aif.ru counter
6503

Эксперт о газовом конфликте: США очень мешает такой конкурент, как Россия

Сюжет Газовый конфликт России с Украиной

В начале этой недели «Газпром» ввёл режим предоплаты для «Нафтогаза» и прекратил поставки топлива. Кажется, что газовые переговоры между нашими странами зашли в тупик. Кто может стоять за нежеланием Украины идти на компромисс? Способен ли американский газ заменить российский? Как странам Европы придётся платить за реэкспорт топлива? Об этом и многом другом АиФ.ru рассказал руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН Вячеслав Кулагин.

А судьи кто?

Наталья Кожина, АиФ.ru: Вячеслав Александрович, только в этот понедельник для украинской стороны была введена предоплата за газ, почему так долго решался этот вопрос? Что это за благотворительность со стороны России?

Вячеслав Кулагин: Ответ достаточно прост. Все мы знаем, что текущее состояние украинской экономики — практически преддефолтное, у страны просто нет денег на исполнение финансовых обязательств. По этой причине любой переход на предоплату, когда бы он ни был принят, фактически означал мгновенное прекращение поставок газа, потому что у Украины нет ни возможности, ни политической воли платить в режиме предоплаты. Понимая, что в этом случае придётся просто отключать им газ и сталкиваться с возможными последствиями для европейских поставок, Россия не хотела прибегать к таким мерам и пыталась использовать максимальные возможности для поиска компромиссных решений. Да и народ Украины для нас слишком близок, чтобы при принятии таких решений забывать о людях и думать только об экономике.

– Если стокгольмский арбитраж вынесет решение в пользу «Газпрома», учитывая плачевное состояние экономики Украины, о котором вы только что сказали, откуда она сможет взять деньги для оплаты своего долга и появившихся штрафов?

– Во-первых, украинские потребители получают газ и, соответственно, за него платят — проблема в том, что деньги не доходят до поставщика и пропадают где-то по дороге. Во-вторых, у Украины есть соглашения с западными партнёрами, в частности с Евросоюзом и с МВФ, о том, что будет предоставлена финансовая помощь. В этих документах чётко указано, что деньги выделяются в том числе и на покрытие задолженности по газу. Соответственно, идёт именно целевое выделение средств, и этот источник также должен быть использован.

– А что вы думаете об ответном иске украинской стороны о справедливости цены?

– Сама цена определяется по формуле и зависит от динамики цен на нефтепродукты. Изначальный уровень цены с учётом динамики нефтяного рынка последних лет — 450–480 долларов за 1000 кубов. Но к этой цене была введена скидка за базирование Черноморского флота, а в конце прошлого года для того, чтобы поддержать украинскую экономику, мы предоставили Киеву ещё одну скидку, при обязательном условии, что газ будет своевременно оплачиваться. В итоге цена получилась на 200 долларов ниже. Однако, так как своевременная оплата не была произведена, скидка потеряла свою актуальность практически сразу, в результате чего цена составила 385 долларов за 1000 кубов. По поводу второй скидки возникли серьёзные юридические разногласия, поскольку одна сторона считает Крым российской территорией, а другая — украинской. Возникает большой простор для различных юридических манёвров, от которых зависит, достигнет ли цена 485 долларов или останется на уровне 385. Как мы помним, в ходе переговоров Россия предлагала Украине остановиться на цене 385, но так как согласие не было получено, то суду придётся рассматривать дело, отталкиваясь от начальной цены около 485 долларов. Нужно отметить, что базовая цена поставок российского газа на Украину без учёта скидок выше, чем во многие европейские страны, и я думаю, что суд будет это учитывать. Но есть ещё один нюанс — этот контракт в своё время подписали государственные лица Украины, представляющие интересы сегодняшней власти. Сейчас Тимошенко как раз выпустили из тюрьмы, обосновав это тем, что контракт она тогда подписала абсолютно правильно. Если Янукович ещё был с ним не согласен, то сейчас всё изменилось. Не сомневаюсь, что судебные переговоры будут непростыми, но, в принципе, у России хорошие шансы.

Читайте также: Русские не сдаются →

– Вас не беспокоит объективность судей в этом вопросе?

– Опасность предвзятого отношения и возможное давление на судей определённых западных стран, безусловно, есть. Нужно понимать, что судьи — тоже люди, у которых подсознательно есть некоторая позиция по данному вопросу, и при этом они читают и смотрят западные СМИ, нередко приукрашивающие образ Украины. Скорее всего, Стокгольмский арбитраж будет искать компромиссное решение, которое, с учётом действующего контракта, устроит и ту, и другую сторону. Вряд ли они заставят Украину платить 485 долларов за 1000 кубов, но и о цене в 286 долларов за этот объём не может идти речи. При всём этом вопрос должен рассматриваться с юридической точки зрения, а основным юридическим документом является контракт.

Готовь сани летом

– Украинская сторона сообщила, что запасов газа у неё хватит до октября, значит, до осени им не о чем беспокоится?

– Безусловно, у Украины есть некоторые запасы в газохранилищах, и они смогут их использовать. Но проблема в том, что обычно страны используют летний период низкого спроса для того, чтобы наполнять свои газохранилища и к зимнему сезону подойти с полными запасами. Это позволяет им обеспечить как внутренний спрос, так и поставки в другие государства. Если к зимнему периоду Украина подойдёт с пустыми хранилищами, то, даже если поставки российского газа снова начнутся, проблем всё равно не избежать и с внутренним потреблением, и с обеспечением транзита в Европу. Я бы не сказал, что они смогут спокойно ждать до октября, этот вопрос надо решать быстрее. В Европе также видят и понимают суть проблем, стоящих перед Киевом. Были предложения к ряду европейских компаний закачать газ на Украину за свой счёт. Но при этом европейская сторона не сможет гарантировать ни сохранность этого газа, ни то, что за него кто-нибудь когда-нибудь заплатит. Естественно, ни одна разумная компания не горит желанием помогать Украине «просто так», поэтому европейский бизнес на такие заявления практически не реагирует.

– Многие эксперты списывают нежелание Украины идти на компромисс на то, что у руководства страны есть какой-то план, чтобы не зависеть от российских поставок. Вы разделяете эту точку зрения?

– Создаётся ощущение, что планы Украине помогают придумывать, но не всегда эти планы в интересах самой Украины. Сейчас уже становится ясно, что инструкции по ведению переговоров получены не из Киева. Мы видим, какие советники работают на Украине. А, если говорить о ведении переговоров в последнюю неделю, совершенно очевидно, что украинская сторона сделала всё, чтобы мы не смогли договориться. Они предлагали цену в 286 долларов и при этом — право реэкспорта газа. То есть, фактически, у нас хотели покупать газ по заниженной цене и тут же перепродавать его в Европу, зарабатывая на этом. Ну, кто на это может пойти? Целью этих абсурдных предложений явно была остановка поставок и обострение ситуации. Точно так же была искусственно накалена ситуация у посольства Украины — происходящее явно было срежиссировано, а милиция спокойно наблюдала за событиями. Кому это выгодно? Есть разные точки зрения на этот счёт, но определённо можно сказать, что обострение конфликта не выгодно ни России, ни Украине, ни Европе, поскольку она тоже будет одной из пострадавших сторон. Единственная страна, которой это может быть выгодно, — США, поскольку они давно опасаются сближения России с Европой, и им нужен очаг вблизи наших границ, который можно будет использовать для давления на страну. Немаловажен и тот факт, что в ближайшие годы Америка планирует вывести на мировой рынок свой сжиженный газ, поставляя его и странам Европы в том числе, и такой конкурент, как Россия, очень мешает.

– Но начало этих поставок планируется лишь в 2018 году.

– Безусловно, эти проекты планируются не в ближайшие год – два, но уже сейчас американцы внушают европейцам, что нужно разрабатывать новую энергетическую политику, в планах которой — снижение зависимости от российского газа. Очевидно, что в этом случае, раз зависимость от российских поставок снижается, им нужна альтернатива — и американцы как раз и намерены её предложить. В результате они смогут привозить на рынок не самый дешёвый газ. Но из-за политической напряжённости Европа вынуждена будет покупать его по любой цене — только бы он не был российским. Карта американских интересов достаточно чётко просматривается, и тут, конечно, вопрос не только о поставках газа, он имеет значительно более крупные масштабы. Это уже не столько экономика и политика, сколько геополитические игры. Однако на этом фоне очень здравыми выглядят заявления Еврокомиссара по энергетике — «Мы можем советоваться с США, выслушивать их рекомендации, но принимать решения будем сами».

До свидания, Европа?

– Вячеслав Александрович, насколько законны реверсные поставки газа из Европы на Украину?

– Законно это или нет, зависит от того, что прописано в контрактах на поставку. Например, Словакия уже официально заявляла, что в соответствии с контрактами на поставку с «Газпромом» не может переориентировать газ. Обычно пункт, в котором перепродажа запрещается, действительно прописывается в контрактах. Несколько иная ситуация у стран, которые получают газ не только от «Газпрома». Они как раз могут заявить, что перепродают не газпромовский газ, но таких стран в Восточной Европе практически нет. Можно ли это делать юридически? Если это напрямую не конфликтует с контрактом, то, в принципе, да. Но тот, кто это делает, должен понимать, что не извлечёт из таких поставок какую-либо прибыль, потому что поставить газ дешевле, чем по цене 385 долларов за 1000 кубов, которую предлагала Россия, экономически малореально. Если учесть объём необходимых расходов на транспорт, а также то, что у Украины нет денег для оплаты газа, — налицо только лишние проблемы для поставщика. Поэтому, во-первых, вопрос состоит уже в том, насколько это поставляющей стране нужно экономически. Во-вторых, любой контракт на поставку газа в Европу имеет опредёленную формулу со своими коэффициентами, в которой прописаны и базовая цена, и коэффициенты привязки, и границы отбора, и другие условия. Если в контракте со страной прописывается, что полученный ей газ никуда не перепродаётся, базовая цена может быть более низкой, в обратном случае выше. Если, допустим, какая-либо страна будет заниматься перепродажей российского газа, то российская сторона может сделать простой вывод о низкой цене газа для неё, раз им оказывается выгодно торговать с соседними странами. И при заключении следующих контрактов или пересмотре действующих формула цены может быть скорректирована в большую сторону. Поэтому попытка перекачивать газ на Украину — чисто политический шаг, за который придётся платить.

– Способна ли Россия в плане поставок газа полностью переключиться на Китай?

– Я бы не стал так категорически заявлять о том, что мы переориентируемся на Восток. Конечно, Россия может полностью сконцентрироваться на продаже газа в Китай, но тогда она потеряет для себя европейский рынок. Сотрудничая только с Поднебесной, в ближайшие 20–30 лет мы не сможем достигнуть таких объёмов продажи газа, как на рынке Евросоюза — и в результате только потеряем прибыль. Нужно ли нам это? Думаю, что нет. Также нужно отметить, что поставки в Китай реализуются в рамках других проектов, не пересекающихся с продажей газа в Европу, у них совершенно другая ресурсная база. Поэтому те инвестиции, которые мы вложили в разработку месторождений, откуда осуществляются поставки в Евросоюз, будут просто потеряны. Нужно работать и с одним потребителем, и с другим, и находить взаимовыгодные компромиссы. Я надеюсь, что проблемы, связанные с западным рынком, всё-таки временные. Мы достаточно близки с нашими европейскими партнёрами, в том числе и по менталитету, и бизнес-диалог у нас достаточно серьёзный, поэтому временное политическое обострение — не повод для каких-либо кардинальных решений.

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы