122129

Год крымскому референдуму. Сенатор Цеков о жизни полуострова сегодня

Сюжет Годовщина включения Крыма в состав России
Сергей Цеков.
Сергей Цеков. РИА Новости

Сегодня исполняется ровно год со дня проведения исторического референдума о статусе полуострова. Тогда больше 90% крымчан высказались за воссоединение с Российской Федерацией, зная, что отделение от Украины не будет лёгким и безболезненным. Как сегодня живут эти люди, какие проблемы есть на полуострове? Об этом и многом другом АиФ.ru рассказал член Совета Федерации Федерального Собрания РФ от законодательной власти Республики Крым, много лет возглавляющий «Русскую общину Крыма», Сергей Цеков.

Настроения несправедливости

Наталья Кожина, АиФ.ru: Сергей Павлович, многие политологи говорят, что в свете последних трагичных событий на юго-востоке Украины и вхождения Крыма в состав Российской Федерации связь между нашими странами потеряна, вы согласны с такой позицией?

Сергей Цеков: Это не так, более того, несмотря на то, что происходит на Украине, я считаю, что у неё есть только один путь — единство с Россией. Она может стать государством, только если будет дружественна России, будет уважать права русских и русскокультурных граждан Украины.

Признаюсь, мы не ожидали, что воссоединение произойдёт при нашей жизни. Но мы никогда не отнекивались, когда нас называли сепаратистами, потому что сепаратистами эти 23 года были все крымчане!

Но вы же понимаете, что на сегодняшний день для такого развития событий нет, что называется, благодатной почвы, зато антироссийские лозунги становятся всё слышнее.

— Когда-то и про Крым в составе России говорили, что это невозможно. Признаюсь, мы не ожидали, что воссоединение произойдёт при нашей жизни. Но мы никогда не отнекивались, когда нас называли сепаратистами, потому что сепаратистами эти 23 года были все крымчане! Когда проводили социологические опросы (а их было огромное количество), больше двух третей населения всегда выступали за то, чтобы Крым был в составе России. Настроения несправедливости, допущенной в отношении полуострова, всегда господствовали у подавляющего большинства населения. Просто одни сопротивлялись всему происходящему пассивно, условно — на кухнях. А другие — активно, допустим, как мы, представители «Русской общины Крыма».

С первых дней независимости Украина взяла курс на один государственный язык и на насильственную украинизацию. Но мы всегда говорили о том, что эта политика обречена на провал. Украина исторически сложилась как двукультурное и двуязычное государство. Спустя 23 года мы видим, что никакого результата эта политика насильственной украинизации не дала. Также не даст никакого результата и политика отрыва от России. Я убеждён, что антироссийские настроения уйдут. Было бы хорошо, если бы это произошло в ближайшие 5–10 лет. Но если этого не произойдёт за этот срок, то произойдёт через 15–20 лет. В конце концов, что для истории два десятилетия?

Украинцы уже сейчас понимают, что они фактически являются орудием в руках Америки, которое направлено против России. И воюют они не за свои культурные, духовные и религиозные ценности, а за европейские и американские.

— А вам не кажется, что Украина больше рвётся в Европу, чем к союзу с Россией?

— Можно сколько угодно говорить о европейских ценностях, но при этом жить, как в Европе, ты не будешь. Потому что ты — Украина. Украинцы уже сейчас понимают, что они фактически являются орудием в руках Америки, которое направлено против России. И воюют они не за свои культурные, духовные и религиозные ценности, а за европейские и американские. Это вопрос времени.

Особый путь

— Сергей Павлович, вы принимали активное участие в организации исторического референдума о статусе Крыма, как реагировали на него те, кто в тот момент стоял у власти?

— Прежде всего, надо сразу сказать, что между Крымом и востоком Украины есть очень большая разница. Дело в том, что процессы защиты интересов Крыма возглавила крымская власть, на востоке страны ситуация была иная. Легитимная власть сбежала, там были народные вече, народные губернаторы.

Если говорить о крымской власти, то где-то в конце ноября – начале декабря мы поняли, что Майдан закончится развалом Украины. Уже тогда все начали говорить, что страна пойдёт по пути федерализации. При этом мы в Крыму (прежде всего председатель Верховного Совета Крыма Владимир Константинов) говорили о том, что нам нужен особый путь.

Мне кажется, что у правительства Российской Федерации сложилось мнение, что мы можем взять всю ответственность за принятие решений в Крыму на себя. И это было сделано. 26 февраля мы не признали киевскую власть, сказали, что она нелегитимна, поскольку пришла путём антиконституционного переворота, в то же самое время Совет министров Крыма придерживался противоположного мнения. Тогда мы пришли к выводу, что его надо отправлять в отставку и избирать свой крымский Совет министров. В тот период нам не удалось провести сессию. Вы наверняка помните известное событие перед Верховным Советом — столкновение между крымскими татарами и славянской частью населения. Мы не смогли набрать кворум. У нас на сессии зарегистрировалось только 48 депутатов, а надо было 51. То есть нам не хватило буквально 3 голоса. Но после того, как над зданием Верховного Совета Крыма был поднят российский флаг, уже на следующий день у нас было 53 человека, тогда мы решали вопрос по проведению референдума и по отставке правительства. Дальше всё шло по нарастающей. Настроение власти, с точки зрения повышения статуса Крыма, было очень положительным. С каждым днём мы всё укреплялись во мнении о том, что наши действия должны быть направлены на воссоединение с Россией.

Мир на полуострове — одно из наших больших достижений. Мы не прячемся в подвалах, мы не слышим грохота взрывов, не гибнут наши дети, наши родители, семьи. Это дорогого стоит.

— В одном из интервью вы говорили, что главным достижением своей работы считаете мир и спокойствие на полуострове. Сегодня часто приходится сталкиваться с провокациями?

— Конечно, они есть, но мелкие, незначительные. Надо сказать, что крымские власти, Совет министров, силовые структуры работают эффективно. Соответствующие меры принимаются ещё на стадии подготовки или, скажем, даже мыслей по поводу возможных провокаций. Мир на полуострове — одно из наших больших достижений. Мы не прячемся в подвалах, мы не слышим грохота взрывов, не гибнут наши дети, наши родители, семьи. Это дорогого стоит.

— Сколько времени и средств понадобится, чтобы существовать автономно от Украины, ведь, насколько я понимаю, есть энергетическая и водная зависимости?

— Проблема питьевой воды решаема, потому что у нас есть два мощных подводных возобновляемых источника, за счёт которых мы, в принципе, обеспечиваем себя. Кроме того, когда зима со снегом или дождливая зима, у нас неплохо наполняются крымские водохранилища. Их очень много в Крыму, т. е. с питьевой водой всё более или менее благополучно. Поливная вода в основном была из Украины, и эта проблема принуждает нас, как нынче принято говорить, к импортозамещению.

Возникает целый ряд вопросов: как осуществить сбор воды в том множестве рек, которые есть в Крыму, которые просто вытекают в Чёрное море? Мы начинаем думать о влагосберегающих технологиях, капельном орошении и других вещах. Задумываемся над тем, можно ли вообще ограничить полив как таковой. Как вы знаете, в Крыму было распространено рисоводство. Но мы приходим к выводу, что, может, нам не надо выращивать рис на полуострове? Пусть его выращивают, например, в Краснодарском крае. Значит, мы будем меньше потреблять воды, т. е. процесс решения существующих проблем запущен.

— А что насчёт электроэнергии?

— Мы на 20% обеспечиваем электроэнергией себя сами, но Украина ведь тоже не обеспечивает себя электроэнергией полностью. Она вынуждена покупать её из России. Естественно, даже в нынешней ситуации между Москвой и Киевом возникли договорённости, которые говорят приблизительно следующее — Россия продаёт электроэнергию Украине при условии, что та обеспечивает по своим сетям электроэнергией Крым. Что касается газа, то у нас большие запасы в северных регионах Крыма, в районе Чёрного моря. Мы считаем, что можем обеспечить сами себя «голубым топливом». Кроме того, у нас есть хорошие запасы нефти в восточной части полуострова. Есть неплохая возможность стопроцентной газификации, но необходимы серьёзные капиталовложения для обустройства всего этого.

— В транспортном обеспечении есть сдвиги?

— Да. Понятно, что сейчас у нас плохие дороги, нет моста между Крымом и Россией. Мы фактически являемся островом. На этом этапе, безусловно, самое важное — максимально улучшить работу Керченской переправы. А для этого нужны не только паромы — для этого нужны и новые причалы, и другая инфраструктура, подъездные пути. Кроме того, важно улучшить работу в плане логистики, чтобы избежать многочасовых очередей.

Мост, конечно, отдельная история. Мы понимаем, что его строительство не только резко улучшит ситуацию с транспортным обеспечением, но и создаст нам хорошие условия для строительства серьёзной крымской инфраструктуры.

Воздушное сообщение с каждым днём растёт. У нас реконструируется аэропорт. Раньше было мало терминалов для приёма большого объёма прилетающих в Крым. Мы прорабатываем этот вопрос, идёт активная реконструкция взлётных полос. Думаю, что проблема воздушного обеспечения тоже довольно быстро решится.

Многие украинцы имеют собственность в Крыму. И хочу сразу подчеркнуть, что у них никто эту недвижимость не отбирает. Проведённая нами национализация касалась либо военных преступников, либо тех людей, которые за бесценок получили крымское имущество и неэффективно его использовали.

Блокада

— Туристический сезон не за горами. Говорят, что в прошлом году было очень мало туристов, как думаете, этим летом ситуация изменится?

— Конечно, с учётом существующих проблем сложно себе представить какой-то огромный поток туристов в Крым. Есть и проблема транспортного обеспечения, и проблема качества услуг. Но при всём при этом я уверен, что число туристов, которые приедут в этом году, будет больше, чем в прошлом. В прошлом году мы работали в условиях нарастающей блокады со стороны Украины. Понятно, что этим летом она наверняка будет более существенной, не так много будет отдыхающих из самой Украины, хотя очень многие украинцы имеют собственность в Крыму. И хочу сразу подчеркнуть, что у них никто эту недвижимость не отбирает. Проведённая нами национализация касалась либо военных преступников, либо тех людей, которые за бесценок получили крымское имущество и неэффективно его использовали.

Думаю, что из России поток туристов будет больше, чем в прошлом году. При этом хочу отметить, что часто вопрос заключается не только в количестве отдыхающих, приезжающих в Крым, а и в том, сколько денег они оставляют на отдыхе. Так вот, по деньгам прошлый сезон был не хуже, чем сезон 2013 года. То есть россияне потратили приблизительно столько же, сколько в 2013 году украинцы. У нас вообще про отдыхающих из Украины ходила шутка, что они приезжают на курорт со своей картошкой, салом, со своей едой.

— Вы уже немного коснулись вопроса национализации, я правильно понимаю, что этот процесс завершён? Хотелось бы узнать какие-то итоги того, что было сделано.

— Самое главное — нам удалось определиться с теми объектами, которые надо национализировать. Конечно, большинство из них имеют для Крыма стратегическое значение: «Крымэнерго», «Черноморнефтегаз», «Укртелеком», «Укрпрофздравница» и т. д. Определив чётко все объекты, мы сказали, что с 1 марта более национализировать мы ничего не будем. Это даёт определённую стабильность для серьёзных инвестиций в Крым. То есть инвесторы, понимая, что процессы остановились, естественно, будут стараться развивать полуостров.

— Сергей Павлович, Генпрокуратура Украины обвинила экс-депутатов парламента Крыма в госизмене. Как вы относитесь к подобного рода обвинениям?

— Так же, как и к санкциям, которые накладывают Европа и Америка в отношении крымских депутатов и политиков. Нами всё это воспринимается как хорошая оценка нашей деятельности и, в определённой степени, награда. Это говорит только об одном: что мы не даром хлеб ели и не даром политиками стали. Мы делаем правильное дело.

Оставить комментарий (6)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество