aif.ru counter
21.10.2016 00:09
10022

Кому гектар бесплатно? Почему россиян сложно заманить на землю

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Городская теснота или деревенские просторы. Чем заманить россиян на землю? 19/10/2016
Алексей Даничев / РИА Новости

Точных данных о том, сколько именно сельхозугодий превратилось в пустыри и поросло бурьяном, нет. Информация, собранная Минсельхозом по регионам, позволяет сказать, что не используется более 50 млн га земель сельхозназначения — почти по 3 гектара на каждого из 146,5 млн жителей РФ! При этом на одном только Дальнем Востоке готовы раздать 147 млн га — эти участки (не только сельскохозяйственные, но и земли лесного фонда, промышленные территории и др.) считают пригодными для ведения хозяйства. На данный момент новых хозяев нашли всего 217 га, подано 5649 заявок. Программа пока доступна только местным жителям, остальные россияне смогут выбрать себе кусочек дальневосточной земли после 1 февраля 2017 г. Помощь с переездом не предлагают. Правда, начинающие фермеры могут получить грант до 1,5 млн руб. на создание и развитие хозяйства плюс до 250 тыс. руб. единовременной помощи на бытовое обустройство. Семейная животноводческая ферма может претендовать на грант до 21,6 млн руб. Но даже этого мало.

Понятно, что заселить бескрайние дальневосточные просторы, обеспечить переселенцев дорогами, больницами и школами крайне сложно. Но ведь и в Центральной России, где с инфраструктурой получ­ше, полным-полно пустой земли! И хорошо бы тоже отдать её людям. Готовы ли россияне её осваивать? Какая помощь от государства им в этом нужна? В этом разбирался «АиФ».

 

Трудись, как пчела...

Семья пчеловодов «понаехала» в почти заброшенную деревню Малый Турыш Сверд­ловской обл. случайно. И вот уже 10 лет пытается строить свой бизнес и возрождать деревню и земли вокруг.

Пока здесь на ПМЖ кругло­годично живёт Равиль Санжапов. Бывший геолог держал в Екатеринбурге магазинчик. А потом получил в наследство пасеку. И дочь Гузель уговорила его переехать в деревню за 200 км от большого города. За 30 тыс. рублей Санжаповы купили домик — как потом оказалось, он стоял на месте дома, в котором родилась бабушка Гузели. Вот она сегодня вместе с зятем и присматривает за пасекой. А Гузель, которая живёт в Москве, и её мама, которая работает на «скорой» в Екатеринбурге, по очереди мотаются на подмогу.

Когда-то здесь был колхоз, о котором напоминают останки коровника, и 50 дворов. Сегодня — 16 дворов, огороды и ульи. Дет­ский сад, школа, фельдшерский пункт — в 3,5 км в Большом Турыше. Счастье, что есть асфальтовая дорога. По ней раз в день из райцентра Красноуфимска, что в 30 км, приезжает авто­бус, раз в неделю — автолавка. А недавно здесь появилось чудо чудное — детская площадка с прорезиненным покрытием и качелями-каруселями. Её построили Санжаповы. На открытие позвали всю деревню — пришли все 52 её жителя. На каруселях катались и мужчины, и женщины, и дети. Сегодня детская площадка центр деревни. Но, прежде чем получить под неё землю и разрешение, пришлось 1,5 (!) года обивать пороги кабинетов. Кое-кто крутил пальцем у виска — зачем тратиться, всё равно деревня умрёт..

Но, похоже, Малому Турышу повезло, что туда приехали Санжаповы. Казалось бы — ну пасека, 60 ульев, всего-то 1,5-2 т мёда в сезон. А вокруг этой «мелочи» такая жизнь заискрила! Местный мёд теперь охотно покупают в торговых точках Москвы, Питера, Екатеринбурга. Это не просто мёд — крем-мёд с добавлением лесных ягод (земляники, брусники, клюквы и др.). И от каждой маленькой баночки зависит благополучие жителей Малого Турыша. «Сейчас у нас работают 9 человек, — рассказывает Гузель, — а летом было 50. Знаю, что люди в следующем году из соседних деревень к нам на работу собираются». Работа — собирать ягоды и травы. Это всё сушится на специальном оборудовании, ягоды добавляются в крем — его сбивают из мёда на особом аппарате. В сезон бабушки зарабатывают солидную добавку к пенсии на весь год.

В планах у Санжаповых — создание кооператива пчеловодов и строительство карамельного цеха. «Наш бизнес изначально задумывался как социальный, — говорит Гузель. — Население деревни уже вовлечено в процесс. Теперь хотим вернуть сюда детей и внуков этих бабушек. Так или иначе в городе они в основном мыкаются, перебиваются. А здесь полно работы!» Гузель говорит, что её цель — создать рабочую модель, по которой можно будет возродить почти любую деревню. Её основные составляющие: 1) семь­я, которая живёт в этой местно­сти и может создать хозяйство, способное что-то производить; 2) правильная упаковка продукта, которая поможет сбывать его; 3) и наконец, привлечение в деревню молодёжи. Сейчас эта модель обкатывается на Малом Турыше. На вопрос, какая помощь тут нужна от государства, у Гузели однозначного ответа нет. «Всё, что мы уже сделали, обошлось без помощи со стороны власти. На оборудование мы собрали день­ги в Интернете (так называемый краудфандинг: на определённых сайтах презентуется бизнес-план проекта, и добровольцы перечисляют на него деньги. — Ред.). Сейчас решили поучаствовать в программе развития малых городов фонда “Перспектива” Общественной палаты. Подали заявку на грант на развитие социальной структуры. Пробурим скважину, а то вода в деревне из столетнего колодца, сделаем клуб — создадим условия, чтобы люди возвращались. Поддержит ли государство — вопрос».

Земля без работы

Пока успешно заселяют заброшенные территории в основном жители больших городов.

Устав от стрессов и бешеного ритма городской жизни, заработав кое-какие сбережения, вчерашние топ-менеджеры и сотрудники офисов едут осваивать деревню. Например, в деревню Дворяниново Тульской обл., родину знаменитого русского учёного-агронома А. Болотова, в последние годы потянулись москвичи и организовали там экопосёлок. В нём может поселиться любой желающий, купив домик и взяв в аренду землю. Вся инфраструктура там уже создана, в аренду предлагаются и техника, и рабочая сила. Это исключительно бизнес-проект: продукция — экологически чистые продукты, местное вино (!) - поставляется в московские рестораны и магазинчики экоеды.

Но пока случаи успешного освоения оставленных некогда сельских территорий единичные. «Глава администрации приглашает переехать для работы на земле и отдыха молодёжь и пенсионеров. Готовы помочь с переездом и жильём. Всё необходимое в посёлке есть» — такое объявление разместил в соцсетях глава Шокшинского сельского поселения Мордовии Д. Шиндаков. «Когда-то люди уехали в город, бросили дома, прошёл определённый срок, и они перешли в административную собственность, — рассказал “АиФ” Дмитрий Шиндаков. — Но в них, естественно, надо вкладываться. Вот был один годный домик, и по моему объявлению в него переехала семья, оставив 3-комнатную квартиру в г. Березники Пермского края, — слышали, наверное, что этот город уходит под землю из-за соляных копей. Домик у нас стоит 50-70 тыс. Школа есть, газ, водопровод, дороги — вся социальная инфраструктура... Проблема в большей степени с работой — её почти нет».

Есть ещё одна, как оказалось, большая проблема. Заброшенные земли надо обрабатывать. Вот, например, власти одного райцентра на Урале никак не могут сдать в аренду на 50 лет с возможностью выкупа участок в 120 га, причём со всей инфраструктурой — дорогой, газопроводом и т. д. Цена смешная — за всё 12 000 руб. в год. Почему не берут? «Я подсчитал, во сколько мне обойдётся первоначальная обработка земли, учитывая, что своей техники у меня нет, — объяснил “АиФ” один из потенциальных арендаторов. — 2 млн 400 тыс. руб.! У меня их нет».

Не только Восток!

Чтобы не просто раздать свободные участки, но действительно заселить пустующие российские земли, нужна комплексная программа.

«Исследование, проведённое учёными РАН и Высшей школы экономики по заказу Российского переселенческого движения, показало: переехать в сельскую местность готовы не менее 25% взрослого населения городов, — рассказывает Андрей Гуськов, председатель наблюдательного совета Союза землеустроителей России, член Научно-консультативного совета при Общественной палате РФ. — Была разработана программа заселения свободных земель: выделение участков, пере­селение, приём и обустройство людей на новом месте, их обучение, финансовая поддержка их бизнес-планов, обеспечение инфраструктуры — дорог, энергетики, школ, больниц. Дальневосточный “бесплатный гектар” — лишь первая ласточка. Строительство инфраструктуры должны обеспечить местные власти, но у них денег нет.

Мы разработали концепцию проекта “Земельный капитал” по организации целой системы современных посёлков на 5 тыс. жителей. В каждом должно быть производственное ядро — агро- или лесопромышленный комплекс на 1,5 тыс. рабочих мест. В России столько неосвоенной сельхозземли и лесного фонда, что можно создать до 7 тыс. таких поселений по всей стране. Финансировать проект предлагаем за счёт выпуска долго­срочных ценных бумаг, обеспеченных целевыми фондами свободных государственных и муниципальных земель. По мере развития земель и производств, под которые выпущены бумаги, они будут дорожать и приносить доход владельцам».

Коллаж АиФ
Оставить комментарий (8)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество