aif.ru counter
1130

Аида Ведищева: «Не бойтесь начинать с нуля»

«АиФ. Здоровье» № 51. Аида Ведищева: «Не бойтесь начинать с нуля» 18/12/2008

Именно ее голосом мама медвежонка Умки поет свою колыбельную, а негритята – веселую «Чунгу-Чангу». В ее же исполнении вся страна узнала «Песенку о медведях» из «Кавказской пленницы». И именно Аида Ведищева спела жгучее танго «Помоги мне» в фильме «Бриллиантовая рука».

Однако певицу упорно не показывали по телевидению, а вскоре на нее и вовсе начались гонения. И в 1980 году она вместе с матерью и сыном уехала в Америку. За время своей «американской жизни» она не только добилась успеха как певица, но и, можно сказать, родилась заново, преодолев тяжелое онкологическое заболевание. Сейчас Аида Семеновна выглядит прекрасно – стройная, подвижная, излучающая оптимизм и доброжелательность. Она ненадолго приехала в Москву, что и сделало возможным это интервью.

Из Москвы на Бродвей

– Аида Семеновна, почему вам в свое время у нас в стране так упорно не давали ходу, не пускали на телеэкран?

– Наверное, время такое было, не только на меня были гонения. Часто без видимых причин. К власти на телевидении пришел Сергей Лапин и… «наложил свою лапу» – стал очень строго разделять, кто есть кто. Я была очень терпеливая (я ведь по образованию педагог, окончила иняз), верила в справедливость, в светлое будущее, очень долго надеялась, что все будет хорошо, и тянула до последнего. Но вот я приехала на гастроли в Ташкент, пошла, как всегда, на радио – повидаться с друзьями. А мне говорят удивленно: «Аида, ты еще здесь?» – «А где я должна быть?» – «А мы уже все твои пленки размагнитили по приказу Министерства культуры». Для меня «потушили свет и закрыли все двери», меня вынудили уехать. Но я не жалею об этом. У каждого есть своя миссия, и как только мы отступаем от нее, слишком увлекшись своими делами, любовью, зарабатыванием денег, Бог создает нам такие условия, чтобы мы изменили свою жизнь.

– Читала, что в Америке вы сначала работали медсестрой. Но ведь медицинского образования у вас нет…

– Мой отец был профессором, возглавлял кафедру терапевтической стоматологии, по написанному им учебнику училось не одно поколение студентов. Мама работала врачом-хирургом. Дома было столько медицины, что я многое из этой области знала и умела. Через неделю работы я уже могла делать все, что положено профессиональной медсестре. Я так собирала деньги. Ведь, приехав в Америку, я пошла учиться в колледж на театральное отделение и одновременно готовила свою программу. Через два года я выступала в Карнеги-холле с программой «Лучшее Бродвея и Голливуда». Люди называют это подвигом – приехатьв чужую страну, начать все сначала и добиться признания. Но, видимо, в прошлой жизни я уже была там, меня туда тянуло, я с самого начала чувствовала себя бродвейской артисткой.

За парту в 39 лет

– Это было трудно – в 39 лет оказаться за партой рядом с мальчиками и девочками?

– Нет, это им было трудно – они учили, зубрили, а я уже была актрисой, и я наслаждалась. В колледже я изучила дыхательную гимнастику Судзуки, позволяющую одновременно активно двигаться, петь и при этом не уставать. В результате я могла в течение полутора часов находиться на сцене одна, петь, читать монологи на одном дыхании, двигаться, переодеваться и не чувствовать, что это большая нагрузка.

– Аида Семеновна, а сколько было лет вашему сыну, когда вы уехали? С какими чувствами он покидал Родину?

– Сыну было 17 лет. В СССР он учился в музыкальном училище на композиторском отделении. Педагоги признавали, что он талантливый джазовый музыкант, а я его сорвала… Прежде чем попасть в Америку, мы оказались в Австрии. Вечером пошли погулять, посмотреть на «заграницу».

И увидели, как на улице блестящие джазовые музыканты стоят со шляпами и играют. Тогда он ничего не сказал, но потом я поняла, как это его поразило. Потому что, когда мы приехали в Америку и встал вопрос о продолжении образования, он отказался учиться музыке: «Не хочу быть нищим, стоять на улице и собирать копейки». Пошел учиться на экономиста, но бросил: это ему совершенно не подходило. Потом изучал философию. Сейчас у него небольшой бизнес, позволяющий зарабатывать на хлеб. Но музыку он все равно пишет, и очень хорошую.

Бедам вопреки

– В Америке вы общались с Савелием Крамаровым…

– Мы были большими друзьями. Но нас постигло сходное несчастье, мы заболели с разницей в два месяца. Я выжила, а он, к сожалению, – нет. Не выдержал «химии».

– И это несмотря на его жизнелюбие? Ведь он, насколько я слышала, большое внимание уделял своему здоровью.

– Да, он мечтал дожить да свадьбы своей любимой дочки Басеньки. Мне кажется, что он очень сильно страдал из-за того, что не мог в Америке реализоваться как актер. Он «не взял» язык и, несмотря на свой талант, не мог претендовать на главные роли.

– Чей вклад в ваше выздоровление был больше – врачей или вашей собственной работы над собой?

– Сначала врачи вообще отказывались делать мне операцию – считали, что уже поздно. И все-таки нашелся такой «бриллиантовый» доктор – Рональд Люхтер, который согласился оперировать меня. Когда курс лечения в больнице закончился, я спросила своего врача, каковы мои шансы. «Тридцать процентов», – ответила она. «Хорошо, значит, Аида будет жить», – решила я. Врачи сделали, что могли, остальное зависело от меня. Я бросила есть мясо. Гораздо лучше питаться тем, что растет. Хороша рыбка, иногда курочка, черный хлеб, а выпечка для печени плохо. Жирная пища забивает сосуды. Я даже молочных продуктов пять лет не ела, только соевые. По вечерам заваривала кипятком гречку, а утром ела ее с чесноком. Пила сок из проросшего зерна – по две унции. В Сан-Диего есть лечебница, где лечат только этим соком. Там я купила машинку для его приготовления. Ела мед, гранаты, имбирь, кайенский перец – он убивает все микробы. До сих пор делаю утром смесь: измельчаю яблоко, 3-4 зубчика чеснока, гвоздику, корицу.

Главные заповеди

– Судя по вашим предыдущим интервью, вы всегда ощущали связь с Богом. После болезни ваши отношения с ним изменились?

– Теперь я знаю, что Бог посылает человеку болезнь неспроста. Значит, человек «забрел не туда», и выхода только два – либо уйти совсем, либо что-то кардинально изменить в своей жизни… У меня были серьезные стрессы: я потеряла нескольких близких людей, развелась с мужем-миллионером. Но у меня была миссия, я была нужна, и, выздоровев, я ее смогла осуществить: стала писать и исполнять патриотические песни, создала шоу «Мисс Либерти», в котором воплотила образ статуи Свободы, стала говорить о связи свободы и морали… Это ведь очень важно для молодежи, но прежде никто такого не делал. А после событий 11 сентября у меня родился мюзикл, посвященный статуе Свободы и этой трагедии. В сюжет вплетена и моя личная история, и история создателя этой статуи. Каждый сентябрь он идет в течение недели.

– А над чем вы работаете сейчас?

– По мнению критиков, мой мюзикл заслуживает того, чтобы остаться на Бродвее, а для этого его надо доработать. А еще я пишу книгу о здоровье. Очень важно беречь здоровье, как и честь, смолоду. Молодежи надо быть осторожнее в контактах, ведь у каждого своя микрофлора. Несовместимость микрофлоры может способствовать развитию онкологических заболеваний. Очень многие болезни начинаются с полости рта. Поэтому важно не только чистить зубы, но и использовать зубную нить, полоскать рот настоями шалфея, календулы, шиповника, содой. И еще в этой книге я рассказываю о том, как важно видеть духовную сторону жизни, не нервничать, доверять Богу, соблюдать первую заповедь – любить ближнего своего, и тогда на сердце будет теплее и легче будет жить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы