aif.ru counter
7904

Детство за решёткой. Как отбывают срок малолетние правонарушители

Дмитрий Овчинников / АиФ

Их называют трудными подростками. Отвергнутые обществом, перешагнувшие черту и вступившие в конфликт с законом. Временная изоляция и перевоспитание — таков удел малолетних хулиганов, попавших в Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП).

Серый дом за забором

Серое здание, огороженное по периметру массивным забором, расположено недалеко от центра Перми и фактически бок-о-бок граничит с классическим университетом. Во дворе перед самым входом — пустующая детская площадка. 

Серое здание центра, огороженное по периметру массивным забором, расположено недалеко от университета. АиФ/Дмитрий Овчинников

Каждый год через это учреждение проходит порядка 200 подростков. Кто-то угнал автомобиль у соседа, другой пытался отобрать телефон у сверстника, кто-то стянул деньги у пенсионерки. Есть и подростки, совершившие изнасилование. «У нас в наличии почти весь уголовный кодекс», — шутят сотрудники. Правонарушители, в основном, — 1416-летние парни.

Проблемы в семье, в школе. Ребёнок начинает отдаляться от родных и друзей, искать новые знакомства. Плохая компания. Воровство или грабёж. Тюрьма. Рецидив. Как будто уже набросанный план их будущей жизни.

«Большинство подростков могут вступить на такую стезю. Здесь важно вовремя остановить человека. И сказать: "Стой, оглянись, подумай"», — рассуждает Елена Пахмутова, начальник Центра для временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.

Елена Пахмутова, начальник Центра для временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. АиФ/Дмитрий Овчинников

Священнослужители, спецназ и кукольный театр

Пермскому Центру для временного содержания несовершеннолетних в этом году исполнилось 92 года. Во времена Гражданской и Великой Отечественной войны в этом здании находился приёмник-распределитель, здесь жили сироты, беспризорники, малолетние бандиты и бродяги.

«Нас до сих пор воспринимают как место изоляции, где ребёнок получает определённую дозу наказания. Хочу сказать, что это стереотипы. Всеми правдами и неправдами мы стараемся поставить подростков, так сказать, на путь истинный, без агрессии и ненависти с нашей стороны. Мы вывозим детей на природу, показываем им различные представления, где они иногда сами участвуют. Как бы детский лагерь!», — поясняет директор центра.

Сейчас в учреждении насчитывается всего 12 детей. Администрация лагеря просит СМИ скрыть их лица — по закону, изображения несовершеннолетних можно публиковать только с разрешения их родителей. АиФ/Дмитрий Овчинников

Так, в ЦВСНП активно работает кукольный театр, в гости к малолетним нарушителям закона приезжают ветераны Афганистана и бойцы из СОБРа. Кроме того, к процессу перевоспитания присоединились и религиозные деятели. По словам воспитателей, в тесном контакте с центром работают православные священники, лютеране, протестанты и даже староверы. 

«Порой священнослужители оказывают такое огромное влияние на ребят, что они ходят потом, как шёлковые. Например, к нам попал выходец из Средней Азии. Парень вёл себя агрессивно, не хотел есть обычную еду (требовал халяль), разговаривал только на родном языке, хотя знал русский. Пришёл имам, поговорил с ним. И парень сразу же изменился, конечно, в хорошем смысле!» — рассказывает замначальника ЦВСНП Наталья Галкина.

Словно детский оздоровительный лагерь

Сейчас в учреждении находится всего 12 детей. Когда подросток поступает в центр, ему даётся семь дней на адаптацию. Затем с ним начинают заниматься психологи, здесь же проходят сеансы групповой терапии. 

Распорядок дня напоминает детский оздоровительный лагерь. АиФ/Дмитрий Овчинников

«Порой в помещении, сидя на кожаных креслах, рыдают абсолютно все, выслушивая истории друг друга. Начинают рассказывать, кричат! Затем успокаиваются, эмоции постепенно уходят. Слышится бубнёж, мол, "мне стыдно", "зачем я так поступил", "какой же я дурак"», — рассказывает Пахмутова.

Распорядок дня тоже напоминает детский оздоровительный лагерь. Ранний подъём, зарядка, завтрак. Затем идут уроки, прогулки, спорт и творчество. Обязательно — пятиразовое питание. В центре действует своя библиотека. Кстати, одна из самых популярных книг — «Преступление и наказание» Достоевского. 

Загубленная молодость

Срок на исправление у ребят — 30 дней. Потом кого-то распределяют в школы закрытого типа или в приюты. Подростков, которые вели себя хорошо и исправились, отправляют обратно в семью.

12-летний Иван (имя изменено), один из малолетних правонарушителей, собирает поделки за столом у окна в просторной комнате на втором этаже. На вопросы отвечает скромно, сильно стесняясь.

«Научился делать снежинки, лебедей, зайцев и кошечек. Я хочу стать строителем», — шепчет он.

Рядом сидит ещё один парень, чуть постарше. Его зовут Алексей (имя изменено). Руки в наколках, на пальцах красуются миниатюрные крестики, на мизинце — число «13», на языке татуировки означающее загубленную молодость. 

«Я нахожусь 22-й день в центре. Мне нравится гулять, ходить в тренажёрный зал. Сидеть — скучно. Сейчас для меня важно доучиться. Ну и жить, наконец, без преступлений», — глухо говорит, опустив глаза, подросток. 

«Никита бросил курить»

По статистике на сегодня, из десяти детей в центр возвращается один. А в 2011 году, по данным краевого суда, рецидив подростков составлял 24 %.

Комната для массажа в центре. АиФ/Дмитрий Овчинников

Главная награда за труды преподавателей — многочисленные отчёты, которые приходят в центр от инспекторов по делам несовершеннолетних. 

«Никита бросил курить. Со слов родственников, всегда ночует дома, в употреблении алкоголя не замечен. Классный руководитель отмечает законопослушное поведение, а в свободное время начал посещать творческие кружки», — говорится в одном из таких документов.

В этом году был выбран символ учреждения — ангел. И новый девиз: «Все дети рождаются ангелами». «Этому принципу мы стараемся ежедневно следовать, пытаясь отыскать в душе у них что-то, действительно, доброе и хорошее», — с учительской наигранностью подмечает Пахмутова.

Воспитание идёт от семьи

В будущем планируется ещё активнее подключать и мам, и пап к исправлению своих чад. Ведь характер ребёнка — прямой результат родительского воспитания. «Нам надо помещать в центр семьи. Когда-нибудь мы постараемся так сделать. Работа в комплексе — непременный залог успеха», — рассуждает Елена.

Подростков, которые вели себя хорошо и исправились, отправляют обратно в семью. АиФ/Дмитрий Овчинников

На выходе из ЦВСНП можно заметить огромную книгу отзывов, лежащую на столе. Оказывается, она появилась лишь в прошлом году. Сами дети потихоньку заполняют её, когда покидают стены исправительного учреждения.

«Отбывал здесь наказание. Хочу поблагодарить всех воспитателей за то, что учили и были, как родители, могли всегда выслушать и помочь в трудную минуту. Спасибо поварам за то, что вкусно нам готовили. Спасибо тем, кто спонсирует это учреждение! Теперь буду приезжать сюда как можно чаще... но уже в гости!», — пишет тот самый Никита.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы