aif.ru counter
20.05.2013 09:26
1143

Юрий Белановский: Можно ли победить насилие и жестокость?

За прошедшую неделю новостные ленты напомнили мне о них очень ярко. Первый раз при прочтении истории об убийстве гея в Волгограде. При одной мысли о том, что же сделали приятели с тем парнем, передергивает, словно через тебя прошел электрический разряд. Кстати, волгоградские убийцы совершили то же, что и казанские милиционеры, оставшиеся, по сути, безнаказанными. Второе напоминание было в заметке о жестокости в армии, где на фотках несколько ребят в форме позируют рядом с своим «трофеем» - избитым мальчишкой, к голове которого скотчем примотаны тапки. Эти фотки напомнили мне многочисленные видео, где крепкие хлопцы в военных штанах и с голым торсом ставили в шеренгу молоденьких новобранцев и били каждого по очереди. Третье напоминание – это страшное видео с избиением малышей в детском доме и совершенно нелепые, по сути идиотские комментарии разного рода уполномоченных. Самое впечатлительное в этих видео и фото – это не удары и унижения, а настоящий неподдельный страх, мольба о помиловании и искорка безответной надежды в глазах несчастных, особенно - детей. Именно такой взгляд безуспешно стараются сымитировать актеры, играющие жертв. Этот полный ужаса взгляд запоминается навсегда, он пронизывает насквозь прямым и честным вопросом: «за что?» и «где искать защиты и помощи?»

Для меня такие истории говорят о нашем обществе больше, чем любая статистика. Очень страшно жить в мире, где даже такой взгляд, особенно взгляд ребенка, от которого у обычного человека наворачиваются слезы и внутренности сжимаются, не может пробудить у  насильников хотя бы капельку сострадания.

Мне трудно поверить в доброе будущее общества и страны, где насилие и жестокость давно стали обыденностью, а то и способом существования. Достаточно обратиться к таким «школам жизни», как армия, сиротские или пеницентиарные учреждения. Порой о себе напоминают и обычные школы. Сегодня очень трудно, а может быть, и невозможно хоть что-то всерьез сказать о нравственном авторитете. Я думаю, его в России нет.

Я думаю, что во многом жестокость и насилие рождены советским прошлым и отстраненностью от нравственности и добра почти всех общественных институтов. От этой советской прививки общество так и не отказалось. За сто лет идеологизированность и безбожность стали чуть ли не основой российской жизни. Принадлежность к какому-то лагерю, приверженность «правильным» идеям или «правильным» людям, жесткая вертикаль власти, угождение начальству, демагогия, «охота на ведьм» - все это и сегодня нередко важнее правды, справедливости, милосердия и сострадания. Человек сам по себе ничего не значит, ничего не стоит, ему придает вес что-то вторичное. Модель такого отношения к людям транслируется на всех уровнях и во всех слоях общества.

Порой кажется, что ценность человека самого по себе стремится к нулю, поэтому ее нужно завоевывать, доказывать или покупать. В такой системе единственный эффективный образ жизни – насилие. Нетрудно не только унизить, причинить боль и страдания и через это возвыситься, нетрудно, оказывается, даже убить. В расчет, конечно, не идет, что насилие и жестокость калечат души жертв и делают их себе подобными. Что будет в будущем? Мало кого беспокоит. И уж тем более не имеет значения, что будет в вечности.

Почему я столь пессимистичен? Все проверяется очень просто. Спросим себя: кого могли бы послушать эти садисты (и пьяные дружки гея, и старослужащие бойцы, и подростки из детдома, да и многие, многие другие), придя он к ним без силы, без оружия, всего лишь со словом о мире, о добре и прощении? Чья речь смогла бы сподвигнуть злодеев к покаянию? Мне очень трудно ответить на этот вопрос. Но если даже назвать чьи-то имена, то можно спросить в ответ, а почему эти люди не в гуще событий, почему они в стороне?

Чтобы было понятно о чем я говорю, напомню небольшой эпизод из Евангелия от Иоанна. Учителя Закона и фарисеи привели к Иисусу женщину, уличенную в измене мужу. Поставив ее перед всеми, они сказали: «Учитель, эту женщину застигли с поличным: она изменяла мужу. Моисей в своем Законе велел нам побивать таких камнями. А что скажешь Ты?». Они говорили так, рассчитывая подловить Его, чтобы потом было в чем обвинить. Но Иисус, склонившись, что-то писал пальцем на земле. Обвинители не отставали, и тогда Он, подняв голову, сказал им: «Кто из вас никогда не грешил, пусть первым бросит в нее камень!». И, снова склонившись, продолжал писать на земле. Услышав это, люди один за другим стали расходиться, и первыми ушли самые старшие. Иисус остался один с женщиной, стоявшей перед Ним. Подняв голову, Он спросил ее: «Женщина, где они все? Никто тебя не осудил?». «Никто, Господин мой», - сказала она. «И Я тебя не осуждаю, - сказал Иисус, - ступай и больше не греши».

Невозможно представить эту историю вне контекста личности Иисуса - того, чья жизнь и чьи дела были воплощением Его же учения и примером людям. По закону того времени взятие с поличным женщины, изменившей мужу было просто, как дважды два. Женщина виновата - есть норма закона. Итог один – смерть. Однако, даже в такой ситуации обвинители, уже готовые к убийству, поставили слово Иисуса выше не только своих эмоций и обвинений, но и выше закона.

Евангелие однозначно говорит нам, что без личного примера никак нельзя. Благая добрая жизнь, не говоря о вере, зарождается только прививкой благой жизни. Иисус не дарил ученикам книги со своими проповедями, он жил с ними 3 года, уча и взращивая их. В наши дни люди как-то забыли, что милосердие, любовь и живое общение - это единственный канал передачи добра и веры. Морализаторством, красивыми правильными словами, показным благочестием и, тем более, насилием и жесткой вертикалью ничего не достичь. Нравственным авторитетом можно стать только вживую, служа людям, и будучи честным с ними.

Но если даже не говорить о личностях, нужно признать, что нет и готовности в общественных и тем более в государственных институтах, нет и ожидания таких людей и надежды на них. Насилие и даже жестокость слишком весомы и выгодны. Похоже, что сегодня правильность идей, разговоры о патриотизме, о величии Руси и о славном советском прошлом, прославление начальства, борьба с Америкой, и многое многое другое стали прекрасной ширмой или дымовой завесой.

Кто же может вступиться за «малых сих»? Кто же сможет пусть и не защитить их или отомстить за них, но хотя бы своим примером, своей жизнью побудить общество к правильной нравственной оценке? Думаю, что сегодня никто. Двадцать лет постсоветской жизни показали, что даже Церкви это пока не под силу.

 

 
Юрий Белановский, Руководитель

добровольческого движения «Даниловцы»

 

 
Оставить комментарий (76)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество