Примерное время чтения: 7 минут
15177

Дорогое удовольствие. Чем обернётся желание ЕС отказаться от газа из РФ

Сюжет Приостановка строительства газопровода «Южный поток»

Отказ Москвы от реализации «Южного потока» в который раз заставил Европу задуматься над снижением зависимости от российских энергоресурсов. В результате прошедшего заседания Еврокомиссии его участники обсудили возможные альтернативы недостроенному газопроводу. Особые надежды были высказаны в отношении «Южного газового коридора». Способен ли этот проект обеспечить Евросоюз «голубым топливом», Аиф.ru объяснил руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН Вячеслав Кулагин.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Вячеслав Александрович, Европа уже давно озадачена вопросом поиска альтернативы российскому газу, реализация «Южного коридора» поможет в этом вопросе?

Вячеслав Кулагин: «Южный коридор» — это развитие инфраструктуры, главным образом, внутри Европы на южном направлении, с дальнейшим подключением к ней различных источников газа. И сегодня, в соответствии с объявленным проектом по строительству газопровода для поставок российского газа через Турцию, именно в этот южный коридор и будет входить российский газ. Поэтому уже сложно рассматривать «Южный коридор»? как инструмент снижения зависимости от России.

Если говорить об альтернативе российскому газу, то, честно говоря, здесь всё довольно сложно. Альтернативу на «Южном коридоре» пытаются найти не годы, а десятилетия. Именно с этим был связан известный проект «Набукко» и несколько других проектов. Но проблема, которая была вчера, осталась сегодня и будет завтра. Проблема одна: где взять газ?

— Среди партнёров ЕС по «Южному коридору» назывался ряд государств; насколько они реально могут обеспечить Евросоюз газом?

— Газ можно поставлять из Азербайджана, но часть этих объёмов будет использована до Евросоюза, и только небольшой объём придёт в ЕС. Кроме, того потенциально обсуждается Туркмения, но здесь есть две проблемы. Первая — чтобы туркменский газ пришёл, он должен как-то обойти или пройти через Каспийское море, а тут возникает вопрос статуса Каспия. Вторая — наличие газа, поскольку те контракты и обязательства, которые уже взяла на себя Туркмения, прежде всего, перед Китаем, довольно высоки. Вероятность того, что Туркмения физически сможет дать дополнительные объёмы газа, очень мала. И если такие ресурсы даже появятся, я думаю, что Китай захочет их направить себе. Кроме того, чтобы обеспечить поставку в Европе, необходимо будет построить довольно дорогостоящую инфраструктуру, а кто за это будет платить — непонятно. Кстати, и сегодня Россия закупает газ в Центральной Азии по цене равнодоходности поставок в Европу. Соответственно, газ проще продать России или Китаю, чем вкладывать большие средства в строительство дополнительных труб в Европу.

Конечно, ещё расчёт был на ближневосточный газ — Ирак, Иран. Но сегодня Ирак — это нестабильная ситуация с ИГИЛ и проблема Курдистана, поскольку газ должен пройти по северу. Иран потенциально может дать газ, но вопрос в том, что туда надо инвестировать, а на Иран наложены санкции, и ведущие иностранные компании ушли из страны. Когда санкции снимут и нормализуется ли существующая там обстановка — большой вопрос, связанный, главным образом, и с ядерной программой и с противоречиями в подходах к разрешению арабо-израильской проблемы. Получается, практически все трубопроводные направления, которые могут прийти как альтернатива российскому газу в «Южный коридор», связаны с достаточно существенными рисками, и никто не может гарантировать стабильные поставки в долгосрочном периоде. Может быть, там и построят какой-нибудь газопровод, но никто не сможет дать гарантий, что он завтра не будет взорван или не останется во власти каких-нибудь группировок. В итоге мы оказываемся в ситуации, когда, с одной стороны, вроде бы есть несколько источников газа, которые могут прийти в «Южный коридор», а с другой стороны, нет практически ни одного источника, куда компании готовы вкладывать долгосрочные инвестиции. Отмечу, что вчера, когда вся эта ситуация обсуждалось, ЕС не только говорил о развитии «Южного коридора», но и уделял большее внимание расширению перетоков газа внутри Европы, в направлении с севера на юг, т. е. фактически это переброска в том числе российского газа. И, понимая все проблемы с трубопроводными проектами, европейцы вновь задумались о строительстве дополнительных мощностей регазификации СПГ на южном направлении.

— Получается, что в ближайшей перспективе отказ от российского газа невозможен?

— По-хорошему, чтобы заместить российский газ тем же СПГ или какими-то источниками, пускай даже трубопроводными поставками, дополнительно к стандартному развитию событий (т. е. мы видим некое стандартное развитие событий и по сравнению с ним хотим существенно нарастить объёмы поставок), нужно реализовать крупные инвестиционные проекты — либо где-то построить завод СПГ, либо построить какой-нибудь аналог тому же «Южному потоку». Причём, даже вопрос не в источнике такого газа, предположим, что он существует. Вопрос в том, что если сейчас ЕС выскажет большое желание избавиться от российского газа любой ценой и начнёт реализовывать этот проект, то он начнёт функционировать через 5–7 лет в случае принятия соответствующих решений сегодня. Это нормальный срок реализации крупных проектов в газовой отрасли.

Помимо этого, мы видим сейчас проблемы в разработке алжирских месторождений и поставках в Европу с этого направления. Теоретически Европа могла бы временно нарастить добычу и в рамках своих месторождений. Есть, например, в Нидерландах известное месторождение Гроннинген, которое используется не на полную мощь. Но если из него по максимуму отбирать сегодня, то завтра оно уже не сможет обеспечить высокого отбора.

Сегодня просто так избавиться от российского газа нельзя, но если мы смотрим в долгосрочное будущее, то потенциально снизить свою зависимость ЕС, конечно, может.

— Как это отразится на стоимости «голубого топлива»?

— Это приведёт к росту цен в Европе, газ будет дороже. Кроме того, потребуются значительные дополнительные инвестиции в инфраструктуру, а зависимость ЕС от третьих стран возрастёт, причем часто от стран, у которых менее стабильная политико-экономическая ситуация, чем у России. Теоретически можно договориться с Ираном, но на протяжении нескольких десятилетий это не удается. Можно договориться с США, что пойдёт американский сланцевый газ, но по более высокой цене. Можно стимулировать другие мировые проекты, но за всё это придется платить более высокую цену. Думаю, что европейцы понимают все эти риски, и если уж выбирать, от чего зависеть, то они скорее выберут замену зависимости от газа на зависимость, например, от ВИЭ (возобновляемые источники энергии). Правда, и тут экономически разумный потенциал замещения ограничен. Но развитие ВИЭ, не способных обеспечивать гибкий режим поставок, отчасти повысит значение газа в текущей ситуации, потому что все дисбалансы спроса и предложения придётся покрывать за счёт газа или угля.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах