3226

«В случае чего, жалуйтесь!» Как я училась быть наблюдателем на выборах

Надежда Уварова / АиФ

«Нам счастье привалило, — прокричала в телефон моя университетская подруга Виктория, — можем устроиться наблюдателями на выборах. Не на одних, на всех, что впредь будут. Надо только лекцию прослушать и тесты сдать. Ну что, идём?» И мы пошли.

«Пишите заявления, звоните в штаб»

Курс подготовки не молодого бойца, но наблюдателя предстояло прослушать в выходной день. Проводилась лекция в штабе одной политической партии, расположенном в самом отдалённом районе Челябинска. Лекция, как обещали, продлится два – три часа, после неё предстояло пройти тест по пройденному материалу, получить методические рекомендации и дожидаться ближайших выборов в Государственную Думу.

В назначенный час мы с Викой подпирали дверь одного из кабинетов Дворца культуры Металлургического района. Офисом этот кабинет назвать было сложно. Это помещение — именно кабинет, партийный, вышедший из советского времени. Несмотря на небольшой размер, он включал и расставленные рядами стулья, и доску для информации, и преподавательский стол лицом к аудитории, и лозунги на стенах, с которыми наша партия, отличная от партии большинства, идёт на выборы.

 Штаб партии в выходной пуст.
Штаб партии в выходной пуст. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Вика всё щебетала, что вообще-то все наблюдатели уже набраны, но отказались ровно одиннадцать человек, в основном бабушки из-за домашних дел. Что им-де некогда тратить целый сентябрьский денёк на просиживание на избирательном участке. Лучше потратить его на заготовки на зиму. Потому нас, будущих наблюдателей, и будет сегодня здесь ровно 11. Часы перешагнули назначенные десять утра, однако нас так и оставалось двое.

Запинаясь через длинное чёрное вечернее платье, к нам спешит молодая женщина. «Актриса местного ДК. Играет Злую Фею», — пронеслось в голове. Однако это была именно она — наша преподаватель Наталья.

«Вас двое? — она едва не заплакала. — Дело в том, что меньше пяти человек нельзя. Мне просто не оплатят занятие. Опять же, я и вас понимаю, приехали за тридевять земель ведь, зря, что ли?»

Наталья звонит руководителю штаба и спрашивает, что с нами делать. Расстроенная, что нет не только ожидаемых одиннадцати, а даже и пяти человек, собеседница всё же разрешает читать нам лекцию. Наталья воодушевляется и говорит: «Запомните: в случае чего — жалуйтесь! Это — самое главное, что вам предстоит понять и уяснить. Увидели непонятные действия, подкуп, явный вброс бюллетеней, пьяного или ведущего агитацию — пишите заявления, звоните сюда, в штаб. Это — самое важное. Остальное — мелочи».

 «В случае чего, жалуйтесь»!
«В случае чего, жалуйтесь!» Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Рабочий день с 6:55 до 23:30

Наталья раздала нам методички, объяснив, что мы обязательно должны принести их с собой на будущие выборы. Что за несколько недель до даты нам позвонят из штаба и объявят адреса участков, на которые мы попадаем. На избирательный участок необходимо явиться не позднее, чем в 6:55 — бывали случаи, что наблюдатель приходил в 7:00, однако председатель ТИК заявлял, что тот опоздал. Ведь комиссия начинает работу за час до 8:00 — официального времени открытия участков.

 В брошюре предусмотрены, кажется, все возможные ситуации.
В брошюре предусмотрены, кажется, все возможные ситуации. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Таким образом, рабочий день продлится с 6:55 до минимум 23 часов, — рассказывает Наталья. — Дело в том, что, когда выборы заканчиваются, идёт ещё подсчёт голосов, вы обязаны следить за этим в оба глаза. Чтобы также предотвратить вброс и ошибки при подсчёте. А ещё — обязательно заберите протокол выборов, иначе зарплату вы не получите. Он и есть гарантия вашей зарплаты».

 Без заполненного протокола наблюдатель не получит зарплату.
Без заполненного протокола наблюдатель не получит зарплату. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Наталья озвучила такие цифры. За день, проведённый на избирательном участке в качестве наблюдателя, представитель от партии получает от 1300 до 1500 рублей. Зависит это, как ни удивительно, от размера этого самого участка. Считается, что больший объём территории включает и большее число избирателей, так что и оплата будет чуть выше.

 Эта методичка выдается каждому наблюдателю.
Эта методичка выдаётся каждому наблюдателю. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Помоги партии победить»

Наталья хлебнула воды из небольшой бутылочки и говорит: «Девочки, я за эти семь месяцев, с ноября, похудела на 22 килограмма. Рассказать, как?»

Мы открыли рты от удивления, похвалили её силу воли и поняли, почему девушка носит такие наряды и на работу, с утра пораньше: не может налюбоваться своей новой фигурой. Наталья рассказывала диету, сводившуюся, как ни странно, к крайне малому употреблению воды вместо рекламируемых с экрана принципов питания. Уж чего-чего, а советов по «постройнению» на лекции для кандидатов в наблюдатели мы никак не ожидали.

Мастер-класс «Как обрести фигуру мечты» длился минут сорок. Потом Наталья вспомнила, что ей рассказывать ещё уйму информации, и неожиданно сказала: «В чём ваша задача, как наблюдателя? Помоги партии выиграть, победить или набрать максимум голосов электората. Да, можно долго кружить вокруг да около, говоря о формировании общественного мнения, своей чёткой гражданской позиции, но, если честно, наблюдатели от кандидатов в депутаты и от партий выдвигаются именно для этого. Чтоб не мешали набирать голоса».

 Натальин стол завален тестами, их проходят все кандидаты.
Натальин стол завален тестами, их проходят все кандидаты. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Против всех судимых»

А потом девушка сказала, что эту информацию рассказывает нам по секрету, она не пригодится, но мы знать должны. Во-первых, хотя в методичках написано, что мы должны наблюдать, быть в гуще событий, снимать на видео и фотографировать любые инциденты на участке, делать этого в случае опасности она не рекомендует. Есть полицейский, вот пусть он и занимается удалением пьяных, бунтующих, агитирующих, разнимает драки. Во-вторых, мы ни в коем случае не должны вступать в разговоры с теми, кто пришёл голосовать, ведь председатель комиссии может истолковать любые шептания как агитацию за нашу партию. Если он это сделает, может настаивать на нашем удалении. А отсюда — и зарплаты нам не видать, как ни прискорбно. И в-третьих, лично она крайне недовольна тем, что в бюллетенях отменена графа «Против всех».

«На каких-то местных муниципальных выборах я внимательно читала стенды, представляющие кандидатов в депутаты, — рассказала нам Наталья. — Тогда предлагалось выбирать из семи человек. Представляете, значилось, что пятеро из них ранее были судимы. Шестого я знаю лично и совсем не хочу, чтобы он был депутатом. Ну а седьмой был неработающим самовыдвиженцем 27 лет от роду, который также не внушил мне доверия. В итоге я просто испортила свой бюллетень, не найдя другого решения. Знаю, что глупость, а что было делать?»

 Кроме ближайших предстоящих выборов, этот комплект годен и для всех последующих.
Кроме ближайших предстоящих выборов, этот комплект годен и для всех последующих. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Хватайте за руки и кричите»

Наталья призвала нас слушать внимательно и принялась читать, переворачивая страницы талмуда со своего стола. В моменты, когда она рассказывала, как ей казалось, наиболее важные вещи, она поднимала палец вверх и произносила: «Запомните, это будет в тесте». Запомнить мы должны были, например, что, если председатель комиссии или секретарь выезжают к избирателю на дом, они обязаны позвать нас с собой. А мы — внимание — не обязаны ехать. Хотя вполне можем это сделать. А можем остаться на участке, если не устали сидеть. Сам избиратель, если хочет, чтобы с урной для голосования приехали к нему на дом, обязан изъявить желание не позже, чем за 6 часов до окончания работы избирательного участка. И только из-за плохого состояния здоровья или инвалидности — других причин просто нет.

«Вы должны внимательно смотреть за членами комиссии, — продолжила Наталья, — чтоб никто из них не заполнял ничего. Потому что они могут заполнять бюллетени за знакомых асоциальных жителей округа, которых знают лично, и уверены, что те не придут голосовать. А когда будет выезд на голосование на дому, вам необходимо запомнить, какая фамилия последней значится в реестре. Если уехала с крайним Ивановым, должны так и вернуться. А то знаю я их, ушлых, иной раз вернутся с вписанными фамилиями. Вам надо этого не допустить».

 Карта округов, мне предстоит работать в одном из них.
Карта округов, мне предстоит работать в одном из них. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Всего же нарушений в ходе выборов в талмуде Натальи выделено 44, их предстояло запомнить и знать назубок, ведь они должны облегчить наш день. Единственный, но такой важный рабочий день.

«Наблюдатель — «смотрящий» и свидетель, — рассказывала она. — Вы должны чётко следить за порядком. Самое главное, чего все боятся, — это вбросы».

Нам, будущим наблюдателям, по инструкции следовало громко кричать и хватать за руку человека, пытающегося бросить в урну для голосования стопку принесённых с собой заполненных бюллетеней. Важно, подчеркнула лектор, знать, откуда эти листы берутся. Как правило, из-за пазухи, из карманов, сумок. Достают заполненные листы около самой урны, чтоб незаметно бросить.

«А зачем за руку хватать?» — уточняю у лектора.

«Потому что необходимо, чтобы эти бюллетени были у него в руке, когда к вам приблизятся свидетели, — рассказала Наталья. — Если они окажутся у вас в ладони, наглый нарушитель может закричать, что они не его, а ваши. А ещё хуже, если стопка всё же окажется в урне и размешается с уже лежавшими там листами. Вероятно, выборы на участке будут признаны несостоявшимися. Потому от того, насколько громко вы закричите и ловко схватите нарушителя за руку, вновь зависит ваша зарплата. А ещё в случае конфликтных ситуаций необходимо заручиться поддержкой лояльных партий, то есть их наблюдателей».

Кроме того, Наталья посоветовала вглядываться в лица голосующих. Нам ведь запрещено лишь заходить в кабинки, но стоять около них — нет. И нужно стараться предотвратить ситуации, когда несколько раз заходит голосовать один и тот же человек. Ему выдают бюллетени также за маргиналов, которые вряд ли появятся на участке. В случае уверенности, что вы точно видели какого-то избирателя, нужно также кричать и звать полицию и председателя либо секретаря. И писать жалобу, и звонить в штаб.

«Две ошибки — мало»

Скороговоркой Наталья произнесла, что нам категорически запрещено: трогать бюллетени, выдавать их и заполнять, непосредственно участвовать в их подсчёте, расписываться за избирателя даже по его просьбе, нарушать тайну голосования, вести агитацию, вмешиваться в работу комиссии, а также выпивать спиртные напитки, вести политические дискуссии и пререкания.

А вот обязанности, точнее, права наблюдателя оказались куда более длинными. Они начинаются с проверки подготовки участка к голосованию: прошиты и пронумерованы ли листы, погашены ли неиспользованные открепительные удостоверения, есть ли акт о досрочно проголосовавших, светло ли в кабинах для голосования, есть ли ручки (карандаши запрещены), предъявлены ли пустые урны для голосования и так далее. Заканчивается длинный список правилами контроля при подсчёте голосов — удалены ли с участка все посторонние, обеспечен ли присутствующим полный обзор за действиями УИК, не пользуется ли кто-то при подсчёте письменными принадлежностями и т. п.

Нам выдают листы с тестами. Необходимо выбрать из предложенных вариантов верный. Всего заданий — 21, разрешено сделать 9 ошибок. Вопросы на внимательность — на то, насколько мы освоили Натальины утверждения, подчёркнутые поднятым вверх пальцем.

У меня оказывается две ошибки, у Вики — шесть. «Мало ошибок, — расстроенно осматривает мой тест лектор. — Могут подумать, что я вам помогала».

«Я просто внимательная, — успокаиваю я её, — и с памятью всё хорошо».

Наталья пишет: «Сдала», — ставит подпись и произносит: «Девушки, поздравляю, теперь у вас есть подработка».

А мы с Викой уже не уверены, что используем этот шанс — сделать свой выходной день рабочим с 6:55 до 23:30 за полторы тысячи рублей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы