323

Виктория Никитина: Ёлочные игрушки делают «рабыни»

Фото: Виктория Никитина

Скоро многие повезут своих детей за новогодними впечатлениями на фабрику ёлочных игрушек. (Её название писать не буду, иначе меня обвинят в рекламе или антирекламе.) Школьникам (особенно, младшеклассникам), конечно, будет интересно посмотреть на весь процесс создания красочных Дедов Морозов и их мешков с подарками, которые потом попадут на их новогоднюю ёлку. Но взрослым… им надо быть готовыми к ужасной картине: произведения искусства (а российские игрушки заслуживают такого высокопарного названия) создаются в кирпичном сарае с обшарпанными стенами среди шума, вони и наваленных коробок.

Фото: Виктория Никитина

Фотографировать мне не разрешили под каким-то надуманным предлогом, мол, вспышка негативно отразится на стеклянных игрушках. Но я бы больше поверила в другую легенду – чтоб в Интернет не попали фото, показывающие доисторические условия труда работниц.

Захожу в первый цех. За горелками (приборы, из которых на большой скорости выходит пламя) сидят только женщины. Открытое пламя. Рядом – никаких перегородок, защищающих от соседней горилки и её шума. А шум стоит такой, что кажется, нервы лопнут, и наушники не спасут. В этих условиях из стеклянных трубочек рождаются формы для будущих игрушек. За 8-часовую смену работница, которой повезло – ей достались крупные игрушки (за мелочь и платят меньше), получает примерно 500 рублей. За это время ей надо сделать около 333 заготовок. Работа однообразная. Весь день она сидит в помещении без окон. А искусственный свет больше похож на полумрак.

Второй цех. В нос агрессивно вторгается вонь от краски. Сразу вспоминаешь последствия разворовывания бюджета на ремонт подъездов: дешёвая сила неумелых гастарбайтеров вкупе с самой дешёвой, а потому очень едкой краской на выходе дают неудобство в виде того, что в квартире неделю можно жить только с открытыми окнами. (Здесь тоже работают только женщины. На производстве вообще, не считая грузчиков и слесарей, из мужчин – только финансовый директор.)

Фото: Виктория Никитина

Вся работа – ручная. Только пафос этого нигде, кроме как на ценах, не отражается. На фабрике не встретишь ожидаемого трепета к мастерам ручного труда в виде хорошо оборудованных рабочих мест или комнат отдыха. К примеру, в этом цеху у мокальщицы (засовывает готовую форму для игрушки в тазик с раствором краски и ставит в песок в печи для высыхания) на руках даже перчаток нет. В итоге золотятся не только игрушки, но и пальчики. И увы, не от обилия золотых монет в кармане.

Когда я спросила работницу сборочного цеха, получает ли у она хотя бы тысяч тридцать в месяц, она одарила меня такой ехидной улыбкой, будто я подняла её на смех при всём честном народе. Оказывается, и половина этой суммы – заоблачные мечты женщин, которые изо дня в день, из смены в смену собирают эти опостылевшие им картонки в красивые упаковочные коробочки. За счёт чего они живут? Чем, к примеру, кормит детей сотрудница этого же цеха, которая сидит целыми днями в большой комнате посреди завалов из картонных коробок и за нанизывание тысячи наконечников с петельками на игрушки получает порядка 300 рублей?

Самым комфортным (или на местном жаргоне – блатным) на фабрике мне показался оформительский цех. Там сидят художницы. Они придают игрушкам окончательный вид: ангелочкам подкрашивают нимбы, а колокольчикам – узорчики. В этом цеху не воняет краской, нет шума, и даже звучит музыка из старенького радиоприёмника. Но даже здесь, уверена, никто не относится серьёзно к словам властей о плюсах перехода к рыночной экономике, о том, что нищету победили, и о том, что дальше жить будет только лучше.

Фото: Виктория Никитина

Эта фабрика находится не так уж и далеко от столицы. Но у меня создалось ощущение, что спустя три часа я приехала в другое государство. Здесь гардеробщица из-под полы предлагает купить «тыковку», чтоб прокормить своих внучат. Здесь москвичи воспринимаются не иначе как повод заработать (на тех же экскурсиях; даже цены в местном магазине игрушек заточены под высокие московские зарплаты). Здесь сотрудницы боятся сказать лишнее слово о том, как им тяжело, потому что, лишившись этой работы, другую они вряд ли найдут.

Здесь всё говорит о ДРУГОЙ реальности, совсем не похожей на ту, что нарисовали себе власть имущие в новостях на центральных телеканалах. И это не единственное место в нашей стране, где выживают вопреки, а не благодаря справедливой оплате труда. Если бы «рабыни» (именно так назвала себя и своих коллег одна из местных сотрудниц) получали хотя бы треть от того же ёлочного клоуна, которого в местном магазине столичным заезжим продают за 170 рублей/шт., то они были бы местными олигархами. Но пока на них зарабатывает кто-то другой. Так по всей стране: одни работают, другие на них зарабатывают. И долго так будет?

 

 
Виктория Никитина

Журналист-обозреватель, эксперт по социально-экономическим вопросам

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (44)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество