Примерное время чтения: 6 минут
24592

Правые «на коне». Как теракты в Париже изменят обстановку в стране

Сюжет Массовые теракты в Париже

Страшные события, произошедшие в Париже в минувшую пятницу, безусловно, повлияют на рейтинг действующего президента и правящей партии. Кто может прийти на смену социалистам и чем это чревато для страны, АиФ.ru рассказал директор Евразийского коммуникационного центра Алексей Пилько.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Алексей Васильевич, как теракты в Париже повлияют на рейтинг Олланда и расстановку политических сил?

Алексей Пилько: Думаю, что рейтинг Олланда будет падать, он и так очень низкий. Наряду с этим начнут укрепляться позиции правых сил. Перед страной сейчас стоит дилемма: продолжать делать вид, что ничего не произошло, принимать какие-то полицейские меры, то есть ограничиваться «косметическим ремонтом» — это первый вариант. Второй — отвечать на сложившиеся вызовы, и делать это серьёзно: менять миграционную политику, возможно, пересматривать Шенгенское соглашение. Нужно прекращать валять дурака и оказать решительное противодействие «Исламскому государству»*. А также стоит честно признаться себе в том, что Франция допустила существенную внешнеполитическую ошибку, нарушив международное право, уничтожив государственность Ливии и предпринимая серьёзные усилия, чтобы уничтожить государственность Сирии. Страна сама, своими руками, по каким-то идеологическим соображениям создала эту проблему, поставив под угрозу не только Ближний Восток, но и французскую государственность. Если власти и дальше будут закрывать глаза на эти вещи, террор и уровень экстремизма в стране будут нарастать. В среднесрочной перспективе речь может пойти о гражданской войне.

Читайте также: Последствия парижских терактов. Хроника событий 

— Лояльная миграционная политика в данном случае может выступить неким катализатором?

— Только граждан Франции — выходцев из Северной Африки — насчитывается до 8 млн, и это в шестидесятимиллионной стране, ещё есть несколько миллионов беженцев. Все эти люди живут в анклавах, никакой ассимиляции не происходит. Возможно, гражданская война сегодня кажется нереальной, но через 10–12 лет кто может поручиться, что страна не столкнётся с такой ситуацией? К власти могут прийти крайне правые, если они начнут вводить жёсткие меры против выходцев из Северной Африки и Ближнего Востока, от тех пойдёт ответная реакция. Но, конечно, это не перспектива 1–2 лет.

— Некоторым партиям и политическим лидерам произошедшие события добавят очков. Как вы думаете, кому именно?

— На этом попытается сыграть Николя Саркози. Он вполне может пойти на выборы. Но давайте не будем забывать, что этот политик пытается набрать себе очки на критике Олланда, хотя сам не меньше его виновен в сложившейся ситуации. Именно Саркози развязал войну против Ливии, уничтожил Каддафи. Олланд не был президентом Франции, когда страна начала агрессию против Ливии, а Саркози был. 

Во Франции сейчас системный внутриполитический кризис. Это означает, что ни одна из крупных партий не способна предложить что-то новое. Ни правые, ни левые. А как мы знаем, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Сегодня это проблема любой крупной западной страны. Во Франции больше нет, как это было раньше, правящей партии, оппозиции, политической войны. У них одна большая партия политической номенклатуры, разделённая на фракции. Что при Саркози воевали на Ближнем Востоке, что при Олланде. Нет тех, кто может предложить альтернативный курс. Да, есть такие фигуры, как Марин Ле Пен. Но её партия всё же носит маргинальный характер, она слабая, у неё нет довольно большого количества голосов избирателей. Хотя её влияние растёт, но не дотягивает до политических китов, а те, в свою очередь, уже обанкротились. Я не думаю, что если бы даже Саркози победил Олланда на прошлых выборах, то он бы не влез в Сирию.

— В связи с прошедшими терактами будет ли ужесточаться борьба с ИГИЛ со стороны Франции?

— Не уверен. Хотя после таких терактов Олланду стоит серьёзно задуматься. Что такое «Исламское государство», почему оно приобрело такую силу? Потому что им никто реально не занимался, они боролись с ослабленной Сирией и Ираком. Конечно, если бы США, Франция, Россия, Турция, Иран высадили по 200 тысяч контингента, боевиков бы разнесли, раскатали в лепёшку. Проблема решается за один – два месяца. Но все же хотят, чтобы кто-то решил эту задачу за них. Россия абсолютно правильно делает, что не начинает сухопутную операцию протии ИГИЛ, есть сирийская армия, которую надо накачать оружием, помочь с планированием, разведкой, она сама со всем справится. Но для этого надо, чтобы от неё отстали все остальные, условно оппозиционные группировки. Олланд пока принял решение усилить воздушную компанию, при этом он выделил всего 12 самолётов, у них нет там авиабазы. Они сейчас бросили 20 бомб, что это для ИГИЛ? Это смешно, как слону дробина. 

— Олланд может провести какие-то корректировки в миграционной политике, чтобы социалисты опять оказались на коне?

— Олланд — слабый политик. Что он должен сделать в теории: закрыть границы, не пускать больше беженцев, оставшихся собрать в специальных лагерях, провести их проверку, переписать и депортировать в страны проживания. Минимально кого-то оставить. Но он на это никогда не пойдёт, он рискует вызвать проблемы, придётся применять насилие, непопулярные шаги, а он хочет просто спокойно досидеть до конца своего срока. 


* Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах