aif.ru counter
179293

Яков Кедми: Эрдоган представляет большую опасность, чем ИГИЛ

Яков Кедми.
Яков Кедми. © / Кадр youtube.com

Бывший глава израильской спецслужбы Натив, созданной для связи с евреями Советского Союза и стран Восточной Европы, Яков Кедми в эксклюзивном интервью АиФ.ru рассказал о планах президента Турции Реджепа Эрдогана, о причинах расширения НАТО на восток, о том, кого боится Израиль, и том, что ждёт мир в 2016 году.

Мир перестал быть однополярным

Екатерина Ларинина, АиФ.ru: Яков Иосифович, давайте начнём с общего вопроса. Заканчивается год, сейчас эксперты и политологи подводят итоги, и многие говорят о том, что мир перестал быть однополярным. Как вы считаете, это действительно так?

Яков Кедми: То, что мир перестал быть однополярным, уже ясно. Последний гвоздь в однополярную конструкцию был забит, когда российские вооруженные силы появились в Сирии. Соединенные Штаты с самого начала пытались вести операцию на Ближнем Востоке без России, без ООН — сами по себе. И вот к концу года мы видим, что деятельность в рамках этого самого большого конфликта, который был в 2015 году, Россия выстроила с Соединенными Штатами в контексте своей политики, а также привлекла к этому Организацию Объединенных Наций. И теперь ООН будет управлять происходящим и пытаться найти решение, а не только США со своими союзниками. Это один из переломных моментов, который произошел в этом году. 

Второе, что произошло: стало совершенно ясно, что без России невозможно решить сирийскую проблему, что попытки последних четырех лет установить в Сирии выгодный Западу режим провалились. Кроме того, начался процесс формирования международных сил под эгидой ООН для борьбы с исламскими террористическими организациями, которые утвердились на Ближнем Востоке из-за неумелой и неумной политики Соединенных Штатов.

И еще одна проблема, которая проявилась в этом году совершенно четко, это то, что никто не может отсидеться в Европе, не обращая внимания на то, что происходит в Африке и на Ближнем Востоке, на наплыв беженцев, о котором предупреждал покойный Каддафи. Европа поняла, что решить проблему беженцев можно не условиями их приема, а решением проблемы на Ближнем Востоке. Но без России её решить нельзя.

Все факты говорят за то, что однополярный мир канул в Лету окончательно именно в 2015 году.

— Вы сейчас сказали про «неумелую и неумную политику США». На днях пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков увидел схожие черты в том, что происходило в последние годы на Ближнем Востоке, в Северной Африке и на Украине. Что везде реализовывались схожие технологии по дестабилизации обстановки и насильственной смене власти. Согласны ли вы с этим, и можно ли сказать, что «арабская весна» и Евромайдан происходили по одной схеме?

— Это уже говорил один из кандидатов в президенты США от Республиканской партии. Он обратился с претензиями к госпоже Клинтон и поставил ей в укор ту политику, которую она проводила вместе со своим президентом, будучи министром иностранных дел. 

Он прямо назвал ошибкой и заявил, что американская политика провалилась именно из-за их постоянных попыток устанавливать или менять режимы в других странах. Это началось с Югославии, дальше это прокатилось по Ближнему Востоку, потом это пришло на Украину. Это же они пытаются делать в других бывших республиках СССР — в Азербайджане, Армении, Молдавии, Грузии. Это то, что привело к нынешнему трагическому состоянию и Ближний Восток, и Восточную Европу. 

Но они переоценили свои силы и недооценили желание других жить так, как им хочется. 

Первая их неудача была, когда в Египте сбросили установленную с их помощью власть «Мусульманских братьев». А в прошлом году провалилась авантюра с Сирией, потому что оказалось, что есть другие страны, которые тоже имеют, что сказать на мировой арене. Результатом этого стала совместная резолюция США и России по урегулированию сложнейшего международного конфликта на Ближнем Востоке. 

То, что мир перестал быть однополярным, уже ясно. Последний гвоздь в однополярную конструкцию был забит, когда российские вооруженные силы появились в Сирии.

— Такое изменение позиции США и появление этой резолюции в дальнейшем может повлиять, допустим, на ослабление санкций?

— Санкции ещё продолжатся, это основной инструмент американской политики. Они еще сто лет назад установили две основные формы давления на государство: сила и санкции. Если силу по тем или иным причинам применить нельзя, как например, в Латинской Америке, тогда применяют санкции. Это было по отношению и к России, и к Советскому Союзу, и после революции, и перед Второй Мировой войной. Санкции применялись по отношению к Японии, 50 лет с позором применялись по отношению к Кубе. Когда Египет сбросил Мурси, тоже появились американские санкции. Когда по решению Менахема Бегина был уничтожен атомный реактор в Багдаде, который должен был производить атомное оружие, тут же мы получили санкции, прекратились все поставки вооружения, которое были обязаны нам поставить по соглашениям. То есть, это обычный прием Соединенных Штатов, они от него не привыкли отказываться. 

Исламское государство появилось при попустительстве США

— Западная коалиция уже больше года ведет борьбу с «Исламским государством»* — результатов не видно. Террористы за эти годы в три раза увеличили подконтрольные территории. Потом появилась Россия, которая вмешалась в ситуацию и начала наносить авиаудары на территории Сирии, что тут же вызвало недовольство Турции. Очень часто в последнее время можно слышать, что и Турция, и США в какой-то степени заинтересованы в существовании ИГИЛ. Что вы об этом скажете?

— Во-первых, я не согласен с тем, что Соединенные Штаты боролись против ИГИЛ — ИГ появилось при попустительстве Штатов. И рождению ИГИЛ способствовали три проамериканских силы: Турция, Саудовская Аравия и Катар. Без них ИГИЛ бы не было. А потом в ИГИЛ решили, что этот Халифат должен быть не только в Сирии, но и в Ираке с претензиями и на Иорданию, и на Саудовскую Аравию. Они были членами этой святой оппозиции против этого «исчадия ада» — Асада, равно как ИГИЛ, «Аль-Каида», все джихадистские организации, включая «Мусульманских братьев», все их разновидности — протурецкие, прокатарские, просаудовские. И никто ничего против них не имел. Главное было — убрать Асада. Если бы им это удалось, то сегодня бы вся Сирия превратилась в «Исламское государство». 

Именно поэтому никто не борется с ИГ. Если и делается что-то, то так, чтобы не навредить ИГ, потому что это ослабит противодействие Асаду в Сирии. Они же существуют, как сообщающиеся сосуды. Саудовская Аравия не давала бороться против ИГ потому что для них главное — борьба с Ираном и его союзниками. А для этого годятся любые бандиты, любые террористические организации.

Рождению ИГИЛ способствовали три проамериканских силы: Турция, Саудовская Аравия и Катар. Без них ИГИЛ бы не было.

От Эрдогана можно ждать любой глупости

— Зачем, все-таки, по-вашему, Турция сбила российский СУ-24? Это была провокация в расчете на необдуманные ответные шаги Москвы, или Турция имела на это полное право, как она заявляет? 

— Не надо быть даже начинающим специалистом, чтобы понять, что самолет был сбит в результате преднамеренной западни. Это обычная воздушная засада, которая часто применятся в воздушных боях. Прослушивание радиосвязи турецких самолетов с землей, наблюдения со спутников, я думаю, это подтвердят: где находились турецкие самолеты, как они ждали, как атаковали, как и от кого получали приказ сбить, как доложили об этом, и как они ушли. 

Почему Турция это сделала? Во-первых, неуравновешенность и экстравагантность Эрдогана давно известна всему миру. Пока она проявляется внутри Турции, на это не обращают внимания. Но кто, как не мы, израильтяне, знаем это. И он готов на любые провокации, если считает, что это может помочь ему в решении его вопросов. 

Так же рассуждал его южный сосед — пожиратель галстуков, сегодняшний мэр Одессы. Ему тоже говорили: не лезь в Южную Осетию! Но он рассчитывал, что с этой провокацией он получит больше дивидендов от Европы и американцев. И от того, что разница между Тбилиси Саакашвили и Анкарой Эрдогана несколько сотен километров, ход мысли у того и другого был одинаковым. Просчитались товарищи! Но Эрдоган галстук не съел, у него другие кулинарные предпочтения.

— Значит, от Эрдогана с его вспыльчивым характером можно ждать всего, чего угодно?

— Да, от Эрдогана можно ждать любой неожиданности. Этот неуравновешенный человек находится в каком-то своем мире политических фантазий, ему любая глупость может прийти в голову. Я думаю, Россия получила отличный урок того, чего можно ждать от этого человека — любой выходки, самой дикой, самой нелогичной, самой глупой, самой опасной для Турции, но «султан так решил».

— Он действует единолично, или есть молчаливое согласие Вашингтона?

— Не молчаливое согласие. Американцы тоже не хотят, чтобы он делал эти глупости. Но у них не хватает сил и решимости поставить его на место, потому что они в нем нуждаются. Для Соединенных Штатов Турция — это база на Юге России и база для их действий на Кавказе, она является важнейшим военным партнером. И они вынуждены проглатывать всех лягушек, которыми он их кормит. Для разговора с Россией с позиции силы им нужна Турция, даже если в Анкаре находится такой неуравновешенный человек.

— Принято считать, что стержнем внешней политики Эрдогана является восстановление Османской империи. На какие шаги ради достижения своих целей еще он может пойти? 

— Нет, это не верно. У него цель немножко другая — ещё хуже. Сразу после падения Мубарака Эрдоган пытался заигрывать с арабами, но они не могут простить туркам 700 лет Османской империи. Но с каким призывом он пришел? Он пришел и сказал, что мы 700 лет охраняли вас от этой преступной европейской цивилизации, на смену которой должна прийти исламская цивилизация в виде турецкого халифата.

Таким образом, его интересы не ограничиваются Турцией, Сирией, Ираком. Его идеология заключается в том, что цивилизация Османского ислама должна быть базой цивилизации всего мира, в первую очередь  Европы. И для этого он тянется в Европу, он не скрывает, что хочет воспользоваться европейскими мусульманами — турками, боснийцами, албанцами. Поэтому беженцы пошли в Европу не просто, а потому, что этого захотели власти Турции.

Стратегия Эрдогана — заменить европейскую цивилизацию турецко-исламской, и не только на Ближнем Востоке. А Ближний Восток — это шапка, и речь идет не о государстве Османской империи. Османскую империю называли так в Европе, а это Халифат.

Беженцы пошли в Европу не просто, а потому, что этого захотели власти Турции.

— То есть еще можно поспорить, кто большую угрозу представляет сейчас для европейской цивилизации — ИГИЛ, который действует открыто, или Турция, которая позиционирует себя в качестве европейского государства, да ещё и является членом НАТО?

— В расчете на будущее, конечно Турция! Кто может сравнить 30, 40, 50 тысяч разношерстных бандитов, у которых нет государства, и одно из сильнейших государств на Ближнем Востоке? Это 80 миллионов человек с армией, с промышленностью, с базой!

Ничто не помешает Ирану купить ядерное оружие у Северной Кореи

— Министерство обороны Израиля заявило о том, что закончилось испытание новой системы ПРО «Праща Давида». Система в следующем году будет принята на вооружение. От кого Израилю сейчас нужно защищаться? 

— Ну, во-первых, это система, которая состоит из трех видов ракет. Последняя, которая была испытана, это «Волшебная палочка». Она построена против угрозы тех стран, которые планируют создание ядерных ракет, в первую очередь — это Иран. Ему никто не помешает купить эти ракеты и ядерное оружие в Северной Корее. И для того, чтобы противостоять этой угрозе, не надеясь на то, что всемирному сообществу удастся предотвратить создание в Иране ядерного оружия, мы принимаем меры безопасности. 

— То есть даже после заключения соглашения по ядерной программе Ирана вы думаете, что все-таки он представляет собой угрозу для Израиля?

— Да, Иран сможет приобрести ядерное оружие, как только захочет. А создание систем ПРО — это вопрос безопасности: если они у нас будут, то, что бы Иран ни сделал, у нас есть на это ответ. Один из ответов. 

— А сам Израиль первый не начнет эту войну? Ведь сразу после заключения сделки Нетаньяху грозил самостоятельно начать войну с Ираном, даже в случае, если Вашингтон не поддержит это. 

— Я думаю, что, если ситуация сохранится на сегодняшнем уровне, мы не предпримем военный удар по Ирану для того, чтобы уничтожить его ядерную военную промышленность. Вероятность этого была несколько лет назад, мы эту возможность упустили, а сегодня вряд ли это реально и необходимо. Так что, если пока параметры работы Ирана в направлении ядерной военной энергетики будут такие, как сегодня, мы вряд ли будем применять против них военную силу. 

— В свое время вы выступали с осуждением деятельности Нетаньяху из-за того, что он усложняет и даже разрушает российско-израильские отношения. На сегодняшний день ваша позиция по этому вопросу как-то изменилась?

— Нетаньяху сейчас выровнял нашу политику по отношению к России. Сегодня я вполне доволен, по крайней мере, взаимопониманием России и Израиля, и тем, что в Израиле перестали искусственно раздувать опасность, которая якобы исходит от России. Этой опасности никогда не было. России приписывались те качества, которые были в Советском Союзе. Но Советский Союз — это государство, которого уже нет.

— Кстати. Советский Союз — государство, которого нет. По Иранской ядерной программе соглашение подписано. Но НАТО продолжает расширяться на восток, несмотря на то, что оба изначальных повода для самого его существования были устранены. Так какие цели преследует альянс? 

— Я всегда говорил, что это типичная, древняя, основная политика Европы по отношению к России. Единственный, кто мог уравновесить эту политику — Германия. Вспомните Крымскую войну. К чему было европейским державам в союзе с Османской Империей воевать против России? Здесь то же самое. Как они пытаются обосновать это сегодня — неважно, это всего лишь предлоги. А причины — те же самые. Первая — страх перед мощью России, в первую очередь, экономической. Вторая — мечты и желания: «А вдруг удастся это огромное пространство ослабить до того, что оно распадется? А распадется — и нам чего-нибудь перепадет».

— Возможно, поэтому Запад сейчас лезет во все приграничные государства с Россией? В частности в Украину. Вы в одном из интервью уже сказали, что современная Украина все делает в интересах американского, либо европейского руководства. Так насколько Украина вообще осталась суверенной? Сколько там процентов «незалежности»?

— Во-первых, это была «голубая мечта» всех врагов России — отделить от неё Украину, а потом Белоруссию. Если удастся стравить эти государства — еще лучше.

Ни одно государство, которое получило независимость после распада Советского Союза к востоку от России, не является сегодня независимым. Они условно являются государствами. Независимость? Какая независимость, где она у них?! В Литве или в Латвии есть независимость? От кого? От собственного населения? Да, в этом плане полная независимость.

Что касается Украины, то та провокация, которую затеяли на Майдане европейцы и американцы, была направлена на то, чтобы ослабить Россию, но они никогда не думали, что это дойдет до того, что происходит сегодня. А сегодня европейцам придётся вытаскивать эту черную дыру — Украину — на своем горбу. И никто не понимал, что за 23 года так называемой независимости украинское население и украинские власти доказали свою несостоятельность быть государством. Так же, как латышские, как литовские, как эстонские, так же, как в Молдавии, так же, как в Грузии.

Ни одно государство, которое получило независимость после распада Советского Союза к востоку от России, не является сегодня независимым. Они условно являются государствами.

— На прошлой неделе было заявление Еврокомиссии о том, что она готова отменить визовый режим с Грузией, Косово и Украиной. Как вы считаете, это они морковкой помахать решили, очередную «замануху» Украине устроить, или это действительно реально может случиться?

— Украине объясняют, что недовольство правительством и все неудачи Майдана могут окупиться тем, что теперь они могут ездить в Европу без виз. То есть украинские проститутки будут ездить на работу в Европу без виз.

— Вы считаете, что им все-таки отменят визовый режим? 

— Вашингтон может принять такое решение для того, чтобы задобрить украинское население, которому киевская власть уже доказала, что ни одно обещание не было выполнено. И тогда эта девочка, которая на Майдане бегала с плакатом, что она хочет кружевные трусики, поедет, заработает на них в Париже.

— Насколько вообще нормально, что решения, которые должны приниматься Евросоюзом и касаются только Евросоюза, принимаются в Вашингтоне? Это, по-моему, ненормальная ситуация: Вашингтон решает, кому, где быть президентом, Вашингтон решает, что делать Евросоюзу. Эта ситуация бесконечно будет длиться, или все-таки когда-нибудь закончится уже?

— Европа будет находиться в состоянии полного вассала Соединенных Штатов, пока не появится очередной де Голль. Ну, или пока сами народы Европы не возмутятся, и не приведут к власти другие силы, которые скажут, что нельзя ориентироваться только на Соединенные Штаты, — мы не в 45 году, когда нам нечего было есть и нам нужен был план Маршалла.

— Мы с вами начали разговор с оценки итогов года, давайте закончим прогнозами. 

— В этом году должны проявиться два основных момента. Во-первых, разрешится сирийский конфликт.

— Уже в 2016 году?

— В шестнадцатом, да. Произойдет возрождение единого Сирийского государства, а не его распад, с единой центральной эффективной властью. И случится это вне зависимости от того, как будут звать президента, может и Асад, а может, по-другому. Сирия будет готова к функционированию в новой властной системе, может быть, с элементами старой, но в новом обличии, уже через год. То есть, в 2017 году, когда пройдут выборы. Террористические организации в Сирии, я думаю, в течение этого года все будут подавлены.

Могут произойти изменения в Турции, очень серьезные, и тут трудно что-то предугадать. Скорее всего, произойдут внутренние изменения на Украине, или кто-то на Украине сойдет с ума и начнет военные действия. Тот режим, который существует на Украине сегодня, может не дожить до конца следующего года. То есть, изменения на Украине должны произойти. Это будет зависеть от самого режима и того, что происходит на Украине. Но изменения точно произойдут. 

Ну, а основная проблема следующего года — это цена на нефть.


*Террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Оставить комментарий (29)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы