2326

Пока США не обнулили усилия. Почему России пора выходить из ОПЕК+?

Kapustin Igor / Shutterstock.com

Нужно ли России связывать себя обязательствами ОПЕК+? Наши аналитики не раз выражали скепсис по этому поводу. А недавно на портале Oilprice появилась статья главы инвестиционного фонда CREON Capital Фареса Кильзие, вызвавшая большой резонанс в мире.

Продлено на 3 месяца

Выйдя из сделки ОПЕК+, Россия сможет преодолеть стагнацию в нефтедобыче, которая сейчас грозит стать самой затяжной с советских времен, считает Кильзие. Перевод его статьи опубликован на портале «Нефть и капитал».

Именитый мировой эксперт обращает внимание на такой факт: в минувшем декабре соглашение ОПЕК+ было продлено лишь на 3 месяца. Он считает это «признаком того, что в 2020 году сделка будет в той или иной степени пересмотрена». Выход из неё России представляется Кильзие благоприятным сценарием.

И это при том, что наша страна получила от неё несомненные преимущества. «Несмотря на 9%-е снижение, спотовые цены на нефть Urals в Северо-Западной Европе в 2019 году по-прежнему в 1,5 раза превышали уровень 2016 года (63,3 долл. против 41,1 долл., по данным Refinitiv), когда было достигнуто первое соглашение в формате ОПЕК+. В итоге бюджет России вновь, как и в 2017–2018 годах, получил дополнительные доходы. Они, как следует из оценок Министерства энергетики РФ, с момента заключения сделки достигли 6,2 трлн руб. (более 100 млрд долл.)», — пишет глава CREON.

Тогда зачем России выходить из сделки, которая привела «к результатам, превзошедшим первоначальные ожидания рынка»?

Рост выше ожиданий

Для начала вместе с автором оценим эти результаты.

«Например, в 2016 году Всемирный Банк и Управление энергетической информации Минэнерго США (EIA) прогнозировали, что в 2017 и 2019 годах средняя цена нефти сорта Brent составит 59,3 долл. и 58,4 долл. за баррель соответственно, тогда как в действительности она достигла уровня 63,2 долл. за баррель. При этом в 2018 году средняя цена барреля Brent (71,3 долл.) фактически превосходила более чем на 10 долл. уровень прогнозов Всемирного банка (59,9 долл. за барр.) и EIA (57 долл. за барр.)», — отмечает Кильзие.

Столь значительная разница отчасти, по его мнению, была достигнута благодаря высокой дисциплине соблюдения условий соглашения его участниками. «Например, по данным Международного энергетического агентства (IEA), в ноябре 2019 года члены ОПЕК достигли уровня выполнения соглашения в 154%, а участвующие в сделке страны, не входящие в ОПЕК, выполнили их на 125%».

В такой ситуации хедж-фонды быстро почувствовали интерес к нефтяному рынку и «стали активно инвестировать в нефтяные фьючерсы, поскольку сделка дала им возможность заработать дополнительный доход».

Поэтому, пишет Кильзие, «не стоит считать совпадением тот факт, что цены на нефть росли в период декабрьских саммитов ОПЕК в 2018 и 2019 годах — тем более что в ходе последнего саммита участники соглашения решили его продлить и нарастить снижение добычи».

Асимметричные выгоды

Однако выгоды, которые извлекли из сделки ОПЕК+ Россия и Саудовская Аравия, по мнению автора, оказались ассиметричны.

О России он пишет так: «Привязав бюджет к цене на нефть на уровне 40 долл. за барр., российское правительство смогло вновь наполнить Фонд национального благосостояния: только за первые 7 месяцев 2019 года он увеличился более чем вдвое, с 58,1 млрд долл. до 124 млрд долл. Заработал на сделке и федеральный бюджет: если в 2016 году его дефицит оценивался в 3,5% российского ВВП, то за 11 месяцев 2019 года профицит бюджета достиг впечатляющих 3,1% ВВП.

Но правительству не удалось вновь запустить экономический рост, который ещё в досанкционном 2013 году замедлился до 1,8%, что является несущественным уровнем для развивающихся стран. Более того, само наличие бюджетного профицита стало головной болью для правительства: если в 2016 году в федеральном бюджете осталось неизрасходованными 220 млрд руб., то в 2018 году — 778 млрд руб., а в 2019 году — целый 1 трлн руб., как следует из оценок Счётной палаты РФ».

Выгоду, полученную от сделки Саудовской Аравией, Кильзие оценивает гораздо выше.

«Главным образом благодаря выросшим нефтяным ценам она на только успешно осуществила IPO компании Saudi Aramco, капитализация которой уже превысила 1,7 трлн долл., но и запустила стратегическую программу Vision-2030, направленную на диверсификацию экономики за счёт масштабных инвестиций в инфраструктуру, туризм и человеческий капитал, — пишет он. — Внеся решающий вклад в сокращение нефтедобычи, саудиты смогли сократить свой бюджетный дефицит (с 12,9% ВВП в 2016 году до 3,8% ВВП в 2019 году, согласно IHS Markit). Следовательно, выход России из сделки не будет для них слишком болезненным».

Риски пополам с возможностями

Возможный выход России из сделки ОПЕК+ Кильзие считает не только риском, но и благоприятной возможностью.

«С одной стороны, выход из сделки устранит барьеры для добычи на месторождениях, которые в последние годы были введены в эксплуатацию „Роснефтью“ (Сузунское, Русское, Западно-Эргинское, Юрубчено-Тохомское) и „Газпром нефтью“ (Куюмбинское, Восточно-Мессояхское). В результате это ускорит рост российской нефтедобычи, динамика которой, по данным ВР, замедлилась с 5% в 1999–2008 годах до 1,3% в 2009–2018 годах. С другой стороны, даже при падении цен федеральный бюджет должен оставаться стабильным, поскольку на данный момент для покрытия его расходов достаточно уровня цен в 40 долл. за баррель, а не более 100 долл., как было ещё в 2013 году».

Эксперт с мировым именем советует России начинать подготовку к выходу из сделки, а «не откладывать это решение до тех пор, пока Соединённые Штаты станут крупнейшим нетто-экспортёром нефти, который сможет обнулить усилия ОПЕК по сокращению добычи».

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество