aif.ru counter
1049

Последние из могикан. Производственные аптеки забыты, но не сдаются

Лекарственное обозрение № 12. Отечественной фармакопее быть! 04/07/2016

Целью «Стратегии лекарственного обеспечения населения Российской Федерации на период до 2025 года» является полное удовлетворение потребностей каждого гражданина нашей страны в качественных, эффективных и безопасных лекарственных препаратах, идя к которой почему-то забывают о производственных аптеках.

На вопросы коррес­пондента «ЛекОбоза» согласилась ответить директор самарской аптеки № 258 Лариса Кондрашова.

Секреты производства

Светлана Шилькова, Лекобоз: Насколько реально выжить сейчас производственной аптеке? Справедливо ли мнение, что аптечное производство – дело заведомо убыточное?

Лариса Кондрашова: Аптека № 258 не относится напрямую ни к одному лечебному учреждению. Это даёт нам возможность самостоятельно решать производственные и хозяйственные вопросы, но лишает поддержки в юридических и финансовых вопросах со стороны государства.

Поскольку мы всегда были коммерческой структурой, то только от нас зависел и зависит конечный результат нашей коммерческой деятельности. Конечно, мы просчитываем каждое наименование продукции. Правда, мы никогда не знаем, насколько подорожают энергоносители, коммуналка, налоги, анализы. Например, у нас вступила в действие 13 фармакопея, согласно которой число критериев, по которым обследуется вода, значительно расширилось, и соответственно процесс проверки воды стал дороже.

Справка
Аптека № 258 была открыта на территории Самарского областного кардиоцентра в 1976 году. Обслуживает ряд лечебных учреждений области и Самарский областной кардиологический диспансер, в котором одновременно могут проходить лечение около 500 пациентов.

– Сейчас много говорится об импортозамещении и проблемах с производством отечественных субстанций. С чем работаете вы?

– Субстанции у нас как шли отечественные, так и идут, но для растворов. А вот детские формы делать не из чего. Нам предложили предоставить информацию, какие субстанции и в каком количестве нам необходимы. Что мы вместе с другими производственными аптеками и сделали, отправив информацию в Минздрав, но пока обратной связи не получили. Нам, к примеру, нужны каптоприл, силденафил, фуросемид, верошпирон, дигоксин.

Наше дело правое

– Как власти оценивают роль производственных аптек, получаете ли вы от них какую-нибудь помощь и насколько часто вообще пересекаетесь с ними?

– Встречаемся во время проверок. Нужны ли мы им? Складывается впечатление, что нет. О какой-либо поддержке говорить не приходится. Ведь даже в ситуациях, когда закон определённо на нашей стороне, приходится прилагать немало усилий, чтобы отстоять свою правоту.

– Вы можете привести конкретный пример?

– Несколько лет назад у нас были сложности с Росздравнадзором в связи с требованиями, изложенными в ст. 56 Федерального закона № 61 «Об обращении лекарственных средств»: «При изготовлении лекарственных препаратов аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, используются фармацевтические субстанции, включённые соответственно в государственный реестр лекарственных средств».

Камнем преткновения стал калия перманганат, раствор которого лекарственным средством не является, но наши оппоненты пытались доказать обратное. В результате крайними оказались пациенты, поскольку альтернативы калию перманганату нет.

Мы выиграли. Раствор калия перманганата мы изготавливаем. Одно неприятное «но» – цена субстанции после регистрации стала просто баснословной, что, конечно, отразилось и на стоимости конечного продукта.

Другой пример наших судебных разбирательств с Росздравнадзором – это изготовление нами якобы зарегистрированных на территории России лекарственных средств.

– Вы имеете в виду ту же ст. 56 закона № 61 «Об обращении лекарственных средств»: «Не допускается изготовление аптечными организациями, ветеринарными аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, лекарственных препаратов, зарегистрированных в Российской Федерации»?

– Именно. Представители Росздравнадзора пытались в суде доказать, что если в реестре зарегистрирован раствор объёмом 200 мл, а мы изготавливаем 50 мл, то это незначительное изменение объёма, а значит, одно и то же. Но разница в объёме препаратов получается в четыре раза, что, согласитесь, совсем немало. Суд это понял. 

Кроме того, изготовление растворов в таком объёме не наша прихоть. Мы просто выполняем техническое задание больницы, которая, в свою очередь, исходит из того, что, например, раствор калия хлорида или натрия гидрокарбоната в объёме 50 мл используется в детской реанимации. И если ребёнку, которому лекарство рассчитывается на килограмм веса положен раствор в объёме 50 мл, то 200 мл ему никак не подойдёт. 

К тому же мы изготавливаем 4%-ный раствор натрия гидрокарбоната, а не 5%-ный, который числится в реест­ре. Что интересно, у Росздравнадзора претензий к самой больнице нет, а только к нам. Хотя мы просто выполняем её техническое задание. Аптека как всегда почему-то оказывается крайней.

Проще – не значит лучше

– Как вы относитесь к предложениям, которые всё чаще стали звучать в последнее время, упростить фармацевтическое образование? То есть убрать из программы фармацевтических факультетов такие предметы, как технология лекарств и многочисленные химии, так как большинство выпускников не будут работать в производственных аптеках и они им не пригодятся?

– Не надо упрощать отношение к наукам в принципе. Упрощение в средней школе привело к тому, что у нас масса малограмотных людей, которые не знают элементарных вещей. Это приводит к тому, что у человека суживается кругозор, и у него нет представления, что же собой представляет окружающий мир. То же самое и в отношении фармацевтического образования. В конце концов производственные аптеки пока никто не отменял и не отменит.

– Вы считаете, что у производственных аптек есть будущее?

– Несомненно. Ни одно предприятие просто не станет изготавливать такие маленькие партии препаратов, какие делаем мы, просто в связи с экономической нецелесообразностью. Добавьте сюда офтальмологические, дерматологические, детские лекарственные формы в малой дозировке, которые ни один завод пока не освоил. Что касается именно нашей аптеки, то мы готовим ещё и прописи для кардиоплегии – растворы для искусственной остановки сердца во время кардиохирургического вмешательства.

Древняя китайская мудрость не зря гласит: «Не дай нам Бог жить в эпоху перемен». Тем более таких, ценой которых могут стать благополучие и здоровье человека. А именно к такому печальному финалу мы можем в результате прийти, если государство не поменяет своё отношение к производственным аптекам. Да, среди прочих участников российского фармацевтического рынка они почти незаметны, и с каждым годом их становится всё меньше. И вот уже далеко не каждый населённый пункт нашей страны может похвастаться их наличием. Но, несмотря на малые в суммарном выражении объёмы производства по сравнению с гигантами фарминдустрии, эти мини-производства очень важны. И, если удастся спасти жизнь даже одного человека с помощью лекарств, изготовленных ими, цена за их поддержку, думается, не будет чрезмерной. Но понять это отдельные чиновники, похоже, не готовы до тех пор, пока это не коснётся лично их.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество