Примерное время чтения: 12 минут
3936

Трудности переводов. Что ждёт российский сектор электронных платежей?

Aleksander Polyakov / www.globallookpress.com

С введением санкций против России значительно изменилась сфера электронных платежей — причём как в нашей стране, так и вокруг неё. О новых трудностях переводов, о том, как жить и чего ждать россиянам в этом малоизвестном и опасном электронном мире, рассказал АиФ.ru председатель Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктор Достов.

Далеко ли нам до Ирана

Алексей Чеботарёв, АиФ.ru: — Виктор Леонидович, что еще нам могут отключить в финансовой сфере в связи с санкциями?

Виктор Достов: — Первое, что может прийти в голову — тотальное отключение всех наших банков от SWIFT (англ. Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications), глобальной системы межбанковских переводов. От неё отключают пока только те банки, которые идут по первому списку самых жёстких, блокирующих санкций. Второе  полное удаление из Apple Store и Google Play платежных приложений всех наших банков и онлайн магазинов (пока удалили только санкционные). Могут еще что-то подумать с фондовым рынком. Если SWIFT отключают, у банков остается возможность прямых корреспондентских отношений, то есть прямых договоренностей между банками. Но это в принципе тоже можно запретить.

— Если банк отключен от SWIFT, перевести деньги куда-то за границу невозможно?

— Теоретически можно договориться с каким-то банком-посредником, правда, если это увидят, то у банка-посредника могут быть проблемы. Но в целом схемы есть, потому что платежная система достаточно сложная и многомерная, и ряд запретов можно обойти. Но это зависит от степени контроля. Я бы сказал, что сейчас применяются меры средней жесткости. Если дальше будут закручивать гайки, тотально отключать всю Россию от SWIFTа, и можно будет переводить деньги через так называемые лицензированные банки за рубежом, которые каждую транзакцию проверяют. Например, можно будет получать деньги за нефть, и за что-то еще, а платить за лекарства и сельхозпродукты, как это делается в Иране сейчас. Там гораздо более жесткая схема. Конечно, иранцы ее тоже пытаются обходить, но это гораздо более сложно.

Рубль переводной, рубль электронный

— Идея переводного рубля, о которой недавно всюду говорили, фактическое возрождение валюты блока соцстран вместо расчетов в долларах и евро... Что вы о ней думаете?

— Эта идея вполне жизнеспособная и разумная, но дальше возникает ряд мелких трудностей: как конвертировать переводной рубль, какие у него будут курсы, кто отвечает за ликвидность. Пока, к сожалению, задача создания единой расчетной единицы решается достаточно медленно, а страны ориентируются на прямые расчеты в национальных валютах.

— Что такое электронный рубль, насколько он реален?

— Электронный рубль реален, существует 4 его больших модели. В целом затея сводится к тому, что государство вместо того, чтобы начислять деньги на банковские счета, начинает напрямую этим заниматься. То есть упрощенно можно считать, что ваши счета из коммерческих банков переезжают в Центробанк, и Центробанк их ведет. Пока нет единого понимания, как это лучше сделать, но основная идея в том, что государство берет на себя часть функций традиционной банковской системы.

— Могут ли вернуться в Россию международные платежные системы?

— С уходом из России Visa и Mastercard полнофункциональных карт международных платежных систем у нас больше нет. Внутри страны это не очень принципиально, но при выезде за рубеж или онлайн покупках за границей создает большие трудности.

Однако международным платежным системам надо будет сперва проделать некоторые действия, например, разблокировать международный доступ карт, что потребует некоторого времени. Возможность возвращения долей Visa и Mastercard в России зависит от их рыночной и маркетинговой политики: если они предложат хорошие программы поощрения, то доля может восстановиться. Но россияне могут не захотеть ими пользоваться.

— В такой обстановке — нарастающего внешнего давления и давления государства — вы предсказали скорое, через 10 лет, исчезновение наличных денег. Но тренды вроде бы обратные: люди бегут от давления в кэш и неденежные активы. Или нет?

— Не совсем так. В кэш люди бегут, когда боятся полного выключения безналичных систем — это происходит в начале кризисных ситуаций. Потом довольно быстро все возвращаются — той же системе «МИР» ничего особенно не грозит, она как работала, так и будет работать, независимо от внешнего давления. В целом безналичная масса сейчас возвращается к уровню начала года. Вырос объем валюты, используемой в зарубежных поездках и объем валюты для сбережений — россияне опасаются за судьбу долларовых и прочих счетов. Но это относительно несущественный эффект для платежей. Так что в отсутствие каких-то совсем ужасных потрясений тренд на исчезновение наличных сохранится.

— Но электронные нововведения порождают новые виды мошенничеств. Например — QR-коды...

— Надо понимать, что платежи с помощью опции «наведи на QR-код и заплати» для людей необычная, и мошенники это эксплуатируют во вполне понятном ключе. Например, в Азии есть специфические виды мошенничеств, связанные с QR-кодами. Например, их переклейка, когда магазин вывешивает свой QR-код, чтобы туда совершали платежи, а кто-то просто наклеивает поверх него свой QR-код, и клиенты платят туда, ничего не подозревая. Такое мошенничество характерно для очень маленьких магазинчиков в Индокитае.

Традиционные алгоритмы — что делать, например, если позвонили из «службы безопасности банка», у людей в головах уже сидят, они понимают, что это обман (что, конечно, не исключает проблему в целом — мошеннические скрипты изменяются, совершенствуются).

Когда люди и новые схемы с QR-кодами уложат в голову, скорее всего, эти мошеннические схемы работать перестанут, и сегмент станет безопасным. Конечно, на смену ему придут новые идеи со стороны жуликов.

Нововведения и архаика

— Зачем вообще нужны QR-коды и в чем их прелесть?

—У QR-кодов есть несколько преимуществ перед картами. Самое основное — отсутствие физического пластика: не нужно выпускать карту, не нужно платить за это деньги, не нужно озадачиваться, где взять чипы для этой карты в условиях дефицита чипов. Это такой простой и дешевый инструмент снижения себестоимости. Вторая история — в силу специфики построения СБП платежи там можно делать немножко дешевле, чем по картам. Сэкономить на этом можно не очень много — доли процента, но это тоже может быть важно.

А самая главная история, которая еще в полной мере не выстрелила: пластиковая карта является довольно «глупой»: она ничего не умеет делать, кроме как сообщать магазину номер счета для списания денег. Apple Pay и прочиe *Pay ушли недалеко: вы можете не таскать с собой пластик, а засунуть все свои карты в телефон и бесконтактно, но единственная доступная вам функция — это выбор карты. С QR-кодами вы можете не просто платить бесконтактно и выбирать банк, но замкнуть платеж на приложение в телефоне, и это приложение уже будет «умное»: оно, например, может само решать, с какого счета вам заплатить.

То есть у вас есть в банке дебетовые счета, кредитные, могут быть счета в разных банках, и приложение может за вас решить, с какого счета сделать оплату, где будет больше бонусов, где вы меньше платите кредитных процентов и так далее. Это путь к потенциально более умным платежам.

И, наконец, здесь история, не совсем связанная с ритейлом, но очень удобно: вам выставляется магазином счет с QR-кодом, и вы можете этот счет оплатить, отсканировав телефоном и не вбивая реквизиты. Счет сразу попадает в СБП, и с вашего счета списываются деньги. Существует много таких удобных моделей.

— Чем полезен электронный чек? Многие люди настороженно к нему относятся: «Вот есть бумажка, ее можно предъявить, а электронику к делу не пришьешь».

— Бумажный чек — архаизм. Когда вы платите на кассе, данные в любом случае идут в налоговую, если вы платите по безналу, вам тоже ничего не нужно, потому что в банке остается копия платежа, вы всегда ее можете достать и свой платеж доказать. На моей памяти никогда не возникало проблем с доказательством платежа. Электронный чек действительно имеет преимущество: моментально понятно, за что заплатили, и расследовать проблемы гораздо проще. Единственная история, когда нужен бумажный чек, это когда вы платите наличкой и не осталось никаких следов от безнала, и вам впоследствии по каким-то соображениям этот чек уже не извлечь: вы бабушка, интернета у вас нет, как его запрашивать, вы не знаете. Но в целом, как мне кажется, бумажные чеки уже отмирают. Очень хорошо, потому что это статья расходов.

Кому нужна «крипта»

— Может ли подсанкционная Россия использовать криптовалюту? Стоит ли нашим гражданам заводить крипто-кошельки?

— В России, как и в любой другой стране, есть две позиции: первая — это максимально разрешить криптовалюту, поскольку это новый интересный рынок, который лучше регулировать, чем пытаться убить, вторая позиция — риски слишком велики, и его лучше по возможности просто запретить. Сейчас я бы сказал, что у первой позиции количественно больше сторонников, в этом есть определенный здравый смысл, этот проект продвигает Минфин. Какое отношение победит в итоге, пока сказать сложно. Если будет полный запрет, то законопослушные граждане будут отсечены от крипто-кошельков.

— Что такое криптовалюта?

— Это синтетический финансовый инструмент, у которого много функций: и платежи, и переводы, и инвестиции. А также он имеет черты имущества, потому что, когда вы занимаетесь майнингом, вы производите криптовалюту точно так же, как качаете нефть из скважины. Майнинг — это превращение энергии в токены — монетки для последующей продажи, в итоге, этих монеток за обычные деньги. Если вы все правильно сбалансировали, и вырученная сумма больше затрат на электроэнергию, у вас получился станок для зарабатывания денег — для вас и для страны.

— Что можно делать, чтобы вот так вот делать деньги из воздуха? Такой вопрос обязательно возникнет у читателя при чтении интервью.

— Для этого нужно много денег, потому что нынешний майнинг очень конкурентный, там используется дорогое оборудование. Нужно запустить компьютер, и на нем — программу майнинга, но эта программа должна быть очень быстрая, эффективная, и для этого в нынешнем мире никакого обычного компьютера не хватит. Люди ставят большое количество компьютеров, снабжают их специализированными платами, и тогда на этом что-то можно заработать.

«Прекрасное» далёко

— Что ждет финансовую систему? Возвращение к золотому стандарту, локальные валютные миры, крипта, победившая везде за счет своей универсальности?

— У нас заканчивается период финансового объединения мира, системы, которая недавно достигла апогея. Наступает стадия ее фрагментации, когда различные страны или конгломераты стран будут создавать свои внутренние платежные инструменты, независимые от других. Это абсолютно не исключает существования единой расчетной системы — все равно страны между собой будут рассчитываться. Но каждое государство будет контролировать свой сегмент, пытаясь извлечь максимально много выгоды из монетарной политики.

Это не лучшее время для частных денег. Криптовалюта будет существовать как параллельный сегмент, постепенно обрастая мостиками и дверками в традиционную финансовую систему. Но будет ли она жива, или государство займет очень жесткую позицию, пока сказать сложно.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах