aif.ru counter
117

Михаил Прохоров: «Я никогда ничего ни у кого не крал»

В редакцию «АиФ» встречаться с журналистами приезжали разные люди, включая самых «сильных мира сего» - от Михаила Ходорковского до Дмитрия Медведева. Что скрывать? Мы этим гордимся.

Избранный лидером партии «Правое дело», которая намерена активно участвовать в предстоящих в декабре выборах в Госдуму, Михаил Прохоров дал нам короткое интервью, по которому мы не смогли составить полного впечатления об этом человеке. Впрочем, он обещал прийти в редакцию «АиФ» в ближайшем будущем и рассказать нам подробно о своих планах в политике. А пока - ответы лишь на некоторые вопросы.

«Не надо из меня инопланетянина делать»

«АиФ»: - Михаил, в роли партийного лидера вы будете представлять интересы десятков миллионов людей. Как считаете, вам не помешает то, что вы несколько далеки от реальной жизни, проблем большинства среднестатистических россиян?

                                                               
Досье
Михаил Прохоров родился в 1965 г. в Москве. Окончил Московский финансовый институт (сейчас Финансовый университет при Правительстве РФ). Российский предприниматель и управленец, миллиардер, президент частного инвестиционного фонда Группа ОНЭКСИМ, президент Союза биатлонистов России, лидер Всероссийской политической партии «Правое дело».

М.П.: - А с чего вы решили, что я далёк от проблем? Люди в этой стране живут, а не «среднестатистические россияне». Очень разные люди. И я один из них. Я ведь не всегда был богатым.

Я родился и вырос в обычной семье, как все. «Спокойной ночи, малыши!» смотрел, «Время», «Семнадцать мгновений весны». По магазинам ходил, в очередях стоял. В комсомол вступал, в институте учился, в армии служил. «Золотой молодёжью» не был. У вас какое-то превратное обо мне представление. Первые деньги - сверх зарплаты - я в начале 90-х в кооперативе зарабатывал. Мы джинсы варили. А гендиректором «Норникеля», между прочим, я всего десять лет назад стал. И все рабочие там, которые владели акциями комбината, стали при мне рублёвыми миллионерами. Не надо из меня инопланетянина делать.

«АиФ»: - Знаете старый анекдот, где у учёных спрашивают: Дарвин говорит, что мы произошли от обезьян, а за последние тысячи лет ни одна обезьяна не стала человеком?.. Как объяснить, что вы, один из миллионов, стали миллиардером, ничего ни у кого не украв, не «распилив»?

М.П.: - Анекдот знаю, но связи не вижу. Что произошло в 1991 г.? Кто-то власть узурпировал? Незаконно? Нет. Люди, которые до этого правили страной, больше не могли этого делать. Ни управлять, ни репрессировать - ничего. У них всё из рук валилось. Страна распадалась. Те, кто взял власть в России, в республиках, видели, что бывший правящий класс разложился. И что, если всё пустить на самотёк, в стране будет хаос. Надо было хоть какой-то контроль над этим пространством обеспечить, хотя бы по частям.

В экономике было то же самое. Предприятиям также были нужны новые хозяева. Кто взял бы на себя ответственность и смог бы управлять ими в новых условиях. В рыночных. Кто не дал бы им остановиться. Поэтому такими темпами происходила приватизация. Вы не хотите видеть оборотной стороны медали. Не так уж важно, кто именно пришёл новым директором на «Норникель» - я или кто-то другой. Важно, что у предприятия появился хозяин. И оно не остановилось. И у людей осталась работа.

Я точно могу сказать: я ничего ни у кого никогда не крал. Все сделки были проведены строго по тем законам, которые принимались в ходе реформ.

«Ваучеры всем раздавали одинаково»

«АиФ»: - Каково ваше отношение к залоговым аукционам 90-х сегодня? Не будут ли они причиной постоянного негативного отношения к вам, особенно со стороны немолодых россиян? Думали ли вы о том, что, приди к власти левые, люди потребуют передела собственности?

М.П.: - Люди потребуют или левые потребуют? Это большая разница. У предприятий всё равно должен быть хозяин, эффективный собственник. Я, кто-то другой или государство - для людей принципиальной разницы не будет. Смею вас уверить. Ну будет ещё один передел. Или даже национализация. И что? Мы уже пожили при социализме, когда всё было общее. К чему мы пришли? К тому, от чего ушли в 1917 г. Ваучеры вообще-то всем раздавали одинаково. И шансы у всех были. Как тогда, когда земельные наделы всем раздавали. Только тогда всё кончилось раскулачиванием и коллективизацией. А сейчас приватизацией.

Вы стали богаче после того, как сел Ходорковский? Вам досталась часть «ЮКОСа»? Это те же утопические ожидания, что и в 1917 г. Что если всех посадить и всё отнять, то можно всё поровну поделить и всем будет хорошо. При этом поймите: я ж не сижу на своих деньгах. У меня нет в доме золотого унитаза. На личное потребление уходит ничтожный процент от того, чем я владею. Остальное - это рабочий капитал. В основном это доли в акциях предприятий и компаний. То, чем я владею-управляю, обеспечивает работой и деньгами десятки тысяч людей. Я как физическое лицо - крупнейший налогоплательщик в России. Моя задача в этой жизни - эффективно управлять финансовыми потоками. У меня это неплохо получается.

«АиФ»: - «Правое дело» придерживается либеральных ценностей, рыночных отношений, демократии. А в период кризиса и самые успешные страны Европы, и США начинали регулировать и экономику, и финансы, и иные свободы. Не может ли быть так, что либеральный путь - заведомо проигрышная партия?

М.П.: - Есть понятия разумного баланса, синтеза, срединного пути. Золотой середины, которая постоянно ищется во всём. Нужны и свободы, нужен и контроль. Между ними должен быть баланс. Как только вы делаете слишком сильный крен в одну сторону, лодка опрокидывается. И всем, кто в ней был, приходится выплывать поодиночке. Вот в 1991 г. наша лодка и перевернулась.

Конфликты на безнациональной почве

«АиФ»: - «Кондопога, Манежная, Сагра - всё это на самом деле решается обеспечением законности и правопорядка, - пишете вы в блоге. - Кто-то хочет видеть в этом межнациональный конфликт. Я вижу преступления... На мой взгляд, все эти конфликты происходят из-за того, что не срабатывает, как надо, правоохранительная система». Вы отрицаете существование преступлений на национальной почве?

М.П.: - Я считаю, что конфликт возникает там, где кто-то ведёт себя вопреки нормам, вопреки законам - писаным или неписаным. Если по-простому: когда кто-то наглеет. Беспредельничает. Вне зависимости от национальности.

Если человек ведёт себя адекватно, он не спровоцирует агрессию. Есть исключения, конечно, но это уже отдельные отморозки. И их сажать надо однозначно.

Но в основной массе случаев твоё поведение, а не твоя национальность - определяющий фактор отношения к тебе. Тема обычно поднимается, когда кому-то надо продавить свою позицию, а сил не хватает. Поставьте всех в реально равные условия перед законом, перед нормами поведения, дайте возможность спокойно зарабатывать - и вопрос потеряет остроту.

«АиФ»: - Михаил, плакаты «Правого дела» с вашим портретом и словами о том, что «Сила в правде», - одна из самых обсуждаемых тем прошлых недель. Есть даже версия, что их специально сделали такими странными, а потом стали снимать и чем-то закрывать, чтобы обратить на себя внимание и познакомить страну с Михаилом Прохоровым как таковым. Что символизируют жёлтый и оранжевый цвета на них? И не приходило ли вам в голову, что правда у каждого своя?

М.П.: - Плакаты, о которых вы говорите, - это реклама моего благотворительного проекта «Сделано в России». А цветами «Правого дела» будут жёлтый и чёрный. Это сильное сочетание по энергетике. Для меня это земля и солнце над ней. Наша земля. Которая и есть наше место под солнцем. Другого у нас нет и быть не может. А я хочу жить на Родине. Я здесь родился и вырос. И поэтому я хочу сделать жизнь здесь хорошей для всех. Вот моя правда, раз уж вы спросили. 

Первый лозунг - это «Сила в правде. Кто прав, тот и сильнее». Считайте, что я это от себя говорю. От своего понимания жизни. Потому что я уже точно знаю, что сила не в деньгах. Их у меня достаточно. Но сила не в них. Второй лозунг: «Неизбежность перемен». С одной стороны, это данность. Но какими они будут, к чему они нас поведут - зависит от нас с вами.

- Кстати, о переменах. В Москве меняют привычный асфальт тротуаров на плитку. Вы в своём блоге писали, что вам это «ужасно не нравится», что ходить - неудобно. Давно ли вы действительно ходили по этой плитке и где?

М.П.: - Я вообще-то каждый день на работу хожу, на встречи езжу. У меня офис на Тверском бульваре. Я с другой стороны подъезжаю к нему и, чтобы в пробке не стоять, иду пешком через бульвар. Или вы думаете, что меня из машины до подъезда на руках носят?

Смотрите также:

Оставить комментарий (107)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы