158

Игорь Виттель: …а неведома зверушка

По заявлениям свидетелей, Акле совершил самосожжение в знак протеста против сирийского режима. Протестные акции соратников Акле были назначены посредством Твиттера и Фейсбука на первые числа февраля, однако что-то «не получилось» и вместо тысяч демонстрантов на улицы вышли разрозненные пара сотен.

6 марта сирийские службы безопасности арестовали около 15 детей, виновных в том, что они расписывали стены антиправительственными лозунгами. Это произошло в городе Дараа, и там, собственно, и начались активные протесты против режима Башара Асада. И тут всё, собственно, и заверте… как в одном из рассказов Аверченко. Но тут никто не стал никого хватать за пышные волнующие бёдра, а скорее наоборот – население быстро разжилось «калашами» и другими «чем бог послал» орудиями умервщления и отправилось выяснять отношения с представителями власти. Те тоже не остались в долгу, и в результате чуть больше месяца нам осталось ждать до того, чтобы отметить двухлетие того, что поначалу считали «арабской весной» в Сирии, несмотря на то, что оно началось зимой и заканчиваться явно не спешит.

Итак, что же это там такое идёт? Называть действия, которые идут без малого два года, «антиправительственными протестами» уже как-то не точно, в ходе протестов города не берут, даже временно, а счёт жертвам идёт всё же не на десятки тысяч. Это на Болотной в Москве – протесты: лозунги, дубинки, автобусы, ОМОН, адвокаты, «снимайте меня, я Божена». А это не протесты, это насмерть.

Может быть, тогда это гражданская война? Всё же около 50 тысяч погибших, опять же города берут, население в ряде мест вооружилось и собирает катапульты из фонарных столбов, снарядов, джипа и помощи свыше… Но в гражданской войне, как следует из, собственно, определения, участвует всё же местное население – граждане. Которые вот такими недипломатичными и летальными для многих методами пытаются разрешить ряд идеологических разногласий по поводу того, кто же будет управлять государством. Именно поэтому гражданская война обычно бывает тем или иным концом прицеплена к революции – а революции в Сирии пока что не произошло.

Но быть в паре с революцией для гражданской войны на самом деле необязательно. Но зато обязательно, как мы уже выше отметили – просто по определению обязательно – чтобы в военных действиях участвовали только местные граждане. А в Сирии вечно в военных действиях оказываются густо замешаны какие-то, прямо скажем, понаехавшие. Список понаехавших длинен: тут и Катар, и Саудовская Аравия, и разнообразные исламистские движения – все стремятся протянуть повстанцам дружескую руку, даже не одну: потому что в одной руке оружие, в другой деньги, в третьей боеприпасы, а к четвёртой прицеплен целиком инструктор, который прибыл обучать на месте борцов с режимом тому, как с помощью бытовой химии и молитвы создать взрывное устройство. На случай, если с турецкой стороны границы задерживаются с поставками средств… эммм… демократизации.

В рядах борцов за «свободную Сирию» и басмачи «Бригад Абдаллы Аззама» – названные именем палестинского гуру Осамы бин-Ладена, и около 600 боевиков «Лива аль-Умма» – в основном, ливийцев и профмуджахедов из других арабских стран, около тысячи «штыков» группировок «Фатах Аль-Ислам», «Джабхат аль-Нусра» и прочие неизвестные общим числом участники «самой праведной войны – за Халифат, за Умму», как говаривает один известный кувейтский шейх…

При этом, параллельно против режима Асада в мировых СМИ постоянно идёт информационная война: в основном, она заключается в бесконечных уверениях читателя в том, что вот-вот темницы рухнут и свобода всех встретит радостно у входа, в смысле, что режим Башара Асада падёт буквально в считанные дни, ну в крайнем случае, к концу недели. И такая дребедень с вот-вот падёт и как вольно будет дышаться в возрождённом Арканаре тянется уже почти два года. На моей памяти сообщалось, что «пациент скорее мёртв», раз семь.

А воз и ныне там, в смысле, что если не читать газет, а поглядеть трезвым взглядом, то получится, что падать режим вроде как и не собирается, более того – отбивается от повстанцев вполне удачно, ведя не панические, а вполне тактические боевые действия. Которые, несмотря на действительно высокое число жертв, пока ещё не заключаются в ковровых бомбардировках непокорных власти населённых пунктов. И именно это, в частности, говорит о том, что происходящее в Сирии – не гражданская война. А например, борьба банд иностранных интервентов с законным правительством при содействии некоторой части местного населения.

Даже если взять данные по числу убитых, то выявляется интересная картина. Около 13 тыс. погибших «со стороны властей» – это военнослужащие и полицейские. Ещё убито около тысячи официальных лиц и чиновников. Со стороны условных революционеров убито примерно столько же – 12–13 тысяч. То есть жертв среди мирного населения – примерно половина. При этом установить, кем последние были убиты – не всегда возможно. Учитывая тот факт, что «Армия освобождения Сирии» и «Свободная Сирийская Армия» вместе со всякими «Бригадами» и «Батальонами» насчитывают около 100 000 «штыков», то масштабы жертв за два года боёв и самих боевых действий выглядят достаточно странно.

Нет, в конечном итоге, скорее всего, режим Асада доломают. Ещё с полгодика помучают, а потом действительно пойдут на какой-то шаг, связанный с «угрозой утечки химического оружия» или чем-то подобным. И Башар, если не убежит, встретится с Муаммаром…

И на Ближнем Востоке разверзнется ещё одна чёрная дыра, вернее, её изнанка, откуда в разные стороны потечёт оружие и группы «набивших экспы» муджахедов. В конце концов, джихад – это один из немногих путей в рай, а спешат туда очень многие.

Интересно, а где затем начнётся очередная «арабская весна»?

 

 
Игорь Виттель

Журналист, телеведущий, политолог
Оставить комментарий (8)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество