447

«Подвиги совершали все». Наталия Бабулевич – о том, как выживали в блокаду

Сюжет Газета «Мой район»: Щукино. Выпуск №2
Наталия Бабулевич (в центре во втором ряду) в окружении друзей-блокадников.
Наталия Бабулевич (в центре во втором ряду) в окружении друзей-блокадников. Из личного архива

Наталия Бабулевич – одна из самых заслуженных жительниц Щукина. Она председатель районного Общества ветеранов-блокадников Ленинграда. В нём 30 человек. И всем она старается помогать – получить направление в реабилитационный центр, путёвку в санаторий. «Мы все давно дружим, часто собираемся вместе. Ходим в театр – Центр соцобслуживания и управа помогают с бесплатными билетами, – рассказывает она. – Когда ездили в Ленинград, проехали Дорогой жизни, по которой нас вывозили из блокадного г­орода».

Кусочек хлеба на троих

Когда началась война, ей было 4 года. «До сих пор многие картинки из той жизни стоят перед глазами, – рассказывает Наталия Евгеньевна. – Сейчас даже представить себе нельзя – не было ни хлеба, ни воды, ни канализации, ни света. Как мы выжили? Однажды пошли с мамой за хлебом. Той зимой всем жителям его полагалось 125 граммов. Подошла наша очередь, мама протягивает хлебную карточку, и вдруг какой-то мальчишка вырывает её прямо из рук и убегает. Это означало верную смерть. Нас спасла соседка, простая женщина, работница завода. Несколько месяцев она свой 125-граммовый кусочек хлеба делила на троих».

Семья Бабулевич после блокады.
Семья Бабулевич после блокады. Фото: Из личного архива

«Спас меня и маму»

В блокадном Ленинграде погибло 1,5 млн человек. М­аленькую Наташу с мамой успели эвакуировать. «Привезли нас на Ладожское озеро, – вспоминает Наталия Евгеньевна. – На берегу ждали полуторки, которые по льду должны были перевезти людей. А был уже апрель, лёд подтаял. Помню прекрасно, как перед нами машина с людьми провалилась под лёд… Истощённые люди едва могли идти к спасительным полуторкам. Падали. И мама упала. А я уже знала тогда, что это значит: упал человек – он умирает. Ш­офёр машины кричит нам: «Идите скорее!» А я плачу: «Мама упала…»

И вот этот мужчина – сам истощённый, худой – понёс её на руках, посадил в кабину, согрел. Вокруг стали кричать: «Блатную несёшь!» А он только сказал: «Эх вы…» – и ушёл. Этот человек спас её и меня. Сколько мама потом ни искала, фамилию нашего спасителя так и не узнала. Такие подвиги люди в войну совершали на каждом шагу. В апреле 1­945-го отца отозвали с фронта в Курчатовский институт. С тех пор мы живём в Москве. Папа получил две Сталинские премии, Государственную премию. Я окончила физфак МГУ, до сих пор работаю в науке».

«Я до сих пор иногда задумываюсь, как мы перенесли весь этот ужас. И не нахожу ответа, – продолжает она. – Но когда пережившие блокаду видят друг друга – радуются: жизнь продолжается. Многие стали специалистами, всю жизнь работали на благо Родины. Выжили – значит, нужны были стране».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых