4682

Небесные «кормильцы». Корреспондент «АиФ» «дозаправил» самолеты в воздухе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Настало время духовной пищи 25/02/2015
CC BY-SA 3.0 / Commons.wikimedia.org

Чпок! К остеклению кабины самолёта-заправщика прилипает присоска видеорегистратора самого что ни на есть гражданского образца. Зачем он здесь?

— А если нам сейчас стратегический бомбардировщик в зад въедет, как виновного определять будем? — резонно отвечает оператор заправки.

Его кабина в самом хвосте самолёта, только что взлетевшего с авиабазы Дягилево под Рязанью. Отсюда летает единственный на все ВВС России авиаполк воздушных танкеров Ил-78.

Топор на стене

Внешне самолёт мало чем отличается от исходного транспортника Ил-76. Выдаёт заправщика только наличие подвесных агрегатов заправки (см. фото), слегка похожих на ракеты, а также отсутствие пушечной установки в хвосте. Вместо неё крошечная кабина оператора, в которую на время этого полёта определили ещё и меня. Цель миссии — встретиться с двумя стратегическими бомбардировщиками Ту-95, которые уже взлетели с авиабазы Энгельс под Саратовом, и передать им по 6 тонн топлива. Всего танкер способен поднять до 116 тонн керосина при собственном весе 94 тонны. Солидная машина, есть на что посмотреть.

Отличить танкер от грузовика можно по агрегатам заправки справа под крылом и около хвоста
Отличить танкер от грузовика можно по агрегатам заправки справа под крылом и около хвоста. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Факты
Дозаправка происходит на высоте 6 тыс. метров над уровнем моря на скорости 800 километров в час.
Помимо пульта оператора заправки со множеством тумблеров и приборов в глаза сразу бросается... аварийный топор на стене. Это на случай вынужденной посадки, чтобы прорубить фюзеляж, если заклинит входной люк. Люк отделяет хвостовую кабину от огромного грузового отсека Ил-78, где стоят топливные баки. Отсек негерметичен, по этой причине на Ил-78 «не работает туалет». Санузел как бы есть, он достался танкеру в наследство от военно-транспортного предшественника и находится слева за передней пилотской кабиной. Но эта кабина, как и задняя, герметична и в полёте не открывается. Да если бы и открывалась, поди побегай до ветра при −500 по Цельсию!

И всё же «удобство» на танкере есть — серая металлическая коробка размером с половину обувной рядом с креслами членов экипажа. К источнику жидкости от неё ведёт метровый шланг с раструбом на конце, чтобы не промахнуться. В полёте, бывает, здорово трясёт...

Подсос нормальный

Через час после взлёта пролетаем над Волгой, через 5 минут встреча со «стратегами». А вот и они появляются сзади в виде двух точек на горизонте. 

— Ути, мой маленький, покушать прилетел, — бормочет оператор при виде надвигающегося на его кабину носа бомбардировщика. Он-то привычный, а мне рефлекторно хочется поджать ноги, когда Ту-95 подходит к нам метров на пятнадцать. Шланг с конусом, в который пилот бомбардировщика должен попасть торчащей вперёд штангой топливоприёмника, уже выпущен. 

«Стратег» всплывает снизу — сзади, он надвигается медленно и неотвратимо, как убийца в ночном кошмаре. Так, наверное, крупная рыба, не торопясь, подбирается к вкусной наживке на конце лески. Очень красиво, но чувствуешь себя слегка червяком на крючке.

И вот касание, по шлангу со скоростью 1200 литров в минуту побежал керосин. Давление в шланге 25 атмосфер, из кабины видно, как он слегка пульсирует от натуги. Шесть тонн мы отдаём за какие-то 5 минут, потом первый «стратег» медленно отваливает, но почти сразу же возвращается и снова тычется штангой в конус, как телёнок в коровье вымя. Не наелся? Нет, отрабатывает стыковку «в сухом режиме», без перекачки топлива. И так раз десять...

Второй Ту-95 подходит «на подсос», как это называется на авиационном жаргоне, когда уже темнеет. Он включает рулёжные фары, чтобы подсветить себе конус на конце шланга. Теперь мы в своей задней кабине не видим ничего, кроме собственных приборов. Главный из них в эту минуту — круглый счётчик топлива, похожий на циферблат будильника. По нему медленно плывёт одинокая стрелка. Едва перевалила десятку и остановилась. Сегодня отдавать топливо больше не будем, надо и себе на обратный путь оставить. Этот полёт был коротким — «всего-то» 4 часа.

Стратегический бомбардировщик подкрадывается к шлангу самолёта-заправщика
Стратегический бомбардировщик подкрадывается к шлангу самолёта-заправщика. Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Лицом к лицу

Заправщики могут снабжать топливом все самолёты, которые есть на вооружении, — от Ту-95 с солидным советским прошлым до новейшего Т-50. Но основной объект работы — всё-таки стратегические бомбардировщики. Каждому «стратегу» на полёт, бывает, требуется по 3-4 дозаправки, так что экипажи авиаполка самолётов-заправщиков нарасхват. Сегодня они над Балтикой, через неделю — на Дальнем Востоке...

Взлетая с разных аэродромов в разное время, многотонные машины должны встретиться в одной точке. Подловить их именно в этот момент — высший шик для истребителей стран НАТО. А высший шик командира воздушного танкера — не дать себя поймать. Это получается не всегда, за годы полётов лётчики полка изучили характер «иностранных партнёров». Немцы, поляки и японцы ведут себя корректно. Американцы с баз на Аляске и Алеутских островах, наоборот, хулиганят и допускают «недопустимые сближения». «Недопустимые» — это когда можно разобрать выражение лица чужого пилота. И в последнее время эти лица приходится видеть всё чаще...

 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество