1241

Губы, ноги, рост… Главное — бюст!

Виктория Андреянова

Они давно и точно знают, чего хочет женщина. А недавно мы получили научное подтверждение: эталоны красоты есть и они не расходятся с тем образом, что мужчины обычно описывают при помощи рук.

 

Ох уж эти британские ученые!

Каких только исследований они не проводили! В какие только вопросы не совали чопорные носы! И, конечно, обойти вниманием проблему женской красоты не могли. Социологи Брунельского университета провели масштабное исследование и определили: сексуально привлекательные представительницы прекрасного пола должны обладать маленьким ростом, длинными ногами и (ну надо же!) большой грудью. Мерилин Монро большинством опрошенных была названа прекраснейшей представительницей ХХ века. Главной сексуальной красоткой нашего времени выбрана Скарлетт Йохансон.

Помимо идеальной внешности, мужчинам-респондентам от женщин требуются веселый нрав, оптимизм, сексуальная раскрепощенность и отсутствие вредных привычек.

Мифы о мужчинах

Мужчины любят молодых. Да, это так — лишь 16% мужчин предпочитают женщин старше себя.

Ни одной юбки не пропустит. Да, мужчины в большинстве полигамны. Но на улице (если это утешит) мужчины разглядывают не только хорошеньких женщин, но и самцов крупнее себя.

Джентльмены предпочитают блондинок. Так и есть. 72% мужчин в случае выбора остановятся на светловолосой. Но жениться на ней спешить не будут.

Мужчины боятся умных. Заблуждение. Ну, разве что совсем уж дураки. Глупая женщина предпочтительнее для недолгих отношений.

Им лишь бы ноги от ушей. Женщины модельной внешности мужчинам нравятся. С ними очень хорошо показаться в людном месте или ввалиться на встречу с друзьями. Но женятся на них еще осторожнее, чем на блондинках.

С мужчинами надо быть стервой. Это правда. Ему будет очень интересно вести с вами большую игру (см. «Укрощение строптивой» У. Шекспира): сломать, покорить и быть уверенным, что супруга чужому спуска не даст.

Шутка

90×60×90 — это всего лишь 486 000 куб. см.

Красота — это целая история

Человечество политкорректно заблуждается: мол, в разные времена в моде были разные типы женской красоты. В этом утверждении есть немалая доля лицемерия. Если не принимать во внимание палеолитических венер и готических мадонн, то основные параметры женской привлекательности оставались незыблемыми: фертильность — тонкая талия, полные бедра, здоровье — пышные длинные волосы, гладкая кожа, большие блестящие глаза.

По-настоящему варьировались лишь желательный размер бюста, ширина плеч и пухлость губ. Колебания остальных параметров были незначительными. В чем же на самом деле заключается секрет идеальной красоты, возможно ли его заключить в цифры и чертежи?

Древний Египет

В Древнем Египте привлекательными считались женские лица с большими миндалевидными глазами, прямым изящным носом, полными, четко очерченными губами. Все женщины пользовались (можно сказать, злоупотребляли) косметикой: брови подкрашивали черным, а глаза густо обводили зеленым. Чтобы вызвать румянец, использовался едкий сок растений. Цвет лица стремился к понятию «золотистый». Также красили ногти и ступни, дабы скрыть стопы, почерневшие от хождения босиком.

Идеал женской фигуры в Древнем Египте был близок к вкусам сегодняшних модельеров: стройная до худобы, с тонкой талией и тонкими ногами, маленькой грудью и небольшим тазом. Такую фигуру можно назвать девичьей — египтянки вступали во взрослую жизнь очень рано. Да и жили недолго.

Античность

Женским идеалом античной красоты было гармонично сложенное спортивное тело, плавные линии груди, выраженная талия и широкие (в меру — до Рубенса им было ох как далеко!) округлые бедра. Скульпторы того времени ваяли только такие фигуры. Например, пропорции знаменитой Венеры Милосской — 86–69–93. Рост у нее был скромный, не модельный, по нашим меркам.

Очень похожа на нее Афродита Книдская — эталон античной красоты, созданный Праксителем. Натурщицу этого скульптора, куртизанку Фрину, однажды привлекли к суду за порочное поведение. Но судьи признали, что столь совершенное тело не может быть вместилищем грешной души. И отпустили. Небольшая высокая грудь, втянутый, но не впалый живот, спортивные бедра, компактный зад — вот античный идеал женской привлекательности. Довольно скудный рацион помогал древнегреческим красавицам «соответствовать».

Древний Рим

Древний Рим почти полностью наследовал греческие стандарты красоты. В моде были голубоглазые блондинки со светлой кожей. Для ее осветления богатые римлянки принимали молочные ванны, на основе молока делали и смеси для блондирования волос. Светлые вьющиеся волосы считались идеалом красоты. И римские парикмахеры придумывали самые разнообразные вычурные завивки. В моду входили то греческие прически, то египетские а-ля Клеопатра.

Глаза подчеркивали подводкой, начинавшейся от уголка глаза и заканчивавшейся у виска (на египетский манер). Вообще в моде Древнего Рима — прическах, макияже — было сильно влияние Греции и Египта. Возможно, тут не обошлось без Клеопатры (вспомните Лиз Тейлор в роли египетской царицы). Меню в Древнем Риме было намного разнообразнее, что сказывалось и на фигурах, и на очертаниях лиц. Жена Октавиана, Ливия, обладала вполне округлыми щеками, что реалистично отражено в ее скульптурном портрете.

Средние века. С упадком Рима и наступлением Средних веков пришел культ аскетизма, отрешенности от земных радостей. Земная красота считалась греховной, а наслаждение ею — недозволенным. Тело скрывали тяжелыми тканями. Под чепчиком полностью прятали волосы, был предан анафеме весь арсенал средств для улучшения внешности. Архиепископ Кентерберийский публично провозгласил блондирование волос нечестивым занятием. Идеал женщины олицетворяла Дева Мария — удлиненный овал лица, подчеркнуто высокий лоб (многие даже подбривали волосы), огромные глаза и маленький, плотно сжатый рот. Пухлые чувственные губы считались чем-то непристойным, дьявольским. В моде была худоба, которая подчеркивала отрешенность владелицы изящной фигуры от всего земного.

Готика

В моду пришла S-образная изогнутость силуэта. Для его создания на живот накладывали небольшие простеганные подушечки — босы. Одежды носятся узкие, сковывающие движения, удлиненные, волочащиеся по полу. Готический телесный идеал — это истонченная, одухотворенная, болезненная женщина. Лицо ее должно быть бледно, высокий лоб и тонкие губы дополняют почти мертвенный облик.

Возрождение

Эпоха Возрождения вернула женщинам такие радости жизни, как косметика, прически и наряды. При взгляде на лицо и фигуру боттичеллиевской Венеры сразу вспоминаются античные образцы привлекательности: светлые глаза, гармонично развитая женственная фигура, длинные волнистые волосы…

Женщины эпохи Возрождения ярко и блистательно предстают в портретах знаменитых художников. «Дама с горностаем» Леонардо да Винчи (портрет Чечилии Галлерани) или его же «Дама с фероньеркой» — вот идеал женщины той эпохи.

Барокко (конец XVI–XVII века)

Женское тело в период барокко должно быть «богатым» — с лебединой шеей, широкими откинутыми назад плечами и пышными бедрами. Женщины держат спину, горделиво несут тело. Эту избыточность белой плоти воспевал Рубенс. Но талия при этом должна быть как можно тоньше, и в моду входят корсеты из китового уса. К тому же корсет выполняет еще одну функцию — зрительно поднимает грудь, почти полностью открытую смелым декольте. Естественность не в фаворе. Если женщину барокко раздеть — она довольно полная, если не сказать толстая, ее рыхлость символизирует праздность и изнеженность. Грудь тем не менее остается маленькой, даже немного непропорциональной относительно пышного низа. В моде здоровый румянец, красные чувственные губы.

Рококо. В начале XVIII века наступает эпоха рококо, и женский силуэт снова меняется. Теперь женщина должна напоминать хрупкую фарфоровую статуэтку. Торжественную парадность и тяжеловесность барокко сменяют грациозность, легкость и игривость. При этом театральность и неестественность никуда не уходят — напротив, достигают пика. Женщины приобретают совсем уж кукольный облик. Скромность вызывала лишь насмешки общества: раз девушка стыдится, значит, нечем похвалиться. Дамы постоянно находили повод показать бюст — то роза упала и уколола, то блошка укусила. Популярным развлечением знати были и своеобразные конкурсы красоты, где дамы задирали подолы и распахивали корсажи. Сплошная фривольность — кудри, мушки, обилие кружев и культ молодости.

XIX век

Идеал женской фигуры полностью диктуется модой. Грудь ценится пышная, рекламируются средства для ее увеличения. От талии требуется неестественно малый объем — 55 см. Стремление достигнуть идеала иногда приводило к трагическим последствиям. В 1859 году молодая модница скончалась после бала из‑за того, что три сжатых корсетом ребра вонзились ей в печень.

Ноги полностью скрыты колоколообразными юбками, поэтому женщины уделяли им меньшее внимание, чем видимым частям тела. Кринолин и турнюр помогали даме создавать лебединый силуэт, а также соблюдать пуританскую дистанцию между мужчиной и женщиной.

ХХ век

До Первой мировой войны ХIХ век не сдавал своих позиций. Соответственно, и женский идеал оставался неизменным на протяжении первого десятилетия прошлого столетия: хрупкая нежная женщина, не созданная для работы. Юная обладательница фигуры-рюмочки и вычурных локонов, красавица 1910‑х не подозревала об испытаниях, ждущих ее впереди.

В 20‑е годы тонкая фигура остается в моде, но исчезает ярко выраженная талия. Сложные прически уступают место простым геометрическим стрижкам, а струящиеся наряды дают телу возможность дышать свободно. Покрой платьев строг к рукам — верхняя их часть должна быть худощавой.

1930‑е отменяют декадентских красавиц — в моде грубоватая внешность: широкие плечи, массивные бедра, налитые щечки. 1940‑е добавляют этому образу милитаристских оттенков. Женщина-боец, валькирия — вот желанный образец для дам того сурового периода.

После окончания Второй мировой Диор сжалился над прекрасным полом, подарив миру «нью лук». Снова в фаворе узкие плечи, длинные лебединые шеи, тонюсенькие талии.

1960‑е усугубляют желательную худобу женщин: в моде женщина-подросток, обладательница огромных глаз, трогательных губ и почти полного отсутствия женских форм. В 1970–1980‑е женщин заставляют усиленно заниматься спортом, посещать солярий, наращивать мышечный рельеф. На подиумах навсегда воцаряется незыблемый канон 90–60–90.

Последнее десятилетие ХХ века вводит в обиход нереальную, болезненную худобу. Даже неискушенным модницам 1990‑х знакомо медицинское слово «анорексия». Женская привлекательность и сексуальность ассоциируются с трогательно торчащими ключицами и выпирающими ребрами. Повальное увлечение субтильностью породило ответную волну общественного протеста: сегодня на подиум стараются не допускать чересчур исхудавших моделей.

Маха обнаженная, Маха одетая

«Маха обнаженная» (La maja desnuda) — картина великого испанского живописца Франсиско Хосе де Гойи (1746–1828). Она составляет пару с картиной «Маха одетая» (La maja vestida). На картинах изображена маха (испанская горожанка) с извечно привлекательным типом фигуры: осиной талией, высокой грудью, изящными стройными ногами.

После написания картины сразу поползли слухи, что на полотне изображена герцогиня Альба (1762–1802), у которой был тайный роман с Гойей.

Обе картины хранились в будуаре герцогини Альбы вплоть до самой ее смерти, а потом перешли к премьер-министру Мануэлю Годою. Интересная деталь: «Маха одетая» висела перед «Махой обнаженной», которая могла быть показана особо приближенным с помощью специального механизма. Позже картины хранились в Академии Сан-Фернандо, откуда были переданы в музей Прадо.

Социальная работница весом 120 кг

Внук автора психоаналитической теории, английский художник Люсьен Фрейд (род. 1922) считается самым дорогим из ныне живущих живописцев. Он работает в русле реалистической традиции, сосредоточившись на портретном жанре. Картины у него заказывали Кейт Мосс и Джерри Холл. Он писал даже портрет английской королевы, которой пришлось позировать полгода: признанный художник славится своим тщательным подходом к работе.

Но наиболее громкий успех 86‑летнему Фрейду принес «Портрет социальной работницы» (на фото), который был продан в прошлом году за невероятную сумму $ 33,6 млн. Некрасивая с точки зрения общепринятых стандартов, она выглядит и беззащитно, и раскованно. Всю жизнь Фрейд стремился создавать полотна, на которых «люди выглядели бы столь же естественно и физически непринужденно, как и животные».

Вечно юная Гала

Всю жизнь Дали (1904–1989) боготворил и воспевал единственную женщину — свою жену, которую называл Гала (1894–1982). Елена Дьяконова (ее настоящее имя) была старше сумасбродного гения и безоговорочно верила в его талант. На ее плечах лежали обязанности пиар-менеджера, няньки, администратора… Зато сам Дали всю жизнь считал ее своей музой и воплощением красоты. Описывая идеал женщины, он описывал ее.

На многочисленных портретах она предстает отстраненной, холодноватой женщиной средних лет, с волевым и не очень красивым лицом и поджарой девичьей фигурой.

Сама Гала так прониклась идеей своего физического совершенства, что увлеклась пластическими операциями и скупала дорогие наряды в невероятных количествах. Но это произошло тогда, когда Дали достиг вершины своей славы — во многом благодаря ей, своей музе.

Таинственная муза Матисса

Она была красивой русской эмигранткой — юная (всего 22 года!), высокая, пепельные волосы, высокие скулы, голубые глаза и роскошные локоны. Когда она пришла наниматься на работу ассистенткой, художнику было уже 60. По тем временам — глубокий старик. Их история любви была скрыта от посторонних глаз, ведь даже после смерти Матисса (1869–1954) «мадам Лидия» не стала писать мемуары и давать интервью.

Их любовь и страсть вся заключена в его работах. Прожив вместе более двадцати лет, они оставили нам сотни портретов своего счастья — гравюр, полотен, иллюстраций. Ни на одной своей фотографии Делекторская не была так хороша, как на фотографиях Матисса. Но ее скромность не знала границ: себе она не оставила ничего из наследия Матисса, кроме его сорочки, которую попросила положить в свой гроб. В письме к директору Эрмитажа она писала: «…если бы когда‑нибудь было решено сделать выставку книг, иллюстрированных Матиссом, я прошу прикрыть посвящение мне узенькой полоской бумаги».

Эталон без этанола

Даже о политике мужчины не спорят столь яростно, как о женской красоте. Но и «лицеисты» (первым делом смотрящие даме в лицо), и «фигуристы» (для начала оценивающие формы) сходятся в одном: чем больше алкоголя, тем красивее vis-a-vis… Звучит пошловато, но ученые и это подтверждают.

Формула красоты

Художники, тяготеющие к научным обоснованиям своих предпочтений, выстраивали схемы, с помощью формул, стрелочек и геометрических фигур рассчитывали «идеальные пропорции». Например, по классическому канону Леонардо, расстояние между глазами должно равняться ширине глазной щели, а границы носа не должны выходить за линии, проведенные через внутренние уголки глаз. Пластические хирурги по сей день пользуются этим принципом.

Такие схемы особенно соблазнительно выглядят для любителей разложить все по полочкам, включая, конечно, красоту. Их успокаивает знание того, что сердце замирает не от иррационального восторга, а строго согласуясь с безошибочным научным расчетом.

Уж сколько раз высмеивали искусственное создание женского идеала, а все без толку! Человечество никак не угомонится, пытаясь создать «фоторобот» безупречной женщины: идеально симметричное лицо и выверенные пропорции безукоризненного тела.

Экономически эти изыскания выгодны обществу. Они двигают вперед индустрию моды, косметологию и медицину.

Безобразие лучше однообразия

Впрочем, сегодня мы живем в эпоху «политеизма красоты». Если раньше человек воспринимал свое и чужое тело как данность, дар природы, то сейчас — как рабочий материал. Это не могло не породить перфекционизм женщин, желающих продлить молодость во что бы то ни стало, оставаясь при пропорциях 90–60–90.

Но эти магические цифры далеки от мужского идеала. Главное для мужского подсознательного — здоровье женщины. А способная к вынашиванию и рождению детей особь должна иметь соотношение объема бедер и объема талии 70%. Оценивает это соотношение мужской глаз в течение первых десяти секунд знакомства.

Марлен Дитрих или Вера Холодная

Еще недавно в популярных исследованиях о выборе объекта модно было напирать на эдипов комплекс, цитировать Фрейда и тыкать в знакомых людей, чья невеста — «вылитая его мама в молодости». Согласно Фрейду, есть два основных выбора объекта любви: нарциссический (то, что ты собой представляешь, — по своему образу и подобию) и опорный («вскармливающая» женщина). Кстати, «вскармливающая» женщина совсем не обязательно старше, она просто кажется мужчине сильной и надежной. Мечта многих советских граждан — Любовь Орлова — вполне может быть отнесена к подобному типу волевой и властной красавицы. Марлен Дитрих — тоже женщина, сама выбирающая и свою судьбу, и своего мужчину. И наличие длинных ресниц, тонкого стана и платиновых локонов никого не обманывало. Новый век потребовал нового типа женщины: умеющей постоять за себя и разбирающейся в финансовых делах не хуже, чем в модных платьях. Этот тип стервозной красоты привлекал яркими волевыми губами, резко очерченными скулами, чуть прищуренными глазами…

Как сильно отличался этот образ от изящных и болезненных кинодив начала века: жалобной Лилиан Гиш с ее детским личиком, трепетной Веры Холодной с ее огромными, удивленно распахнутыми глазами. Их мужественные поклонники никогда бы не смогли понять выбор «опорного объекта». Они сами хотели быть опорой — защищать и охранять женщину-цветок, хрупкую и беззащитную перед жизненными неурядицами.

Сложно сказать, то ли искусство копировало женщин, то ли женщины подражали искусству. Но именно кино вот уже почти век определяет образ идеала. Описывая образ своей мечты, многие представители сильной половины человечества используют всем нам известные имена-коды — и сразу понятно, о чем речь. Спасибо глобализации и общему мировому культурному пространству.

Нет барьеров

Но что делать с огромным количеством мужчин, выбирающих себе спутниц, кардинально отличающихся от мам и вообще от соплеменниц? Уж не желание ли улучшить свою породу, впрыснуть свежую кровь, создать красивых потомков тому виной??

Раньше барьер между мужчинами и женщинами разных этносов образовывали различные факторы: язык, политические границы, религия и этническое самосознание. В наступившую эпоху глобализации не нужно выбирать спутницу того же рода-племени — значительно ослабло влияние семьи на выбор сексуального объекта. Во многом именно по этим общественно-политическим причинам мужчины сегодня не ограничивают себя в выборе идеала. Выросший на созерцании китайских календарей мальчик запросто сможет взять в жены девушку, максимально приближенную к тому образу, о котором он грезил в своем отрочестве.

Хотя наука евгеника и была признана бесчеловечной, мечты о недостижимом идеале будут преследовать человечество всегда. В мозаику этого образа будут добавляться все новые и новые визуальные компоненты — по мере стирания географических и религиозных границ.

Грета Гарбо: женщина-воин

Юная шведская актриса Грета Гарбо (1905–1990) начала покорение Голливуда в двадцать с небольшим. Она олицетворяла собой совершенно новый тип внешности: андрогинная красавица, нордическая валькирия — холодная и волевая. Такой женщине покоряются, она не нуждается в защите. Шведская дива всегда поступала не так, как принято, а как считала нужным: заводила отношения с женщинами, отменяла свои свадьбы, крутила романы, но так и не вышла замуж. Сниматься она предпочитала в удобной разношенной обуви, поэтому ее почти невозможно было увидеть в кадре во весь рост. Она была одной из немногих звезд, которые без труда переключились на звуковое кино: ее хрипловатый голос понравился зрителям.

Пик ее популярности пришелся на конец 20‑х — начало 30‑х годов. Будучи еще молодой, она навсегда покинула кинематограф, не желая стареть на глазах поклонников. Она доказала: феминистка может быть блистательной красавицей, оставаясь успешной в карьере и удачливой в финансовых делах.

Лилиан Гиш: женщина-ребенок

Звезда кинематографа 1910–1920‑х годов Лилиан Гиш выступала на сцене с пяти лет. В 1912 году девятнадцатилетняя Лилиан познакомилась с Мэри Пикфорд, которая порекомендовала ее режиссеру Дэвиду Гриффиту. Встреча с классиком американского кино стала для Гиш судьбоносной.

Она снималась во многих его фильмах: «Рождение нации», «Сиротки бури» (1921), «Нетерпимость», «Сломанные побеги» (1919), «Путь на Восток» (1920). Эти ленты вошли в золотой фонд киноискусства, навсегда закрепив за Лилиан статус звезды мировой величины. Она обладала той хрупкой эфемерной красотой, которая особо ценилась в десятых годах прошлого столетия: женщина-ребенок, похожая на нежный цветок. Она всегда выглядела намного младше своих лет благодаря невесомой фигуре и наивному лицу с огромными глазами и маленьким ртом. Но эра поклонения такой красоте была недолгой. На смену этому типу внешности пришли волевые красавицы.

Орлан: красота уродства

Сегодня люди обращаются к хирургии не только за улучшением внешности, но и за различными ее модификациями, сильно отличающимися от привычных представлений о красоте. Самым ярким, наверное, является пример француженки Орлан, художницы-акционистки. Она прославилась фотодокументацией собственных пластических операций. Их у нее более десяти, но не во имя красоты, а во имя искусства. Для каждой операции создавался специальный декор и костюм. Фотографы запечатлевали процесс операции. Во время процедуры она находилась в сознании и как бы «дирижировала» процессом. Орлан говорит, что если африканские племена использовали тело в качестве изобразительного материала, то почему она не может обратиться к этой практике? Тем более что в современном искусстве прослеживается явная тенденция к волевому, форсированному достижению антропологической границы. Хирургические вмешательства оказались вполне эффективными, и с банальной женской точки зрения если художница и не омолодилась, то хотя бы стерла следы возраста со своего лица.

Талия против здравого смысла

Обладательницу самой тонкой талии в мире зовут Кэти Джанг. Сейчас ей уже почти семьдесят лет, но ее талия в 38 сантиметров до сих пор покоряет (ужасает?) мужчин. После того как заштатная фотомодель Кэти родила двух детей, она стала носить корсеты, мотивируя это тем, что мужу они очень нравятся. На самом деле ею, скорее всего, двигало желание взять реванш за не очень-то успешную карьеру.

Теперь Кэти снимает свои корсеты только на 30 минут в день. Ее часто приглашают на различные телешоу и показы старинной одежды. В современном эмансипированном мире никто не умеет носить тесный корсет так непринужденно, как она! Кэти, сама того не осознавая, выступает против тех завоеваний, которыми гордятся феминистки: она отказывается от удобства практичной одежды во имя совершенного идеала прошлого. Ее муж, ортопед, клянется и божится, что ребра его супруге не удаляли. В это тяжело поверить, учитывая, что певица Шер, прошедшая подобную операцию, не может похвастаться такой «осиностью» талии.

Большие перемены

Человек меняется. Медленно, но верно. Медленно, потому что он уже довольно хорошо подстроился под условия жизни в окружающей его среде. Но сейчас эти условия резко изменились. Следовательно, уже в ближайшие столетия надо ожидать изменения нашего облика — быстрого и серьезного.

Замри

В природе ничто не происходит просто так. И тело меняется в том случае, если меняются условия его существования. Когда организм должен выбрать: либо подстроиться под новую ситуацию, либо уйти со сцены. Сотни тысяч лет бурый медведь был бурым. Он бы таковым оставался и дальше, если бы места его обитания не занесло снегом. В таких условиях хочешь не хочешь, а станешь белым. Иначе вымрешь, как динозавры, не сумевшие вовремя приспособиться к холодному климату и скудному питанию. Зато, превратившись в белых, северные медведи легко перенесли смену климатических парадигм. И снова застыли в развитии в ожидании новых перемен.

Последние серьезные изменения в строении тела человеческих предков произошли примерно тогда же, когда появились белые медведи, — полмиллиона лет назад, во время очередного ледникового периода. Менялся климат, менялась среда обитания, менялись условия. Жить на деревьях стало некомфортно. Да и мало их осталось, деревьев. Пришлось перебираться в утепленные пещеры, осваивать огонь, научиться закутываться в чужие шкуры. Нехватку мягких фруктов и ягод надо было восполнять жесткой мясной пищей. Облик человека при этом не мог не измениться. И он изменился буквально за несколько десятков поколений. В последовавшие за этим несколько сотен тысяч лет изменения были почти косметическими, закрепляющими полученные новые признаки с учетом конкретных условий. Примерно 40 000 лет назад мы пришли к тому, что имеем теперь.

Тогда человек «законсервировался». Поскольку законсервировались условия его жизни. Действительно, если разобраться, до середины XIX века изменения в жизни людей были крайне незначительными. Мы жили в небольших домах, небольшими группами, занимались сельским хозяйством, передвигались на небольшие расстояния и преимущественно пешком. Чтобы выжить, нужна была физическая сила. Даже одежда менялась крайне медленно и незначительно. Соответственно, и особенного влияния на человеческий облик все это не оказывало.

Отомри

С наступлением эпохи научной и промышленной революции все изменилось. И очень резко. В нашу жизнь вошли автомобильный транспорт, электричество, станки и роботы, новые медицинские препараты и технологии, средства моментальной связи и информации, системы дистанционного управления и многое другое. Все это привело к тому, что за два века жизнь человека изменилась гораздо сильнее, чем за десятки предыдущих тысячелетий. Мы стали меньше ходить, значение физической силы и выносливости постепенно отступило на второй план, вперед же выдвинулась сила интеллекта. Женщина с большей охотой выбирает для продолжения рода не мускулистого «качка» (хотя этот пережиток еще окончательно не преодолен), но маленького, хилого и очкастого сотрудника банка. Необходимые для защиты самки и потомства мускулы сменил толстый кошелек. И потомства такая семья в силу своей материальной обеспеченности дает больше, и здоровье у них крепче. И дети получаются в папу — хилыми и «яйцеголовыми», зато умными и практичными.

Ученые-антропологи говорят, что произошедшие уже изменения (см. заметку слева) — это только начало большого процесса. «Подстройка» человека под новые условия будет продолжаться еще несколько столетий. Если за это время не произойдет технологических скачков, то новый свой образ человек приобретет примерно к концу третьего тысячелетия. Обобщая прогнозы президента Академии исследований будущего футуролога Игоря Бестужева-Лады, профессора Института биофизики РАН доктора медицинских наук Николая Сафонова, сотрудника Института проблем экологии и эволюции, создателя теории эволюции пола доктора биологических наук Вигена Геодакяна, заведующей центром эволюционной антропологии Института этнологии и антропологии РАН Марины Бутовской и других, мы постарались составить примерную цепочку изменений, которые ожидают человечество, и представить себе, в каком виде наши потомки встретят новое, четвертое от Рождества Христова, тысячелетие.

Стать дядей Степой

Три века назад средний представитель рода Homo sapiens проходил в день больше 10 км, сейчас житель развитой страны не проходит и полутора. Физическая нагрузка за это время снизилась в 2,7 раза, примерно во столько же выросла нагрузка интеллектуальная. Продолжительность жизни при этом увеличилась почти вдвое. Такой стресс для человечества не мог пройти незаметно. Мы снова начали «перестраиваться». За последние сто лет люди подросли на 17,5 см (примерно на 10%!). Вес новорожденных увеличился на 300 г. Еще 30 лет назад шкала размеров одежды оканчивалась на 62‑м, сейчас же стоит вопрос о введении для серийного пошива 68‑го размера. Массовый переезд в города и связанное с этим изменение системы ценностей привели к тому, что женщины стали все больше походить на мужчин. Считавшаяся раньше уродством худоба теперь возводится в ранг красоты. Полстолетия назад во всей Москве сапоги 45‑го размера покупал только один дядя Степа, сейчас же и 47‑й вряд ли кого удивит.

Пять причин, по которым человек должен измениться

1) Техническая революция привела к резкому снижению физических нагрузок на человека. Пока еще мощная мускулатура воспринимается людьми как нечто полезное, но значение ее все время падает.

2) Новые виды транспорта помогают человеку выбрать себе наиболее подходящего партнера. Два века назад расстояние между местами жительства будущих супругов составляло в среднем 15 км, сейчас же браки между жителями разных материков — обычное дело. Результат — сближение людей разных типов и образование новых этносов.

3) В современном обществе необходимость многочисленного потомства сводится к минимуму. Женщина из «рожальной машины» превращается в полноправного участника общественных процессов. Разница между полами постоянно сокращается: женщины становятся более «мужественными», мужчины — более «женственными».

4) Доля физического труда постоянно падает, доля труда интеллектуального растет. Такое положение не может не привести к постепенному изменению структуры и принципов работы головного мозга.

5) Гуманизм, улучшение медицины и изменение отношения к инвалидам приводит к тому, что ранее обреченные на вымирание генетические ветви теперь выживают и дают потомство. Объединение таких «непохожих» людей, как, например, лилипуты, должно привести к появлению если не новых этносов, то новых человеческих типов.

Все права на данный материал принадлежат журналу «Идея Икс». При перепечатке обязательна ссылка на журнал «Идея Икс» и сайт AIF.RU

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество