Примерное время чтения: 9 минут
1673

Есть деньги, нет дома: что можно купить на жилищный сертификат для ветерана

Ираиде Максимовне после четырех лет судов и разбирательств вручили-таки сертификат на покупку квартиры. Сертификат есть – но квартирный вопрос ветерана он решит вряд ли. На сумму в один миллион рублей квартиру в Челябинске купить невозможно, а уезжать в деревню от родных и близких пожилая вдова не хочет. Да и не может – по состоянию здоровья.

- Спасибо тебе, дорогая моя девочка, - тихо, почти шепотом, говорит корреспонденту АиФ.ru ветеран. – Дали мне эту бумагу, слава Богу. Не вернусь я больше в свой старый дом. Сильно этого боялась.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

Мы долго обнимаемся с пожилой женщиной. У нее очень холодные руки, хотя за окном +30. «Все время мерзнет, - шепчет на ухо шестилетняя Надя, правнучка ветерана. – Бабуля у нас круглый год в вязаных носках живет, а мама обогреватель в ее комнате не выключает почти».

Сертификат на покупку жилья номиналом 1 миллион 44 тысячи рублей очень радует Ираиду Максимовну. Маша боится сказать бабушке: этих денег на квартиру не хватит. Купить нормальную жилплощадь в Челябинске за один миллион нереально. Марии придется оформлять ипотеку или брать кредит.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

- Я пошла просить 70 тысяч в банке, куда мои декретные переводят, Надю надо в школу в первый класс собирать, - говорит Маша, - ну так что, сказали, рассмотрим, а потом отказали. Я умом-то понимаю: я мать-одиночка, всего довольствия – пособие на младшую, на старшую уже только 57 рублей платят детских, с чего мне долг возвращать. С бабушкой вообще не знаю, как быть.

Опираясь на ходунки – самодельную металлическую кубообразную конструкцию, 92-летняя ветеран Великой Отечественной войны, инвалид 1 группы Ираида Максимовна Саввина медленно идет на кухню.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

- Садь, баб, я принесу сейчас чай, - внучка Маша, которая забрала из насквозь прогнившего старого дома бабушку к себе, на съемную квартиру, боится, что пожилая женщина упадет. – Я торт твой любимый, медовый со сметанкой, купила.

Чайник на День Победы

Отгремели салюты в честь очередной годовщины победы над фашизмом. Оставшиеся в живых участники войны давно заметили: о них вспоминают лишь в эти дни, когда вновь говорят о победе. В канун 9 мая в их дома приходят поздравительные письма, соцзащиты и администрации несут охапки цветов и подарки.

- В этом году мне чайничек электрический подарили, - улыбается Ираида Максимовна. – Сейчас в нем водичку погреем и будем чай пить. Это наши, челябинские, принесли. И тысячу еще – я как раз на нее лекарств на три дня купила.

Телеграмма от президента что-то не пришла, наверно, потерялась в дороге, а так каждый год меня Путин с Медведевым поздравляют. Я все их карточки храню.

- Бабуль, это не власти, это тебе кандидат в депутаты чайник принес, - смеется Маша. – Да, в этом году никто даже торжественно не поздравил бабушку. В те года она хоть праздник чувствовала.

На полочке над кроватью Ираиды Максимовны аптечка. В ней таблетки, капли, мази, спреи.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

- У бабушки ишемическая болезнь, бронхит, гипертония, да чего только нет, - наливая чай, говорит Мария. – Ладно, хоть я медсестра, знаю, что дать ей в случае чего.

Беру первую попавшую в руки упаковку. Стоимость лекарства – 3785 рублей.

«Это ужасно, когда ты в 92 года не имеешь своего угла»

От жизни, прожитой в старом, более века назад построенном доме, у Ираиды Максимовны совсем не стало здоровья. На ногах у женщины постоянно были тропические язвы, ее душил кашель. От сырости она заработала воспаление легких. Удобства в доме по Прессовщиков давно пришли в негодность. Чтобы помыться, баба Ида грела воду в чайнике, шла в колодец к соседям, приносила от них ведерко холодной, разбавляла в тазике и обливалась. Потом главное было не замерзнуть: газа в доме нет, как-то утеплить его Ираида Максимовна в 90 уже не могла. Быстро-быстро надевала теплый халат, носки, тапочки, свитер и ложилась под одеяло.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

В квартире, где сейчас она живет с Марией и двумя ее дочками, тепло, чисто и сухо. Проблема одна: хозяева подняли ножки ванной очень высоко. Чтобы помыться, ветерану приходится звать на помощь Машу. Она опять купается в тазике: как-то раз Мария помогла бабушке залезть в ванную, но та неаккуратно задела ногой край кафеля. Лодыжка распоролась глубоко, из раны потекла кровь. Ираида Максимовна очень испугалась, Маша побежала за аптечкой.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

- У нее кожа сухая, грубая, - говорит она, - как наждачка. И очень нежная, бабушка худенькая.

- Наконец-то я погреюсь, - держа в руках тарелку с тортом, мечтает ветеран. – Мы купим квартиру, чтоб ванна низенькая была, я сама буду водичку набирать, потом лягу, вытянусь во весь рост и косточки свои прогрею. Таня вон как ванную задрала, мне не перелезть.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

- Таня – это хозяйка квартиры, - объясняет Мария. – Я бабушке не говорю, что снимаю ее за 14 тысяч в месяц. Она думает, что Татьяна нас бесплатно жить пустила. Это ужасно, когда ты в 92 года не имеешь своего угла.

- Баба, свозить тебя в твой дом? Может, огород проведать хочешь?

- Зачем? – глаза Ираиды Максимовны стают большими, в них появляются слезы. – Нет. Я помирать только в квартире буду.

Ираида Максимовна не понимает, что миллион не решит ее жилищную трагедию. В ее понимании это огромная сумма. Но не для нормального жилья в мегаполисе.

«На выселках жить не хочу»

Квартир в городе продается множество. Более-менее нормальную однокомнатную можно приобрести за полтора миллиона рублей. Конечно, предлагаются и «однушки» в пригороде за такую сумму, но не сможет Мария с двумя детьми ездить к бабушке ежедневно. А без помощи Ираиде Максимовне уже никак.

Обзваниваю банки. Можно ли оформить ипотеку в ситуации Ираиды Максимовны? У ветерана, конечно, неплохая пенсия, но, когда клерки слышат возраст предполагаемого заемщика, тотчас отказывают. Только в одном из банков сказали, что кредитуют пенсионеров. В возрасте до 85 лет.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

- Конечно, можно бы было дождаться, как я на работу выйду, – говорит Мария. - Но сертификат рассчитан на девять месяцев. Кстати, удивительное дело. Почему? В министерстве социальных отношений мне сказали, это сумма субсидии, рассчитанная в Москве. Она везде такая, по всей стране. Может, рассчитают теперь, что на эти деньги купить можно? Президент приказал предоставить ветеранам жилье, а не сертификат на миллион. А на деле опять оказывается, что вроде и проявило государство заботу о своих героях, кто Родину защищал в войну, а забота это так, подачка. Как хотите, так и решайте свою проблему. На что хватит, то и покупайте.

- Я на выселках жить не хочу, - плачет ветеран. – Очень старая стала, соображаю плохо, Машенька мне большие часы купила, а я на них время не понимаю.

Фото Надежды Уваровой, АИФ

Раньше шустрая была, все успевала, а сейчас сильно медлительная, сплю плохо, полночи читаю. Если Маша с девоньками ко мне приезжать не сможет, как я буду одна жить? Живой в гроб не ляжешь. А зачем мне жить и для кого? Это моя последняя победа, все, старая стала, больше ни за какие льготы биться не пойду.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах