aif.ru counter
2166

Аркадий Шмилович: «Душевнобольные нуждаются в социальной поддержке»

АиФ Здоровье №17. Профессии врача и педагога замедляют старение мозга 24/04/2014
Аркадий Шмилович.
Аркадий Шмилович. © / Из личного архива

Накануне юбилея о славной истории и уникальных традициях этой больницы, которым здесь следуют до сих пор, мы беседуем с одним из ее ветеранов, заведующим медико-реабилитационным отделением, президентом региональной московской общественной организации «Клуб психиатров», лауреатом премии города Москвы, кандидатом медицинских наук Аркадием Шмиловичем.

Уникальный опыт

Татьяна Гурьянова, «АиФ»: Аркадий Липович, о больнице, в которой вы работаете, ходят легенды. Скажите, что, на ваш взгляд, ее выделяет из многих других лечебных учреждений данного профиля?

Аркадий Шмилович: Она уникальна. Это – единственная психиатрическая больница, которая была построена без копейки государственных средств, на пожертвования частных лиц. (Об истории создания больницы, одним из основателей и спонсоров которой был легендарный градоначальник Москвы Николай Александрович Алексеев, читайте в ближайших выпусках нашей газеты. – Ред.) В разные годы здесь работали такие выдающиеся деятели русской и мировой психиатрии, как С.С. КорсаковВ. Р. Буцке, П. П. Кащенко (его имя больница носила в советские годы. – Ред.), П. Б. ГаннушкинВ.А. Гиляровский, Г. Е. Сухарева и многие другие. А еще в этой больнице никогда не было смирительных рубашек, изоляторов, хотя такие методы стеснения душевнобольных тогда практиковались повсеместно…

– Как же без этого обходились?

– Героическими усилиями младшего персонала больницы (в те времена – дядек и нянек), который здесь практически полностью менялся каждый год. К слову, многие здешние сотрудники жили тут же, на территории больницы, а врачи считали обычным делом пригласить к себе на обед пациентов. В лечебных целях.

– А чем лечили?

– В то время в психиатрии практически не было лекарств. Больных лечили лекарствами общего профиля, всевозможными процедурами. И, конечно, средой. Если вы зайдете к нам в музей и поднимете документы тех лет, то увидите, что в отделениях у нас были бильярды, пациенты выращивали цветы в больничной оранжерее, ловили рыбу в соседнем пруду, катались на коньках. Многих отпускали в домашние лечебные отпуска. А в меню блюд, которыми потчевали здешних пациентов, встречаются даже трюфели.

Но, пожалуй, больше всего наша больница была знаменита своей реабилитационной составляющей, основой которой были лечебно-трудовые мастерские, которые у нас существовали вплоть до 90‑х годов прошлого века. Пятнадцать заводов и фабрик обеспечивали заказами картонажный, сборочный, швейный, столярный, матрасный, электромонтажный больничные цеха. И пациенты, что немаловажно, получали за работу денежное вознаграждение, осваивали профессию. А затем нередко трудоустраивались на тех же предприятиях, которые предоставляли им рабочие места и сопровождались в процессе работы реабилитационной бригадой.

Продолжая традиции

– Эти традиции в вашей больнице сохранились?

– К сожалению, у нас в стране изменилось трудовое законодательство, и лечебно-трудовые мастерские оказались вне закона. И вот сейчас мы при активной поддержке общественных благотворительных организаций и фондов, Департамента здравоохранения, Департамента труда и занятости Москвы пытаемся тот удачный опыт возродить в ином юридическом поле.

– Каким образом?

– Год назад типография «Форте-принт» при поддер­жке благотворительного фонда «Качество жизни» организовала у себя производственный участок на 88 мест для инвалидов. Сейчас решается вопрос об открытии филиала этого производственного участка у нас в больнице. А заодно и компьютерного класса для обучения и возможного трудоустройства наших пациентов на специальном образовательном портале упомянутого выше фонда. Надеюсь, этот опыт распространится и в других больницах, а также на предприятиях. Ведь психические болезни, которые часто приводят к инвалидности, нередко поражают людей молодого, трудоспособного возраста.

– Чем еще помимо трудоустройства пациентов занимается ваше медико-реабилитационное отделение?

– Каждому пациенту мы составляем индивидуальную программу реабилитации, затрагивающую все аспекты их жизни. Это большая работа – индивидуальная, семейная, групповая, которую у нас проводят опытные психологи, психотерапевты, социальные работники. Наши пациенты и те, кто приходит к нам по направлению наших диспансерных филиалов, занимаются в театральной, вокальной, музыкальной, художественной студиях, а также являются авторами газеты «Психиатрия. Нить Ариадны», которую с декабря 2005 года издает региональная московская общественная организация «Клуб психиатров» при поддержке благотворительного фонда «Добрый век» – для информационной и моральной поддер­жки душевнобольных и членов их семей. С гордостью могу сказать, что эту газету сегодня читают около 300 тысяч человек в 17 регионах России, а с недавнего времени еще и в Нидерландах, Израиле, Финляндии, Германии, Украине.

– Общественная организация, которую вы возглавляете и которая объединяет ученых и организаторов психиатрической службы, стала вдохновителем и другого замечательного проекта – Московского фестиваля творчества людей с особенностями психического развития «Нить Ариадны»…

– Да, и мы уже провели два таких фестиваля. В последнем приняли участие душевнобольные из 20 регионов России от Улан-Удэ до Калининграда, а также Голландии, Израиля, Германии, Финляндии, Украины. В творческой части фестиваля участники оценивались в шести номинациях: театральной, концертной, литературной, художественной, фотографической и кинематографической. А сам фестиваль проходил на лучших культурных площадках Москвы. Это был колоссальный эмоциональный подъем для наших пациентов!

К тому же в рамках фестиваля прошла еще и большая научно-практическая конференция, посвященная арт-терапии в психиатрической практике, пресс-конференция и круглый стол в агентстве «РИА Новости» и круглый стол по законодательным инициативам в психиатрии, который прямо в Совете Федерации Федерального собрания РФ провела его председатель Валентина Матвиенко.

По пути перемен

– В последнее время в московском здравоохранении проводятся серьезные преобразования. Психиатрии они тоже коснулись?

– Да, психиатрическая помощь идет по пути расширения внебольничной сети. Психоневрологические диспансеры теперь стали филиалами больниц – для большей преемственности в помощи. Началось сокращение больничных коек. На сегодняшний день их стало уже на 2000 меньше. И это не предел.

– Вы считаете подобную тактику правильной?

– Абсолютно! Пребывание в больнице многих наших пациентов может ограничиваться острым периодом – неделями. Практика показывает: чем дольше душевнобольной человек находится в больнице, тем более он будет дезадаптирован в обществе.

Другое дело, что сокращение больничных коек должно предворяться усилением возможностей поликлинического, диспансерного звена. И в ряде диспансерных филиалов уже проходят серьезные преобразования. Туда пришли психологи и социальные работники, в них создаются полустационарные отделения интенсивной терапии и реабилитации, мобильные психиатрические бригады, выезжающие к больным на дом, что во многих случаях помогает им избежать госпитализации, которая, кстати, в Москве существенно сократилась, что можно расценивать как улучшение работы амбулаторно-поликлинического звена нашей службы. Хотя проблемы, конечно, остаются, и происходящие изменения пока недостаточны. Должны появляться реабилитационные центры, досуговые клубы, еще более расширяться полустационарные подразделения службы.

– Что мешает?

– Стереотипы мышления. Не только у медицинских работников, но и у самих пациентов, их родственников, многие из которых при любом удобном случае «сдают» душевнобольного в психиатрическую больницу, как в камеру хранения.

Да и общество продолжает относиться к нашим пациентам, как к изгоям. В Москве 60 тысяч инвалидов вследствие психических заболеваний. И примерно столько же тех, кто по сути таковыми являются. В три раза больше, чем слабослышащих, глухих и «колясочников» вместе взятых. Но если инвалид у нас в стране нередко является синонимом слова «отверженный», то инвалид вследствие психических заболеваний – изгой вдвойне. И пока у нас не создадут этим людям нормальных условий для социальной интеграции, для профессиональной, творческой, образовательной реабилитации, по большому счету мало что изменится. Таблетка не удержит душевнобольного человека во враждебно настроенном к нему обществе. К счастью, людей, которые начинают это понимать, становится все больше.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы