Примерное время чтения: 11 минут
8952

«Украинские СС». Эксперт о том, как «Азов»* подмял под себя власть

Политолог Алексей Кочетков.
Политолог Алексей Кочетков. / Нина Зотина / РИА Новости

Политолог Алексей Кочетков — автор книги о полке «Азов»* под названием «Черное солнце Украины» рассказал «АиФ» о том кто финансирует националистический полк, как обычные украинцы относятся к его членам, а сами «азовцы» — к Владимиру Зеленскому.

Дмитрий Соколов, АиФ.ru: — После сдачи «Азовстали» история полка «Азов» закончена? Его больше нет?

Алексей Кочетков: — Конечно, есть. Разгромлена была всего лишь их часть. «Азовцы» остались в Харькове, в Киеве. На свободе их основатель Андрей Билецкий, бывший командир Максим Жорин и так далее. Тот же самый Сергей «Малюта» Коротких (В 2000-х активный участник нацистских группировок в России, соратник Максима «Тесака», находится в розыске, — ред.). С ядром «Азова» ничего не случилось, оно продолжает функционировать.

— Их сердце — это партия «Национальный корпус» Билецкого?

— Эта политическое крыло «Азова». У «Национального корпуса» есть отделения практически во всех районных центрах и крупных населенных пунктах Украины. Это десятки тысяч человек в мирное время. Сейчас, я думаю, их значительно больше. Сегодня на фоне этих боевых действий они проводят мобилизацию и получают невиданные возможности, инструменты и прямое финансирование не только с Украины, но и от других государств и их спецслужб. Происходит «азовизация» молодого поколения на Украине.

— Как объяснить, что такое полк «Азов» тем, кто узнал о нем только сейчас?

— Изначально — добровольческий отряд, который вырос в большую военно-политическую организацию. Сейчас это определенная школа для действующих партийных кадров. Ты пришел туда, отслужил, можешь оставаться, а можешь идти куда тебя направят. Могут перевести в ВСУ или в полицию работать. Можешь просто крышевать районы, с коммерсантов деньги снимать. При этом ты все равно будешь относиться к мобилизационному резерву. Если нужно — приедешь со своим стволом. Они выполняют роль политических воспитателей для ВСУ в последние несколько лет. По сути, это комиссары. Их для этого направляли в различные подразделения.

— Выгодно, в плане денег, служить там?

— Поначалу были скандалы с задержками зарплат для «азовцев», но в последнее время об этом ничего не слышно. Со снабжением военной техникой и экипировкой там всегда был порядок.

— В книге вы писали, что футбольные фанаты киевского «Динамо» изначально в большом количестве пополняли ряды «Азова» и сыграли в его истории важную роль. Нынешний командир Денис «Редис» Прокопенко как раз из их числа. Слышали о нем ранее?

— Он особенно нигде не упоминался. Не был каким-то ярким представителем. Для меня вообще непонятно, откуда он взялся. Это, наверное, какое-то явление последних лет. Через «Азов» прошло очень много человек.

— Они подчиняются властям Украины или диктуют свои условия?

— Формально «Азов» подчинялся Арсену Авакову — бывшему главе МВД. При этом полк сохранял свою определенную автономность и даже время от времени угрожал действующей власти. Они собирались на Банковой улице, выдвигали свои ультиматумы. Сегодня это достаточно автономная, самостоятельная сила. У них плотные связи с американскими и британскими спецслужбами. К ним периодически приезжают люди ультраправых взглядов из европейских стран, проводят совместные тренировки. У действующей украинской власти нет рычагов давления на эту политическую силу, для них они практически неуязвимы.

— Как к ним относится простой народ?

— Кто-то из молодежи их любит. Особенно их радикально настроенная, идеологически обработанная часть. Конечно, их любят националисты и русофобы всех мастей. В их глазах «азовцы» олицетворяют борьбу с русскостью. В Мариуполе, особенно там, где была их база, к ним относятся с опаской, боятся.

— Кажется, они дислоцировались в Урзуфе, на бывшей даче Януковича.

— Женщина из греческой общины, которая находится недалеко от тех мест, мне рассказывала, что население старалось от них спрятаться даже во время боев 2014 года. Говорит, никогда не знаешь, чего от них можно ожидать. В общем, все по-разному. За 8 лет прошла такая промывка мозгов, что те, кто относился к России с любовью с пониманием, за эти годы стали относиться негативно. На Украине ведь была жесткая государственная пропаганда. Россию выставляли Мордором. Обязательная часть ритуала говорить на ТВ, что «Россия — страна-агрессор», «так называемая русская культура» и т. д. А других источников информации не было. Специально искать какие-то российские каналы могут только люди сформировавшиеся, со своей позицией. Основная часть пользовалась тем информационным продуктом, который был.

— Сколько других нацбатов примерно осталось на Украине?

— Сейчас сложно сказать, в каком они виде и где они находятся. Они вбрасывают огромный массив информации, который, как правило, оказывается дезой. Но по-прежнему на слуху «Айдар» (организация запрещена в России). Это второе по популярности соединение после «Азова». Есть группировка «Кракен» в Харькове. Это вообще какая-то непонятная структура при спецслужбах СБУ. Скорее, какой-то эскадрон смерти (по данным некоторых СМИ, «Кракен» набран из числа бывших заключенных — ред.). Есть киевский батальон «Сичь». Но это так, навскидку.

— Почему именно «Азов» выбился в лидеры?

— Сложилось наиболее дееспособное боевое нацистское соединение. Ядро составляли люди, которые могли хорошо все организовать и подмять под себя другие группы. Туда изначально привлекали радикалов — повзрослевших скинхедов, которые уже изначально были все в «свастонах». Причем не только с востока Украины. Из России приехало большое количество. Тот же Сергей Коротких. Такие люди сами по себе хорошо организованы. Их идеология предполагает некую игру в дисциплину и порядок. С этим у них было гораздо лучше, чем у националистических махновцев Яроша. Более анархичный «Правый сектор» (организация запрещена в РФ, — ред.) проиграл в этой конкуренции. Кроме того, «Азов» получил некий успех в Мариуполе в том числе из-за жестокого обращения с местным населением.

— Что про это известно?

— Они могли открыть огонь по гражданским, которые выступали против. Есть даже информация, что расстреляли целый отдел милиции, который планировал перейти на сторону ДНР.

— Вас удивило, что они сдались с «Азовстали»?

— Как раз нет. Меня не удивило также, что нет на фронте ни Билецкого, ни Малюты. Они ребята очень прагматичные — в первую очередь про деньги и бизнес. Во всяком случае, их верхушка. Это такие классические бандосы. Будучи уже военнослужащими Национальной гвардии МВД Украины, они продолжали заниматься бизнес-проектами.

— Например?

— Ну, проекты у них такие: есть бизнес — они его крышуют, как у нас в 90-е годы. Экс-командир полка Максим Жорин, который сейчас раздает интервью СМИ, участвовал, в том числе, и в крышевании похоронного бизнеса в Харькове. Другой «азовец» Чили еще за пару лет до начала спецоперации сидел в тюрьме. Его арестовали за рэкет и вымогательство сами СБУшники. В «Азове» ребята лихие, могут на стрелки ездить, друг друга убивать, идти на риск, но при этом они не Александры Матросовы. Они хотят не умирать, а зарабатывать. Всю окружающую часть общества они считают биомассой, так ее и называют. Если бы они были классическими героями, зачем им было брать в заложники столько местного населения? Получается, они хотели выкрутиться из этой ситуации.

— Даже пленные из ВСУ рассказывают о притеснении со стороны «азовцев».

— Когда они выходили из «Азовстали», я обратил внимание на разницу. ВСУшники были обычными, изможденными, подавленными. По многим видно, что голодные. И выходили эти красные морды наглые. Было такое ощущение, что кто-то им дал какие-то стопроцентные гарантии. Как мне рассказывали, ВСУшники жаловались, что у них еду отжимали. Что они были в положении чуть лучшем, чем заложники. Потому что «азовцы» всегда держались особняком. Свое снабжение, своя еда, которой они ни с кем не делились.

— Что-то вроде элитного подразделения? Как туда отбирали людей?

— Нужны были рекомендации из определенной неонацистской среды. Это идеологическая структура изначально. Полная аналогия СС. На первом плане там идейные соображения. Физические данные приложатся. Они изначально, с 2014 года создавали себе образ элиты. Вроде как есть обычные солдаты — сапоги, а есть элита. Вступающий в «Азов» вступал как бы в закрытый орден людей, которые должны совершить национальную революцию. Создать «Украину будущего» — страну, где будут править воины и жрецы.

— Кстати, на их базах находили языческие капища и идолов Перуну. Это прямо ставит в тупик. Зачем это им?

— Это традиция, которая идет от европейских нацистов, которые тоже не были христианами. «Азовцы» создают свою новую цивилизацию. Для этого они собирались разрушить прежнюю систему. Христианство — это основа православной русской цивилизации, соответственно оно им не подходит. Отсюда сожжения икон на День летнего солнцестояния — это обязательный ритуал. Там мало кого волнует, что неоязычество было придумано городской интеллигенцией в конце 19-го — начале 20-го веков. Не могло ведь сохраниться за столько веков ни традиций, ни связей. Это чисто городские мифы. Но для них это не важно, нужна была новая религия. Это не такая уж безобидная игра, как может показаться, а очень продуманная линия по разрыву связи человека с внешним миром. Отчасти этим занимались коммунисты.

— Как это идеология уживалась с фигурой президента Зеленского, который, так скажем, не совсем славянин?

— Нынешний украинский нацизм, в отличие от германского, не биологический, а инклюзивный. Украинским нацистом может стать человек любой национальности, в нем нет биологической основы. Он больше нацелен на русофобию. Если ты не русский, то какая разница какой ты национальности.


* организация запрещена в РФ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах