Примерное время чтения: 7 минут
1591

Вишневый спад. Ливни и жара скажутся на урожае зерна, фруктов и овощей

/ Фото Алексея Гусева / АиФ

С юга на север движется по стране уборочная кампания: сводки пока не радуют — мешают дожди. Прогнозы — даже официальные — не обещают рекорда. Впрочем, минувший год в очередной раз показал: рекорд для аграриев едва ли не страшнее недорода. Многие только недавно смогли продать прошлогодний урожай, а те, кто не мог ждать, — остались в убытке. Да и для покупателей обилие зерна, овощей и фруктов в закромах — отнюдь не гарантия низких цен: таковы причуды нашего потребительского рынка.

Погодный тормоз

Страна у нас большая: на Кавказе и Кубани уборка идет с июня, на юге Воронежской области только начали выходить в поле комбайны, белгородцы, липчане, куряне застыли на низком старте.

«Нефтекумский округ первым на Ставрополье завершил жатву, — сообщил губернатор Владимир Владимиров. — На днях закончит уборку Левокумский округ. А в целом по краю обмолочено уже 50% посевов. Средняя урожайность — 33,4 центнера на гектар. Наши аграрии со всеми вызовами и задачами этого сельхозсезона справляются. Собрано уже почти 3,7 миллиона тонн зерна. Спасибо тем, кто трудится в поле. Вы даете хлеб Ставрополью и всей России».

В Краснодарском крае убрана четверть из 2 млн гектаров. Впрочем, власти этих авангардных регионов уже признали, что ливни замедляют работу.

С опережением идет только Поволжье — от Волгограда до Татарстана. Но и волгоградские крестьяне уже начали жаловаться на непогоду. Колос после дождя не вымолачивается — приходится ждать, пока поле высохнет. А ведь гонка идет отнюдь не ради спортивного интереса. Аграрная наука говорит, что каждый день задержки после созревания посевов теряется 30-35 кг зерна с гектара.

«Средняя урожайность в Краснодарском крае, по данным на 12 июня, на 8,4 центнера ниже прошлогодней: толчковая нога для уборочной уже дрогнула, — говорит доктор сельскохозяйственных наук Владимир Шевченко. — Ясно, что в Ростовской области урожайность тоже будет ниже. В Воронежской — в прошлом году из-за непогоды не досеяли озимые».

Воронежцев, кстати, прошедшие дожди даже спасли: температуры за 30 градусов во время налива колоса очень опасны. Но, по прогнозу погоды, ливни продолжатся — а ведь уже нужно выходить в поле.

«Хлеба полегли, а значит, высокого качества уже не будет, — продолжает ученый. — Влага — среда, где распространяются болезни».

Без вишни и яблок

Впрочем, наши крестьяне готовы к самым разным сюрпризам.

«Урожай мы рассчитываем получить неплохой, вот только в качестве зерна я сомневаюсь, — поделился руководитель хозяйства „Новонадеждинское“ (Воронежская область) Николай Паринов. — Из-за дождей может быть плохая клейковина. Кукуруза не очень хорошо идет — были холода. Но, может, еще подтянется. Будут подсолнечник, горох. Пшеницу мы в это время обычно уже убираем, но в этом году, наверное, приступим ближе к 25 июля».

Хуже всего в этом году в Центральной России с яблоками, вишней, черешней. В начале мая, когда формируется завязь, ударили ночные заморозки — совсем небольшие, но и этого хватило.

«В прошлом году мы собрали 60 тонн вишни, в этом — только десять, — продолжает аграрий. — Хотя бы решили проблему с рабочими для уборки. Про цыган всякие слухи ходят, но в этом году только они у нас и трудятся. С нашими людьми большая проблема. Их нет».

Меньше, да лучше

Рассчитывать на обширные нивы Зауралья тоже не приходится: в Алтайском крае, Новосибирской, Омской областях и других регионах Южной Сибири все наоборот — установилась аномальная жара.

Так что в Минсельхозе в этом году рассчитывают получить очень средний урожай — 123 млн тонн зерна. На прошлогодние 157 миллионов рассчитывать не приходится.

«Столько зерна нам и не нужно, — считает Владимир Шевченко. — 15 млн тонн погибло из-за неправильного хранения, низкая цена ударила по селу. Аграрии выбирают другие, маржинальные культуры. Раз есть влага, значит, урожай свеклы будет хороший. А вот кукуруза требует тепла. Метелку она уже выбросила, теперь нужно хотя бы 25-28 градусов для нормального опыления. Ждем приличный урожай сои — в последние годы ее посевы расширяют. А соя — это рентабельная культура и хороший предшественник: после нее в почве остается 80-100 кг азота на гектар — столько же минеральных удобрений обойдется в приличную сумму».

«Тут палка о двух концах: рекорд — цены низкие, неурожай — тоже плохо, — рассуждает Николай Паринов. — Но и не такой уж плохой будет урожай. Главное, чтобы открылись международные рынки. Бывало, мы продавали пивоваренный ячмень по 24 рубля за килограмм, в этом году — отдали за восемь. А пшеница? Кто бы ни позвонил — спрашивает фураж. Для чего? Чтобы печь хлеб для людей. То есть кормят как свиней? Один хлеб некачественный делает, другой — молоко, третий — колбасу: так и травим друг друга».

Да и к чему рекорд, если зерно не получается продать?

«Нужно считать не валовой сбор зерна, а урожай денег, который собрали аграрии и готовы вложить в развитие своих предприятий, — убежден руководитель школы генетиков и селекционеров „Агроген“ Сергей Гончаров — Стоимость урожая 2022 года очень низка, и это мешает развитию. Зерно идет в дружественные страны — логистика меняется, но очень сложно, тяжело и невыгодно. Люди не могут инвестировать в завтрашний день, и это самая главная проблема. Так что дело не в плохой погоде, а в том, что аграрии не готовы вкладываться в дорогие продукты — удобрения, средства защиты растений и т. д.»

Впрочем, зерно отнюдь не обязательно продавать за рубеж. Гораздо выгоднее — потреблять его дома. Поэтому еще несколько лет назад правительство провозгласило курс на развитие глубокой переработки зерна, которая создает высокую добавленную стоимость.

Примером здесь могут послужить масличные — подсолнечник, сою и рапс почти полностью перерабатывают.

Цены — в одну сторону

А вот картофель в этом году уродился гораздо лучше, чем в прошлом. С другими овощами ситуация, скажем так, разная.

Как скажутся эти результаты на ценах на прилавке? Ведь недавнее подорожание лука нам объясняли неурожаем в Средней Азии. К сожалению, цены у нас обычно меняются в одну сторону и мало зависят от сводок с полей.

«Цены в розничных сетях, как правило, не связаны ни с себестоимостью, ни с ценой закупки у сельхозпроизводителей, — отмечает Сергей Гончаров. — Так что есть большие вопросы к работе наших контролирующих служб. Впрочем, есть и объективные тенденции. Например, я уверен, что цена на продукты из того урожая, в котором задействованы иностранные семена, комбайны и пестициды, будет расти».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах