aif.ru counter
86

Дмитрий Медведев вернул Грузии потерянную целостность

Николя Саркози не отказал себе в том, чтобы пожать руки, кажется, всем французам, которые в это утро собрались на небольшой уютной площади у входа префектуру Ниццы. У президента Франции, впрочем, было время: президент России только-только отъехал от самой известной в городе гостиницы «Негреско», в которой он жил, как и положено, в президентском «сьюте».

Когда чёрный лимузин Дмитрия Медведева подкатил к входу во дворец, а сам президент России, ступив на красную дорожку, присоединился к Николя Саркози, министру иностранных дел Франции Бернару Кушнеру, высокому представителю ЕС по безопасности Хавьеру Солане и префекту Ниццы, стало ясно: ждут кого-то ещё.

Но спустя пару минут, по дороге, которая отделяла вход в префектуру от установленного на площади подиума с фото- и телеоператорами, начали сновать машины. Казалось, ещё немного и мимо пойдут обычные пешеходы. Мэр Ниццы с гостеприимной улыбкой слушал светскую беседу президентов. Те, очевидно, вынуждены были обсуждать погоду, Дмитрий Медведев восхищался красотами Ниццы. Накануне поздно вечером он вышел прогуляться на набережную, немало удивив занимавшихся там джоггингом людей. А так же поужинал в одном из ресторанов. Хавьер Солана и Бернар Кушнер о чём-то оживлённо беседовали, взяв друг друга за грудки. Стало очевидно: не хватало председателя Европейской комиссии Жозе Мануэла Баррозу.

Наконец, его лимузин тоже въехал на площадь, а сам он с извиняющимся видом пожал руки поджидавшей его компании. Поток из высоких особ и сопровождавших их лиц хлынул в узкую дверь префектуры. Делегации отправились в зал переговоров.

Планировалось, что на них будут затронуты следующие темы. Во-первых, глобальные экономические вызовы и сотрудничество России и ЕС с акцентом на координацию усилий по противодействию финансовому кризису. Во-вторых, обзор отношений России и Евросоюза. В том числе, анализ реализации «дорожных карт» по формированию четырёх общих пространств: экономического; свободы безопасности и правосудия; внешней безопасности; научных исследований и образования, включая культурные аспекты. В-третьих, евроатлантическая архитектура безопасности и роль партнёрства «Россия — Евросоюз». А так же, в-четвертых, международные вопросы.

Как пояснил накануне встречи высокопоставленный источник «АиФ» в Кремле, в рамках четвёртой темы, которая обычно на саммитах Россия — ЕС обсуждается за рабочим завтраком, кроме ядерной программы Ирана, ближневосточного урегулирования и некоторых других вопросов, вряд ли можно было бы обойти кавказскую тему. Впрочем, с точки зрения Кремля, сегодня это не только кризис в Грузии, но и недавний шаг вперёд в карабахском урегулировании. В начале ноября в Москве состоялась встреча президентом Армении и Азербайджана при посредничестве президента России. «Мы гордимся, что за столько лет лидеры не только сели вместе, но и поставили подпись под конкретным документом», — пояснил источник.

В ответ на вопрос «АиФ», как кавказский кризис сказался на конкретных программа сотрудничества, кремлёвский собеседник «АиФ» признал, что по некоторым из них переговоры оказались заморожены. Так, на предыдущем саммите Россия — ЕС в Ханты-мансийске стороны договаривались начать осенью диалог по здравоохранению. Он так и не начался. Приостановились контакты по теме защиты критической инфраструктуры — трубопроводов и других энергетических объектов — и научно-технического сотрудничества. А вот энергодиалог продолжался, так как европейцы сами были кровно не заинтересованы его прерывать.

Кремлёвский источник пояснил и то, как идёт обсуждение выдвинутой президентом Медведевым летом идеи о необходимости заключить объемный и юридически обязывающий договор о европейской безопасности. «Все согласны с тем, что институты безопасности, которые создавались после второй мировой войны, утратили свою эффективность. Тема нового договора сегодня постепенно перемещается к профессиональному обмену мнениями. Мы этого и добиваемся. Для нас сейчас главное — побудить их к реальной дискуссии. Мы спрашиваем: вам что важно в этом договоре? Мы хотим впитать мнение коллег и потом садиться за стол переговоров для детализации конкретных положений».

Впрочем, по нашим сведениям, «обратная связь» с европейскими столицами насчёт нового договора о безопасности пока слабовата. Как раз во время переговоров можно было ожидать какой-то конкретики на этот счёт. Зато точно можно было ожидать вопросов на тему недавнего послания президента Медведева, в котором он озвучил планы ответа на строительство элементов американской системы ПРО в Польше и Чехии. «Реакцию считаем адекватной, — пояснил кремлёвский источник накануне встреи в Ницце, имея в виду не истерику в прессе, а реакцию политиков. — Они понимают, что это плохо и для них, и для нас». В Кремле настаивают, что планы по размещению ракет «Искандер» в Калининграде — ответ на развёртывание элементов американской ПРО, которая снижает российский потенциал ядерного сдерживания. «Ни для кого новостью это не было, — продолжает источник. — Российские военные эксперты о подобном ответе предупреждали. Мы готовы к продолжению диалога по этому поводу».

Тем временем, диалог на этот счёт придётся вести не с Евросоюзом, который американцы через союзников из Польши и Чехии просто поставили перед фактом, а, прежде всего, с новым президентом США Бараком Обамой. Несмотря на то, что у него уже связаны руки предыдущими решениями Джорджа Буша, в Кремле по нашим сведениям считают, что пространство для манёвра и отказов от взаимных планов есть.

Тем временем, отчитаться об итогах саммита перед журналистами вышли трое: Дмитрий Медведев, президент председательствующей в ЕС Франции Николя Саркози и глава Еврокомиссии Жозе Баррозу.

На правах хозяина слово взял Саркози:

- Европа и Россия должны работать вместе. Это отвечает их интересам. История мира показывает, что нам не нужны конфликты, противостояние, разделение, войны... Конечно же нелепо говорить, что нет разногласий. Но не надо добавлять ещё и отсутствие диалога. Президент Медведев — человек, с которыми можно договориться.

Становилось понятно, что лидеры договорились о продолжении переговоров по новому всеобъемлющему договору Россия — Евросоюз.

— Вопрос Грузии вставил клин между нашими странами, — продолжил г-н Саркози. — Российская Федерация выполнила большую часть обязательств: прекратила огонь, вывела свои войска. Я говорю, — подчеркнул французский президент, — что главным образом войска были выведены. Мы смогли послать туда наблюдателей. Это был мучительный процесс, но начались переговоры в Женеве (по поводу беженцев — Прим. ред.) Я сказал Дмитрию Медведеву, что нужно это сделать. Ещё два места: район Ахалгори и деревня Переви. Президент Медведев сказал, что мы сделаем всё возможное, чтобы найти решение и продвинуться вперёд...

— Мы говорили о безопасности, — продолжил президент Саркози. — Общеевропейской безопасности, как теперь правильно говорить. Мы говорили о возможном развёртывании российских ракет. Я говорил, в какой степени нас это озаботило. Надо этого избежать. Я предлагаю, чтобы в середине 2009 года, июне или июле, мы снова встретились, может, в рамках ОБСЕ, чтобы заложить основу безопасности на континенте.

Это была важная новость.

- Это будет не заключительный саммит, — рассуждал Саркози. — Но можно найти основы договорённости, чтобы не развёртывать вооружения, которые только усложняют ситуацию. Будем об этом говорить с коллегами из США и других стран... Мы в одной лодке и нам нужны решительные меры... Я убеждён, что мы должны совместно работать в общем экономическом пространстве. Тогда все виды конфликтов будут полностью исключены, поскольку поставят под вопрос общие интересы.

Г-н Саркози передал слово президенту Медведеву. Его вид говорил о том, что на переговорах он себя чувствовал, пожалуй, поувереннее своих европейских коллег. В его словах сквозила ирония.

- Я, как гость, должен сначала поблагодарить за организацию встречи. Некоторые вещи позволю себе прокомментировать. Начну с того, что волнует всех нас — нейтрализация влияния глобального экономического кризиса. Прямо сейчас, если нас ещё не откажутся накормить обедом, — Медведев посмотрел на Саркози, — полетим в Америку. Нужен не просто набор деклараций, рукопожатия и декларации, а программа действий. Очевидно, сразу не создадим «новый Бреттон — Вуд». Но должны сделать серьезный шаг в этом направлении и, не откладывая, провести вскоре ещё один саммит.

- Да, не по всем четырём пространствам идёт равномерное движение. — перешёл президент Медведев к отношениям России и Евросоюза. — Где-то что-то замёрзло. Одной из тем, хоть и не доминирующей, стали последствия агрессии Грузии. Хотел бы поблагодарить лично президента Франции за содействие в выработке договорённостей... За поддержку идеи саммита (по договору о безопасности — Ред.) Главное, чтобы мы смогли встретиться с участием НАТО, ОДКБ, СНГ и смогли обсудить все вопросы.

- Согласен, что до подписания глобального соглашения, — высказался президент и на тему «калининградских» планов по размещению ракет, — мы должны воздерживаться от односторонних шагов, которые влияют на безопасность. Россия таких шагов не делала. Это была реакция на поведение отдельных стран Европы (Польши и Чехии — Ред.), которые ни с кем не посоветовались и договорились о размещении новых вооружений на своей территории.

- Евросоюз может тут сыграть активную роль, — подчеркнул Дмитрий Медведев, похоже, намекая, что главную роль со стороны Европы, по мнению Москвы, должен сыграть именно ЕС, а не НАТО.

Из слов г-на Баррозу следовало, что конкретный разговор об экономических отношениях ЕС в ближайшее время продолжится в Москве. А ЕС всячески поддерживает вступление России в ВТО.

Право задать первый вопрос получил один из российских журналистов. Его интересовала Грузия и связанная с конфликтом заминка в отношениях России и Евросоюза.

- Приостановления переговоров не было, — пустился в длинные объяснения президент Саркози, — был просто перенос. Почему? Были разногласия. Мы не согласны с тем, что Россия признала в одностороннем порядке независимость. Остались требования со стороны ЕС, которые я высказал. А как их высказывать, если не встречаться? Диалог не является признаком слабости. — Николя Саркози в очередной раз отвечал на сомнения, что, может быть, с Россией нужно было прекратить на неопределённое время вообще все контакты. — Как можно остановить войну, если нет диалога? Мы это сделали на потому, что наивны, а потому что решительны.

В следующем вопросе его попросили пояснить, готов ли он признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Президент Саркози углубился в историю вопроса. В какой-то момент стало очевидно, что обед, о котором говорил президент Медведев, уже под большим вопросом.

- Г-н Баррозу мне свидетель, — призвал в свидетели президент Саркози стоявшего рядом без дела председателя Еврокомиссии. — Я всегда говорил, что мы выступаем за территориальную целостность Грузии. Но угрозы (в адрес России — Прим. ред.) ни к чему не приведут.

- Я тоже отвечу, — взял слово президент Медведев, не ставший специально призывать кого-то в свидетели. — Россия полностью признаёт территориальную целостность Грузии...

- Но с учётом признания Южной Осетии и Абхазии, — выдержав правильную паузу, добавил президент. — Второе. План Медведева-Саркози, полностью и надлежащим образом исполнен.

Таким образом он отверг и все сомнения европейцев, что что-то не так происходит в Ахалгори.

- Третье. Мы готовы в конструктивном ключе и прямо, глаза в глаза, обсуждать все проблемы на Кавказе, даже несмотря на то, что это обрастает какими-то несуществующими подробностями.

Речь, похоже, шла о тех же самых претензиях.

- Признание Южной Осетии и Абхазии остаётся, повторю, окончательным и бесповоротным. Это не повод для игрищ, это продуманное государственное решение... В свидетелях этого заявления был не только стоявший рядом с дежурной улыбкой г-н Баррозу, но и полный зал прессы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы