Примерное время чтения: 5 минут
131

Директор сгоревшего дома ветеранов в Коми просит суд оправдать его

Соцработник сгоревшего подъельского дома ветеранов Алексей Королев, обвиняемый в халатности, повлекшей гибель на пожаре 23 человек, вины не признал и попросил суд снять с него все обвинения, пишет РИА Новости.

«Прения сторон по делу завершены. В своем последнем слове Королев отказался признать инкриминируемое ему преступление и попросил суд полностью оправдать его. Гособвинитель Юрий Овчинников настаивал на признании обвиняемого виновным и назначении ему наказания в виде трех лет лишения свободы», — сказал представитель суда.

Оглашение приговора по делу назначено на 11.00 мск 20 сентября.

По мнению обвинения, дом ветеранов в селе Подъельск по факту функционировал — это доказывается вывеской на здании и тем, что в нем работал постоянно действующий персонал и был установлен режим для проживающих там людей.

«Он подписал должностную инструкцию, по которой отвечал за соблюдение правил пожарной безопасности, за замену электропроводки, установку пожарной сигнализации», — сообщил на суде Овчинников. Кроме того, в доме ветеранов производилась регистрация по месту жительства.

В свою очередь защитники Королева говорили о здании как о нежилом, административном доме без статуса — с наименьшей степенью огнестойкости, не предназначенном для круглосуточного пребывания в нем людей. Отсутствовали устав, учредительные, регистрационные документы какого-либо учреждения, организации, располагавшихся в доме. Не было персонала, который необходим в учреждениях социальной помощи, лицензии на оказание медицинских и социальных услуг. Нет документальных доказательств существования в Подъельске объекта соцзащиты по указанному адресу. По мнению защиты, обвиняемый был принят на работу соцработником ГУ «Центр соцобслуживания населения (ЦСОН) отделения социальной помощи на дому».

Защита настаивала на ничтожности приказа директора госучреждения соцзащиты, согласно которому Королев назначался заведующим, — без указания наименования учреждения. работник. В штатном расписании ГУ «ЦСОН» была только одна должность — заведующий отделением № 1, которую занимала некая Латкина, пишет БНК.

По мнению Владимира Пыстина, Королев не был руководящим лицом. Об этом свидетельствует то, что не были определены его трудовое место, конкретная сфера ответственности, полномочия, не ставились вопросы оплаты труда заведующего. Изменений в трудовой договор с Королевым после вышеупомянутого приказа не вносились. Финансирования для ведения хозяйства в доме не осуществлялось, не велась отчетная документация. Обвиняемый не имел распорядительных функций, не был полномочен регламентировать деятельность других соцработников, работавших в доме ветеранов.

По словам гособвинителя, подсудимый нарушил требования пожарной безопасности, не обеспечив соблюдения этих норм проживающими. Так, обитатели дома ветеранов пользовались нагревательными приборами у себя в комнатах, что было запрещено. Таким образом они кипятили себе воду для чая.

«Королев позволил в день пожара жильцам и персоналу распивать спиртное по случаю дня рождения обитательницы дома», — отметил Овчинников.

По мнению гособвинителя, если бы при эвакуации Королев действовал грамотно, то он не открыл бы входную дверь из общего коридора в прихожую и из прихожей в одну из комнат. В результате эти его действия привели к быстрому распространению огня и дыма, здание быстро воспламенилось, сказал Овчинников. Защита в свою очередь указала на невозможность эвакуации немощных людей после обнаружения пожара.

Адвокат Михаил Жилин указал на вывод судебно-строительной экспертизы, где говорится, что любая система сигнализации в здании не имела никакого функционального значения для спасения людей. Поскольку число сотрудников в здании должно было быть равным числу содержащихся престарелых граждан и инвалидов. Передача сигнала на пульт дежурного и наличие водоема также были бесполезны, так как время прибытия пожарных машин превышает время полного сгорания здания.

Адвокат сослался на вывод Центра экспертиз пожаров о том, что последовательность действий людей при пожаре может быть разной. Кроме того, закон не обязывает гражданских лиц самостоятельно тушить пожар. Ни о какой эвакуации речи быть не могло, так как для этого надо было, чтобы в здании постоянно находились 25 работников — по числу престарелых и инвалидов.

Пожар произошел 31 января 2009 года в доме ветеранов, который не имел юридического статуса. Обвинение по части 3 статьи 219 УК РФ (нарушение правил пожарной безопасности, приведшее к гибели двух и более человек) было предъявлено Королеву, который, по мнению следствия, выполнял функции директора. На период суда ему сначала была избрана мера пресечения в виде ареста. Однако после вмешательства общественности и СМИ, а также с учетом ухудшения состояния здоровья обвиняемого в СИЗО, мера пресечения была ему изменена на подписку о невыезде.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах