1089

Беззаботность мудрости. Художница Александра Кокс — о районе Дорогомилово

Сюжет Газета «Мой район»: Дорогомилово. Выпуск №10
Александра Кокс: «Мне важно работать именно в Дорогомилове – здесь я нахожу те пластические и колористические задачи, которые мне хочется решать».
Александра Кокс: «Мне важно работать именно в Дорогомилове – здесь я нахожу те пластические и колористические задачи, которые мне хочется решать». / Александра Кокс / Из личного архива Андрей и Наталья Трегубовы

Мы продолжаем серию публикаций о наших знаменитых людях. Александра Кокс — талантливый молодой художник, совместивший в своём творчестве классические традиции и дерзкий свежий взгляд на современность, тончайшую романтику и старый добрый реализм. Творчество Александры получило признание коллег и ценителей искусства в России и за рубежом, её персональные выставки проходят в Кремле, Государственной думе, посольствах России во многих странах Европы, Московском союзе художников. Многие государственные музеи имеют работы Кокс в своих коллекциях. Но где бы Александра ни была, она всегда с радостью возвращается в Дорогомилово — и с этюдником, и просто отдохнуть душой. Художник Александра Кокс ответила на вопросы корреспондента газеты «Мой район».

«В городе зима».
«В городе зима». Фото: Из личного архива/ Александра Кокс

«Здесь жил ещё дедушка-профессор»

Ольга Шаблинская, «Мой район»: — Александра, расскажите, пожалуйста, о ваших дорогомиловских корнях.

Александра Кокс: — Дорогомилово — очень важный район для моей семьи. На Кутузовском проспекте, 14, жил мой дедушка Константин Алексеевич Михальский, профессор высшей математики. Квартира была просторная, пронизанная солнечным светом, все три окна выходили на Кутузовский, на котором цвели и благоухали липы.

Тёплыми вечерами дедушка любил прогуляться по набережной Тараса Шевченко, по берегу Москвы-реки, откуда открывался величественный вид на огромный город, зажигались огни, плыли пароходы. Дедушка прошёл Великую Отечественную войну от первого до последнего дня. Его полк непрерывно участвовал в боях, пройдя труднейший путь от Москвы до Берлина. Дедушка имел 15 боевых наград, среди них — орден Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина»... Воевал орудийным мастером на Западном и 1-м Белорусском фронтах, участвовал в Битве за Москву, в боях на Курской дуге. Осколок снаряда, выпущенного «Фердинандом», немного не дошёл до его сердца — помешала толстая пачка писем матери в кармане гимнастёрки.

Дедушка любил шутить, что стелу «Москва — город-герой» открыли в его честь, в память об его участии в обороне Москвы в 1941 году. Я долго в это верила, да и, как мне кажется, некоторые его знакомые тоже!

Там же, на Кутузовском, родилась моя мама, художник Катя Михальская. В районе прошло её детство, становление как художника. Мама часто делилась со мной детскими воспоминаниями. Например, о том, какое неимоверно вкусное было мороженое в металлических креманках в легендарном кафе «Хрустальное» (теперь там галерея фарфора). Моя мама ещё маленькой прочитала древнюю вавилонскую легенду о том, что Земля представляет собой огромный плоский диск, покоящийся на спинах четырёх исполинских слонов, и ей тогда казалось, что край мира находится дальше по Кутузовскому, где-то в районе Минской улицы.

— А каким вам запомнился район в детстве, юности?

— Мы часто гуляли по высокой набережной, дышали открытым, свободным воздухом. Однажды весной я увидела, как лёд на реке вскрылся, это произвело на меня огромное впечатление. Ярчайшее, слепящее солнце, ледяной ветер, вода в реке пронзительно-синего цвета, как бывает только ранней весной, мощь горизонтального льда и вертикального Сити, геометрия этих сверкающих льдин, небо, отражающееся в стёклах небоскрёбов... Я чётко осознала, что скоро моя жизнь поменяется и никогда больше не будет прежней. Так и получилось: осенью этого года я познакомилась со своим будущим мужем, тоже художником.

«Вечернее небо».
«Вечернее небо». Фото: Из личного архива/ Александра Кокс

Приблизиться к тайне

— Высотка «Украины» изображена на многих ваших картинах. Искусствовед Вера Калмыкова написала: «Кокс отказывается от однозначного геометризма и вместе с тем показывает высотки как доминанту городского ландшафта — но в доминирующей роли на своих пейзажах им отказывает».

— Я долго работала над серией картин «Семь высоток Москвы». Гостиница «Украина» привлекает меня своим географическим расположением — соседством с Сити и рекой. Необходимо много работать, чтобы приблизиться к этой тайне живописи. Она так близка, и кажется, что вот ещё немного — и ты разгадаешь её, ты уже почти схватил её за хвост, но она снова бесконечно далека...

— Чем Дорогомилово как художественный объект отличается от других мест?

— Надо признать, что разные районы Москвы обладают совершенно разными качествами с точки зрения работы художника: пластика, геометрия, сомасштабность человеку, композиционные ходы, линия горизонта и даже энергия разные. И, несмотря на то что я в своей работе пишу «куб воздуха» — не предметы, пейзаж или людей, а единую трепещущую конструкцию света и цвета, — мне важно работать именно в Дорогомилове. Здесь я нахожу те пластические и колористические задачи, которые мне хочется решать. Помимо этого я чувствую сильную, молодую, лёгкую, но настоящую энергию — беззаботность мудрости, силу молодого быстрого существа, которое многое знает. Но знания эти не приумножили печали, а приумножили желание любить жизнь. Когда я пишу берег Москвы-реки, «Украину» или Кутузовский проспект, я как будто пью дорогое шампанское — оно молодое и весёлое, но ему уже 70 лет.

«Зимой».
«Зимой». Фото: Из личного архива/ Александра Кокс

— Что в планах, Александра?

— Я очень хочу написать Кутузовский: его сила и красота, свет очень привлекают меня. Кстати, мне интересно изображать одни и те же мотивы Дорогомилова в разное время одного дня и целого года. Исторически эта традиция, кстати, связана с эпохой импрессионистов: благодаря развитию прогресса художники получили возможность выходить на пленэр. До изобретения металлических туб для красок один порыв ветерка мог лишить живописца состояния, развеяв по ветру горстку драгоценной синей, например, краски.

Кстати, хочу признаться в любви к жителям Дорогомилова! Работа на пленэре — это некое испытание для художника, и он вступает в борьбу не только с натурой и самим собой, но и со всеми внешними факторами — холодом, жарой, шумом, меняющимися условиями работы, осадками. И никогда в этом списке не бывало прохожих. В районе они всегда становятся деликатными, добрыми зрителями. А ведь так не везде. Например, Моне писал заснеженные нормандские поля. Местные жители сначала наблюдали за чудаком с тележкой и зонтиком, проводящим часы в полях, а потом решили брать с него плату — за провоз тележки с красками по их дороге.

— Если бы вы рисовали картину под названием «Мои чувства к Дорогомилову», какое было бы у неё настроение?

— Думаю, это была бы картина про любовь! И мне сразу хочется использовать любимые краски — синий кобальт, белила, охру, серебристые, жемчужные, серые...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество