потому что «Казённые дети» — это кино не о политике. Это кино о любви».

«Этот фильм не политический, — поясняет режиссёр фильма Ольга Арлаускас. — Снимая его, мы не занимали сторону ни России, ни Америки, ни Европы. Мы постарались встать на место детей. И стало очень страшно. Людям сегодня приходится напоминать о том, что государство для человека, а не человек для государства. Не хочется ни в коем случае повторять скорбный исторический круг, когда жизнь человека ни во что не ставилась, а подчинялась интересам таинственного, тёмного и страшного большинства, которого нет. Наша страна — это другое, это светлые умы и одарённые люди, это те, кто никогда бы по своей воле не лишил детей шанса на любовь по политическим причинам, правда?»

«Фильм не про детей-сирот и не про иностранных усыновителей — про них те, кто принимал закон, думали меньше всего. Это про нас: про то, что происходит сегодня и будет происходить завтра, — резюмирует Юлия Колесниченко. — На самом деле этот закон касался всех нас. Это по нам тогда звонил колокол. Ведь с одной стороны, он показал нашу полную незащищённость — не пожалели детей, не пожалеют и нас. А с другой — оказался такой проверкой: как низко мы можем упасть, проглотим ли и это? И забудем ли потом?»

13 декабря в рамках фестиваля «Артдокфест» состоится российская премьера фильма «Казённые дети». Начало в 17:30 в кинотеатре «Фитиль» (Фрунзенская наб., 12).

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество