aif.ru counter
640

Рецепт для будущих провизоров. Спасти фармотрасль может лишь понимание

Лекарственное обозрение № 13. Спасательный круг для фармотрасли 28/07/2016

Не разбираясь в повседневности, легко перечеркнуть любые профессиональные успехи, убеждён ректор Санкт-Петербургской химико-фармацевтической академии Игорь Наркевич.

Той самой Химфармакадемии, где 95% выпускников работают… по специальности.

А что же будет после?

Ирина Дробная, «ЛекОбоз»: Игорь Анатольевич, что можете сказать о ваших новых студентах и тех, кто ещё поступает?

Игорь Наркевич: Ребята, которые приходят сейчас, более активны, более мотивированны, чем их ровесники несколько лет назад. Меняется поколение… Но здесь, как мне кажется, играет роль инновационное развитие отрасли. Когда профессия развивается очень бурно, когда ей нужны мыслящие, целеустремлённые и понимающие, она привлечёт именно таких людей.

– Каков портрет сегодняшнего абитуриента в общем и целом?

– К сожалению, очень сильна инерция. Как и десяток лет назад, молодёжь (особенно наша, петербургская) выбирает экономику, социологию, юриспруденцию. Сдать классический набор ЕГЭ проще, чем учить химию и биологию. И человек идёт туда, где проще, не понимая зачем. Не зная своей перспективы. Не представляя, как будет жить дальше.

Облегчил себе жизнь на госэкзамене – усложнил свою жизнь на долгие годы…

Мы, конечно, работаем с молодёжью. В прошлом году совместно с фармацевтической компанией МБ НПК «Цитомед» запустили межрегиональный конкурс для старшеклассников «Российская школа фармацевтов». Это не только интеллектуальное состязание, это прежде всего профориентационный проект. В российские школы был направлен целый набор материалов о профессии – фильмы, замечательные фото с производств и из лабораторий, записи лекций ведущих отраслевых специалистов и учёных. И это только одна из наших инициатив.

Когда мы проводим профориентацию школьникам, мы всегда стараемся объяснить, что будет дальше, после диплома. Не гипотетически («ты изобретёшь суперлекарство и получишь Нобелевскую премию»), а чётко и ясно: после учёбы на этом факультете у тебя будет 50 заводов на твой выбор. Захочешь учиться в магистратуре, сможешь поступить туда и в родном вузе, и за рубежом.

– Многие ли выпускники академии уезжают за рубеж?

– Не скажу, что очень многие, но не самые плохие, к сожалению. Наша, отечественная, образовательная школа далеко не из худших, хотя мы и утратили некоторые приоритеты. Современная наука очень дорогая: чтобы учить студентов, нужны реактивы, оборудование… Нельзя же обучать на пальцах! Как только начинаем объяснять на пальцах, сразу же падает качество образования.

Студенты рвутся в промышленность

– Знаю, что почти 90% выпускников СПХФА находят работу в первые полгода после диплома – и в то же время по специальности…

– К счастью, уровень отрасли сегодня таков, что любой человек может выйти за рамки. За рамки той профессии, с которой ассоциируется его диплом. Фармфакультет – значит, всю жизнь работать в аптеке? Вовсе не обязательно! Современная фармацевтика даёт возможность найти себя в различных сферах… Всё зависит от самого специалиста. Обучение даёт основу, базу, а потом знания и предпочтения можно развивать в любом направлении. Вплоть до журналистики. И я серьёзно. Среди наших выпускников есть даже те, кто занимается пиаром и рекламой.

Фармпроизводство, пищевые и косметические предприятия, изготовление лабораторного оборудования и торговля им – вот лишь малая часть областей, где трудятся выпускники СПХФА. На заводах они заняты контролем качества, управлением качеством, маркетингом, логистикой… К счастью, отрасль растёт, а рынок не сокращается.

Наши студенты рвутся в промышленность. Не в последнюю очередь потому, что на предприятиях есть R&D центры. А возможностей попробовать свои силы в разработке лекарств очень мало. Чётко очерченного рынка труда в этой сфере я не вижу, но всё-таки верю, что, когда заводы заработают на полную мощность, вокруг них, как и в Европе, появится множество маленьких исследовательских компаний.

Претензии к разработкам – это не претензии, а иллюзии. Почему не создали 5–10 новых фармпрепаратов? Потому что стоимость разработки одного лекарства – от полутора миллиардов долларов! Но есть масса мелких технологий, которые можно передать на аутсорсинг. И эти ниши пока не заполнены.

Вилка закона

– А как, на ваш взгляд, обстоят дела с аптекой? По мнению ряда экспертов, эта самая популярная ниша давно переполнена…

– В России дефицит провизоров и фармацевтов. По количеству фармработников нашу страну обгоняет и Белоруссия, и Украина. Говорят, что аптек у нас слишком много? Но если на каждом шагу есть аптека, зачем разрешать фармпрепараты в гипермаркетах? Никто не может ответить зачем… И если аптечные организации у нас в переизбытке, то зачем поручать ­ФАПам торговлю лекарствами? В Санкт-Петербурге нехватка фармацевтов и провизоров составляет около 900 человек. И это только по объявлениям о вакансиях.

– Быть может, всему виной дефицит уважения к профессии? Мало кто захочет получать высшее образование, чтобы потом работать продавцом…

– Когда мы учим студентов фармации, фармация находится в группе специальностей «здравоохранение». Вместе с лечебным делом, педиатрией… А когда мы читаем закон «Об обращении лекарственных средств», фармацевтическая деятельность неожиданно превращается в оптовую и розничную торговлю. Большинство ОКВЭД квалифицируют фармдеятельность именно как торговлю. Вот такая вот «вилка» в законодательстве.

Противоречие очень серьёзно. Многие расценивают фармацевтического работника как торговца. Но на него возложена большая социальная функция. Особенно в нашей стране, где большинство препаратов – без рецепта врача. И большинство посетителей аптеки прямо ли, косвенно ли, но всё-таки получают фармацевтическую консультацию. Если фармацевт или провизор будет безграмотным…

Стандарт не спасёт – спасёт понимание

– И профессиональный стандарт для провизора ситуацию не исправил.

– Плохой стандарт, но он уже принят. И в соответствии с ним придётся аккредитовывать наших выпускников. Ведь без профстандартов нет и аккредитации, а без аккредитации нет законного права приступить к работе. Студенты в несовершенстве закона не виноваты.

Документ нужно дорабатывать, и все это понимают. Плох он по одной простой причине – нужно делать всё в правильном порядке. Вначале изучить рынок труда. А у нас первым делом пишут стандарт, а потом… пытаются подогнать под него и рынок, и образование.

Ничего, переживём и это.

– Но ведь профстандарт задумывался как шаг высшей школы и отрасли навстречу друг другу…

– Не считаю стандарт инструментом, который всех нас спасёт. Спасти может лишь понимание. Когда предприятие понимает, зачем ему нужен вуз. Когда академии понятно, зачем ей фармацевтические заводы. Когда в своём единении промышленность и высшая школа понимают, что они необходимы друг другу.

Конкуренция в образовании сейчас очень велика: вуз может быть сколь угодно замечательным, но, если он начнёт плохо учить, он перестанет быть востребованным. Вы можете возомнить себя самыми лучшими – но тогда ваши выпускники никому не будут нужны.

Общение с работодателем даёт возможность задуматься, как учить, какие недостатки преодолевать… Необязательно безоговорочно принимать все пожелания, необходимо воспринимать их в диалоге, обдумывать способы развития. Это выгодно всем: у нас улучшается качество образования – и, как следствие, конкурентоспособность, компания получает лучшие кадры – и меньше тратит на их переподготовку.

Самое главное, чтобы сегодняшние студенты завтра получали хорошую путёвку в жизнь.

Ради этого и стоит работать.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы