32564

«Большая игра». Зачем эмир Катара приехал в Москву?

Сюжет Изменение цен на нефть
Эмир Катара Тамим Бен Хамад Аль Тани и Президент РФ Владимир Путин.
Эмир Катара Тамим Бен Хамад Аль Тани и Президент РФ Владимир Путин. Reuters

Влияние России на Ближнем Востоке растёт, и основные игроки не могут с этим не считаться. Именно поэтому эмир Катара Тамим Бен Хамад Аль Тани в эти дни находится с визитом в Москве. В ходе встречи с председателем Государственной Думы Сергеем Нарышкиным эмир заявил, что Россия играет большую роль в мире, в частности, в ближневосточном регионе.

По разные стороны баррикад

«Мы очень надеемся на друзей в России, чтобы они сыграли большую роль в решении этой катастрофы с сирийским народом, этой трагедии, а также чтобы добиться политического урегулирования», — приводят РИА «Новости» слова лидера ближневосточного государства. По его мнению, Катар с первых дней поддерживал идею политического урегулирования сирийского конфликта.

Между тем глава российского МИД Сергей Лавров в декабре 2015 года назвал расхождения с Катаром одной из главных проблем сирийского урегулирования. В частности, речь шла о легитимности нынешнего сирийского руководства и судьбе президента Башара Асада. В этом вопросе у России всегда были и остаются разногласия со многими заинтересованными сторонами. По мнению Лаврова, политический процесс в Сирии не был начат в частности из-за того, что Запад отказался одобрить предложенное Россией коммюнике в Совбезе ООН, так как документ не содержал положений о необходимости смены действующего политического режима.

В понедельник, 18 января, во время встречи с эмиром Сергей Нарышкин выразил надежду на то, что российско-катарское политическое сотрудничество будет содействовать нормализации ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Он напомнил, что Катар является участником венского формата переговоров по Сирии и может сыграть важную роль в урегулировании ситуации в регионе.

Однако принято считать, что в позициях России и Катара больше разногласий, чем совпадений. В частности, много лет Катар вместе с другими суннитскими монархиями Ближнего Востока поддерживал сирийскую оппозицию и различные исламские течения, выступающие против действующего президента Башара Асада. В этом смысле Доха занимает позицию, прямо противоположную российской. По некоторым данным, Катар имеет прямое отношение к финансированию «Джебхат ан-Нусры», исламской радикальной организации, которая в России признана террористической и подвергается бомбардировкам российских ВКС в Сирии.

25 января в Женеве должны начаться переговоры по Сирии, участие в которых примут как представители официальных сирийских властей, так и представители оппозиции. Учитывая, что антиправительственных группировок в Сирии сегодня просто не счесть, а единой позиции по сирийскому вопросу нет даже среди ключевых неарабских игроков, то можно предположить, насколько тяжёлыми будут эти переговоры.

Деньги счёт любят

Но не только вопрос Сирии стоял на повестке дня в ходе прошедших встреч. Эмир выразил надежду на то, что Россия поможет Палестине в снятии блокады с сектора Газа, которая уже несколько лет удерживается силами Израиля вопреки протестам международного сообщества и правозащитных организаций. Также были затронуты вопросы энергетики, инвестиционного и гуманитарного сотрудничества. Россия и Катар являются членами Форума стран-экспортёров газа (ФСЭГ) и сотрудничают в рамках Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Товарооборот между Россией и Катаром в 2014 году составил свыше $53 млн, но в 2015 году сократился вдвое. В частности, российский экспорт уменьшился за счёт сокращения в 3,7 раза поставок российской пшеницы. Увеличение взаимных потоков товаров и услуг в этой связи стало одной из тем в ходе переговоров Аль Тани и президента Путина. Во вторник, 19 января, представители деловых кругов двух стран провели переговоры в рамках ранее начатого сотрудничества между РФПИ и Катарским инвестиционным агентством. 

На сегодняшний день Катар обладает едва ли не самыми большими запасами природного газа в мире. С этим отчасти связано начало войны в Сирии и та позиция, которую при этом занял Катар. Экономическая мечта этой страны — поставлять свой газ в Европу. Для этого необходимо строительство газопровода через Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и Турцию. Камнем преткновения стала как раз Сирия, которая никак не хотела «вписываться» в этот проект. Вместо этого она начала договариваться о строительстве трубы с другой газодобывающей страной — Ираном. Как результат — введение Западом эмбарго на поставки иранских нефти и газа и начало международной операции по свержению правящего руководства Сирии.

И вот спустя несколько лет безрезультатных, но кровопролитных стараний в Сирии, после снятия санкций с Ирана, анонсирования им увеличения в два раза добычи углеводородов и открытия продажи фьючерсных контрактов, в результате чего цены на нефть просто рушатся, эмир Катара — одного из ключевых региональных игроков — едет в Москву. Зачем?

«Значимость России в ближневосточном пасьянсе, если можно так выразиться, кратно увеличилась в связи с активным участием России в борьбе с международным терроризмом в лице ДАИШ* по просьбе легитимного сирийского правительства. Конечно, это усиливает позиции России в этой ближневосточной «большой игре», которая, по утверждению некоторых британских исследователей, не прекращается вторую сотню лет. Это игра за нефть, за углеводороды», — считает директор Института новейших стран, политолог Алексей Мартынов.

Он напомнил, что падение нефтяных цен ударило не только по России, но и по всем ближневосточным странам. «Я хочу сказать всем российским скептикам и «специалистам», что, в отличие от России, у этих ближневосточных государств вообще ничего, кроме нефти, нет. Нефть — это единственный источник формирования их доходов бюджета», — уточнил он.

Попав в такую непростую экономическую ситуацию, видя при этом усиление России в регионе в разгар раздела сфер влияния, лидеры этих стран, естественно, хотят пойти на сближение с основными игроками: кто-то — для усиления своей позиции, кто-то — в поисках компромиссов и из желания вовремя «перестраховаться», чтобы позже спокойно занять «своё место под солнцем». Если же вернуться к вопросу трубы, то и здесь взаимоотношение Катара с Россией вполне оправданно: совместных газовых контрактов между двумя странами на сегодняшний день нет. Если же Россия сохранит своё влияние в Сирии на фоне усиления Ирана, то при таком раскладе Катару, конечно, придётся искать те самые компромиссы.


*Одно из названий «Исламского государства» — террористической организации, деятельность которой запрещена на территории России.

Оставить комментарий (13)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество