aif.ru counter
704

Фармацевтический мусор. Что тормозит ввод системы лекарственного возмещения

Лекарственное обозрение № 1-2. Фармрынок: жизнь в режиме стресса 30/01/2016

Сегодня ведущая роль в выборе препарата принадлежит первостольнику. А врач обязан выписывать рецепты не иначе как по международным непатентованным наименованиям. Во многом это правило ограничивает возможности доктора контролировать лечебный процесс.

В то же время, как отмечает заместитель начальника Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Надежда Шаравская, главная цель выписки лекарственных средств по МНН – это доступность. Не только ценовая, но и физическая. Вместо того чтобы тратить драгоценные часы (а иногда и дни) на поиски препарата, которого нет в аптеке, у пациента есть шанс получить замену и не прерывать курс лечения.

Борьба – преждевременна!

Ещё два-три года назад профессиональное сообщество надеялось, что выписка рецептов по МНН станет основой для будущего лекарственного возмещения. Для начала – в «лёгкой версии» для государственного бюджета. Пациент сможет рассчитывать лишь на ту сумму, в которую ему обошёлся бы самый дешёвый дженерик.

Кстати, а чем вызвано такое изобилие аналогичных препаратов? Если фармацевтический рынок полон копий, почему бы не сократить их количество? О необходимости уменьшить число дженериков говорят часто. Но, как считает ведущий научный сотрудник ФГБУ «Национальный НИИ общественного здоровья» РАН Елена Тельнова, время реализовать эту идею ещё не пришло. Сегодня воспроизведённые лекарства решают проблему дефицита медикаментов. Как и в девяностые годы, когда страна пережила переход к рыночной экономике. Двадцать представителей одного МНН, может быть, и нелепо, но всё же лучше, чем пустые полки в аптеках.

Дженерическое изобилие – всего лишь ответ на вопрос о доступности.

Лекарственный… мусор

Несмотря на прогнозы, к концу 2015 года лекарственное возмещение не заработало даже в его «лёгкой версии», ориентированной на самый дешёвый дженерик. А споры о взаимозаменяемости лекарственных средств тем временем продолжаются. Препараты с одним и тем же действующим веществом теоретически должны иметь один и тот же лечебный эффект, однако на практике так получается не всегда. «Дженерики – это хорошо, если они сделаны качественно. Но иногда под видом аналогов в аптеки поступают очень плохие препараты», – поясняет президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов. Увы, подобные разъяснения для нашего фармацевтического рынка пока ещё актуальны. А условия производства «одинаковых» таблеток в ряде случаев разительно отличаются.

Глава НИИ организации здравоохранения московского Департамента здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов уверен: примерно 40% сегодняшнего лекарственного изобилия – не что иное как… «фармацевтический мусор», который требует колоссальных финансовых вложений.

По мнению Мелик-Гусейнова, рынку лекарств срочно необходима грамотная ревизия: неэффективные и небезопасные препараты в программу возмещения попасть не должны. И если «вымести сор» из фармацевтического сектора всё же удастся, то выиграет не только пациент, но и государственный бюджет. На освободившиеся денежные средства можно будет организовать не просто «лёгкую версию» относительно бесплатной фармпомощи, но и полноценное лекарственное возмещение.

Когда копирование ни при чём

«Фармацевтический мусор» – это необязательно десятый дженерик популярного оригинального препарата. Всё зависит не от «уникальности» и «воспроизведённости», а от качества, лечебного эффекта и побочных действий. Проблема российского здравоохранения в том, что о нежелательных реакциях на препарат чаще всего осведомлены лишь врач и пациент.

Для медицинского работника сообщение о побочном действии препарата чревато ответственностью за неправильно подобранное лечение. Объяснить плохое самочувствие больного при желании можно почти любым фактором – от индивидуальных особенностей пациента и реакции на другой препарат до ошибочных действий самого доктора.

Безнадзорный фармаконадзор

Теоретически в руках общественности уже есть мощный инструмент, позволяющий избавить рынок от некачественных препаратов. Стать полноправным участником системы фармаконадзора на первый взгляд может любой гражданин. Но когда большинство пациентов считают, что не могут ничего изменить, а врач, направивший информацию о побочном эффекте, приобретает за это лишь «ответственность по закону»…

Хранить молчание врача заставляет не только риск, который несёт отправка сообщения о нежелательном эффекте лекарства. В ряде случаев передачу информации делают невозможной технические сложности, устранить которые не так и сложно. Один из участников II конгресса «Право на лекарство» обратился к государственным службам с просьбой упростить форму сообщения о побочном эффекте, которую врач должен отправлять через Интернет.

Сегодня электронная анкета содержит массу вопросов, ответы на которые доктор не всегда может знать. Что делать, если лечащему врачу неизвестен, например, штрих-код на упаковке лекарства, которое принимал больной?

Пропустить вопрос? Тогда сообщение не будет отправлено – компьютерная система требует заполнить абсолютно все поля.

Если рационализаторское предложение будет принято, то отечественный врач получит наконец удобную программу, которая позволит ему полноценно участвовать в системе фармаконадзора. А лекарственный рынок – уникальный шанс освободиться от фармацевтического мусора.

Болезням – ценники?

Сторонники экономного возмещения предлагают распределить все известные науке болезни по трём категориям: «лёгкие», «средней тяжести» и «тяжёлые». И на базе такой классификации создать систему соплатежей с различным соотношением вклада государства и больного. Чем «легче» заболевание, тем большую долю денежных средств должен будет внести пациент.

Делить диагнозы на «простые» и «сложные» не только неэтично, но и непрактично. Как найти критерии, которые позволят однозначно отнести болезнь к одному из трёх типов? И сколько времени понадобится на поиски?

Любое искусственное деление – процесс продолжительный и непростой. На согласование «простой и понятной» классификации заболеваний могут уйти месяцы и даже годы. Но согласится ли с этим главный инвестор фармацевтичес­кого рынка – пациент? К ожиданию нашим соотечественникам не привыкать, а вот финансовый ресурс близок к завершению. Россияне уже начинают экономить на лечении и сокращают свои вложения в платные медицинские услуги…

По этой же причине не стоит бороться и с изобилием дженериков. Дополнительная классификация создаст новые организационные сложности и превратится в непреодолимый барьер на пути к лекарственному возмещению.

«Должны быть препараты в аптеках! И у пациента должно быть право прийти с рецептом и приобрести лекарство! А заносить медикаменты в какой-либо реестр – значит, ограничивать доступ больного человека к лечению, – обращается к профессиональному сообществу Василий Власов. – Очень важно, чтобы лекарственное обеспечение стало доступно всем и как можно скорее. Нет такого уровня бедности, при котором нельзя было бы оказывать медицинскую помощь».

По мнению эксперта, изымать из обращения необходимо лишь «фармацевтический мусор» – неэффективные и небезопасные лекарства, которые создают опасную иллюзию доступа к медицинской помощи.

Доступность лечения бывает не только физической, но и мифической…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество