aif.ru counter
30108

Смерть при родах. Для врачей это просто случай...

Перинатальный центр Белгородской областной клинической больницы святителя Иоасафа – лучший родильный дом на Белгородчине. Именно поэтому супруги Можайцевы, ожидавшие двойню, обратились cюда весной этого года. Юлия Можайцева всю беременность чувствовала себя хорошо, даже сама водила машину, никто из врачей не предполагал, что для неё есть какая-то серьёзная опасность.

«Лучше Юли не было и нет никого на свете»

В их доме прямо при входе видишь фотопортрет: улыбающаяся семья  в обнимку – Пётр, Юлия и их дочь Вика, и надпись: «Любовь такая лишь раз бывает…» Он - 34-летний  водитель-дальнобойщик, занимающийся грузоперевозками, она – учительница истории. Он родом из Новоскольского района, из многодетной семьи, она - коренная белгородка. Они прожили душа в душу больше 10 лет, построили двухэтажный дом, растили дочь и очень хотели ещё детей.  В августе этого года Юлии Можайцевой исполнилось бы 32 года. Теперь её нет, а  муж остался  с тремя дочерьми на руках, две из которых – малютки-близняшки. В конце мая этого года Юлия умерла при родах в областном Перинатальном центре.

Прошло уже полтора месяца со дня смерти жены, а Пётр всё не находит себе места, не может нормально работать. Написал письмо в АиФ, чтобы хоть как-то отвести душу, подробно рассказал всё, что произошло, при встрече с корреспондентом «АиФ-Белгород».

- Мы очень хотели второго ребёнка, но у Юлии долго не получалось забеременеть, - вспоминает он. – Хотели даже ехать в Москву на ЭКО. Потом, в ноябре 2007 года, когда узнали, что Юлия ждёт ребёнка, были безумно счастливы. А когда ещё на УЗИ нам сказали, что будет двойня, были просто в восторге.

С врачом Перинатального центра Светланой Райковой они познакомились в марте 2008 года, решили, что наблюдать за Юлией и оказывать помощь в родах будет она. Два раза в апреле и в мае Юлия лежала на сохранении в Перинатальном центре. К концу мая у женщины появились отёки.

Поскольку первую дочь она рожала через кесарево сечение, и учитывая, что ожидается двойня, врач рекомендовала заранее лечь в стационар. 30 мая Юлии стало плохо, её поместили в реанимацию. На следующий день Пётр общался с ней по телефону и услышал, что ей лучше. Но в тот же вечер 31 мая, около 18 часов, она сообщила мужу, что ей снова хуже. Это был их последний разговор. Около 21 часа ему позвонила Райкова и поздравила с рождением двух девочек, вес которых 2380 кг и 2090 кг – нормальный для двойни. На вопрос о состоянии жены врач ответила, что Юлия в реанимации, и сказала, чтобы он пришёл на следующий день часам к 11-ти, принёс минералку без газа и лимон.

- В 6 утра 1 июня  я звоню в роддом, спрашиваю о жене, а мне говорят: «Лучше приезжайте», - вспоминает Пётр. – Мы с тёщей тут же выехали. Нас никто из врачей не встретил, а охранник у ворот говорит: «Вы родственники женщины, которую повезли в морг?» Потом вышел какой-то незнакомый врач, сказал, что у жены не выдержало сердце.

А вот Светлана Райкова так ни разу с родственниками и не поговорила.

- Все нам объясняли, что произошло, все приносили соболезнования и извинения, кроме неё! - возмущается Пётр Можайцев. – Мне говорили, что она испугалась, растерялась, что, когда поняла, что уже поздно что-то изменить, вызвала всех врачей, и они ночью мчались в роддом кто на чём. Я не виню врачей, делавших вторую операцию, которые пытались её оживить. Столько везде говорят о Перинатальном центре, а о нашей трагедии – ни слова!

9-летняя дочь Вика теперь для отца – поддержка и утешение. Она как-то сразу повзрослела,  а раньше была такая беззаботная. За малышками ухаживает сестра Петра, 36-летняя Наталья,  оформила на себя отпуск по уходу за детьми до полутора лет. Помогают и другие родственники. Так что сказать, что Пётр остался брошен один на один со своей бедой, нельзя. Но сам он не знает, как жить дальше.

- На похоронах мне говорили, мол, не раздавай юлины вещи до сорока дней, - говорит он. – Они не понимают, для меня это – как музей: откроешь шкаф, там её платья, духи, её запах, и  кажется, будто она рядом.

Уезжая в командировку, Пётр вместо иконки берёт с собой фотографию жены.

- Она за мной ходила, как за малым ребёнком, - вспоминает он.-  Когда уезжал, письма мне писала о любви и отдавала, когда возвращался. Никогда не повысила голос, ни со мной, ни с родителями ни разу – ни одного конфликта, жили в такой любви, что все завидовали.

А как теперь?

«Никто не застрахован от смерти в родах»

- Случаи смертности, связанные с беременностью и родами, очень редки, но имеют особое социальное значение, это горе для семьи и близких людей, часто сиротами остаются дети, - говорит начальник управления медицинский проблем семьи, материнства, детства и демографической политики  Наталья ЗЕРНАЕВА. - Смерть  Можайцевой  Юлии Вячеславовны в перинатальном центре областной клинической больницы, который является ведущим учреждением родовспоможения в области и где оказывается высококвалифицированная медицинская помощь женщинам с осложненными родами и тяжелыми заболеваниями, тяжело переживается всеми медицинскими работниками, причастными к ведению беременности и родов.

В департаменте здравоохранения и социальной защиты населения области  была создана комиссия  для выяснения причин, приведших к трагедии. В ходе служебной проверки были проанализированы все этапы оказания медицинской помощи. Течение беременности у Юлии осложнилось гестозом второй половины беременности, в связи с чем она была госпитализирована, получала лечение не  в обычном отделении патологии беременных, а в реанимационном отделении перинатального центра.

Проводимая терапия позволила стабилизировать течение заболевания, однако вследствие начавшегося разрыва матки по рубцу (в первых родах было проведено «кесарево сечение»)  в сосудистое русло попали околоплодные воды. Эмболия околоплодными водами, подтвержденная  гистологическим исследованием, является непредотвратимой причиной смерти. Бригада лучших специалистов с 23 часов 31 мая до 6 часов 1 июня пыталась сохранить жизнь Юлии, было сделано все возможное.

   

- Материнская смертность при такой патологии составляет 85 процентов, это общемировые показатели, - говорит заместитель главного врача областной больницы святителя Иоасафа по родовспоможению Лидия ВАСИЛЬЧЕНКО. – За последние 10 лет у нас  в Перинатальном центре не было ни одного подобного случая, и все мы, конечно, очень переживаем и сочувствуем этой семье.

По словам Лидии Сергеевны, Светлана Райкова - врач с 10-летним стажем, приехала из Курска, работает в перинатальном центре с 2004 года. В данный момент, с того самого случая, она находится в отпуске, и, возможно, за пределами области.

- Я не хочу оправдываться, я понимаю родных, обвиняющих врача,  но ведь врачи не всесильны, - говорит Лидия Сергеевна.

Наблюдение за малышками ведут непосредственно специалисты перинатального центра. Организовано специальное питание  для младенцев. К сотрудникам перинатального центра применены меры дисциплинарного взыскания.

- Члены комиссии беседовали с родственниками Юлии, были объяснены все причины, приведшие к трагедии, - говорит Наталья Зернаева. - Однако горе семьи  несоизмеримо ни с какими нашими объяснениями. Еще раз хочу принести извинения и глубокие соболезнования семье Можайцевой Юлии Вячеславовны от себя лично, всех медицинских работников. Простите нас!

… Мать Юлии Любовь Алексеевна, вспоминая со слезами, какая белая, без единой кровинки, была её дочь в гробу, говорит:

- Для врачей это просто случай. А нам как жить? Для нас всех это горе  на всю жизнь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы