aif.ru counter
154

Александр Баранов: «За клинику я буду бороться»

«АиФ. Здоровье» № 37. Михаил Швыдкой: «Жизнь прекрасна!» 11/09/2008

Истоки российской педиатрии

– Александр Александрович, от какого учреждения вы ведете свою историю?

– От Императорского московского воспитательного дома, который был организован по указу Екатерины II. 12 сентября (1-го по старому стилю) 1763 года она подписала манифест о создании в Москве такого дома для подкидышей и сирот. Это было и медицинское, и педагогическое учреждение. Оно занимало целый квартал в том месте, где Яуза впадает в Москву-реку. В этих монументальных зданиях сейчас располагаются Институт питания РАМН, Артиллерийская академия, Академия медицинских наук…

В Московском воспитательном доме была сильнейшая медицинская часть. Там начали накапливать опыт выхаживания недоношенных младенцев.  Когда не хватало кормилиц, искали способы искусственного вскармливания… В Воспитательном доме создается первая детская больница. Можно сказать, что Московский воспитательный дом – основоположник русской педиатрии.

В 1918 году Московский воспитательный дом превращается в Дом охраны младенцев. В нем работает замечательный российский педиатр Г. Н. Сперанский – теоретик советской системы охраны здоровья детей.

В 1922 году на основе Дома охраны младенцев создается Государственный научный институт охраны материнства и младенчества. В 1940 году он превращается в НИИ педиатрии. В 1998 году объединяется с Институтом гигиены детей и подростков в Научный центр здоровья детей РАМН.

– А что собой представляет ваш центр сегодня?

– Без ложной скромности скажу: сегодня это одно из лучших в Европе педиатрических учреждений. И по уровню оснащения, и по кадровому потенциалу. Здесь объединены и профилактика – Институт гигиены детей и подростков, и диагностика – Консультативно-диагности­ческий центр, и лечение – Институт педиатрии, многопрофильная клиника, и реабилитация – НИИ профилактической педиатрии и восстановительного лечения. Мы создали полный цикл. Другого такого учреждения нет.

Мы ведем прием по 28 специальностям. Наш Диагностический центр работает 6 дней в неделю в 2 смены, и сегодня мы обсуждаем вопрос, чтобы он работал и в воскресенье. Больше 100 тысяч детей в год проходит через КДЦ. Мы даем 280 тысяч консультаций.

У нас прекрасное лекарственное обеспечение. И ни одной таблетки за счет родителей мы не покупаем.

Высокая наука – участковым врачам

– К вам в НИИ педиатрии поступают дети с самыми сложными заболеваниями. Их состояние – результат недоработки врачей на местах?

– И это тоже. К сожалению, мы видим много детей, которых неправильно лечили. Мне как главному педиатру Министерства здравоохранения и председателю исполкома Союза педиатров больно об этом говорить. Это происходит даже не столько из-за низкой квалификации педиатров на местах, сколько из-за дефицита  там современных препаратов. Мы ребенка лечим, выписываем домой, а там нет необходимых лекарств, оборудования…

– НЦЗД ведет большую научную работу: защищаются диссертации, создаются новые методики лечения... А как ваши наработки попадают к участковым педиатрам?

– У нас есть свои журналы. Союз педиатров России выпускает «Вопросы современной педиатрии» и «Педиатрическую фармакологию». Мы издаем их огромными тиражами и рассылаем домой педиатрам. Бесплатно. 20 тысяч педиатров у нас в базе данных. Есть «Российский педиатрический журнал», мы и там публикуем новинки. Есть «Практика педиатра».

Раз в год мы проводим грандиозные конгрессы, раз в год – форум «Дети и лекарства». У нас около 70 отделений Союза педиатров по России. Через неделю, например, мы едем в Иваново, проводим конференцию, там будет около тысячи педиатров из Костромы, Нижнего Новгорода, Владимира, Ярославля… Везем наших сотрудников  тремя автобусами, они прочитают 100 докладов.

По нашей инициативе создан факультет повышения квалификации педиатров в Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова. Мы открыли там ряд кафедр: педиатрии с курсом детской ревматологии, аллергологии и клинической иммунологии, детской хирургии, гигиены детей и подростков.

Сейчас в педиатрии не хватает специалистов по лучевой диагностике. Рентгенологов, работников на магнитно-резонансном томографе… Я позвонил ректору 1-го Московского мединститута с предложением создать кафедру лучевой диагностики. На нашей базе. Вот так пытаемся решать кадровые вопросы.

Сотрудники нашего Научного центра в год публикуют 1,5 тысячи статей. Очень много за рубежом. Десятки монографий, учебников… Наш центр – лидер информационной работы среди педиатров. Индекс цитирования наших журналов – самый высокий.

Педиатр или семейный врач – кто нужнее?

– Как главному педиатру России я не могу вам не задать вопрос о дискуссии вокруг замены педиатров семейными врачами.

– Первую попытку заменить педиатрическую службу врачом общей практики мы отразили 4 года назад. Нас поддержали и депутаты Госдумы, и Федеральное собрание, нашли мы понимание и в правительстве. Но чиновники Министерства здравоохранения гнут свою линию. Ведут эксперименты на различных территориях. На днях мне сказали, что в Томской области подвели итоги такого эксперимента, результаты – плачевные. Здоровье детей, которых передали семейным врачам, ухудшилось. На самом деле страны – родоначальники системы врачей общей практики начинают понимать, что это тупиковый путь. В США уже 70% первичных обращений по поводу заболеваний детей – к педиатру. Хотя еще лет 10 назад было только 20%. Появились научные публикации, что число осложнений при болезнях у детей в Великобритании, например, в 3-5 раз больше, если они лечатся не у педиатра, а у семейного врача или врача общей практики.

В прошлом году к нам привезли на консультацию около тысячи детей из Западной Европы: из Испании, Германии, Франции, Англии… Я беседовал с некоторыми родителями, мне было интересно, что у них, в Германии, обследоваться нельзя? А мне объясняют, надо шесть месяцев стоять в очереди, чтобы попасть от врача общей практики к педиатру – узкому специалисту. Врач общей практики не направляет, потому что тогда он теряет деньги. Мы же за один-два дня полностью обследуем ребенка и выдаем паспорт здоровья со всеми рекомендациями.

Мы не против врачей общей практики на селе, в отдаленных районах, где нет специализированной помощи. Но в городах? Это концепция Всемирного банка. Она была разработана для Юго-Восточной Азии. Зачем она нам? У нас уникальная школа педиатрии, другая идеология подготовки врача.

В прошлом году меня избрали вице-президентом Европейского общества педиатров. Впервые в истории – россиянина. И это не столько моя личная заслуга, это дань российской педиатрической школе. Принято решение: в 2009 году европейский Конгресс педиатров провести в Москве. Колоссальный интерес к этому конгрессу проявляют не только европейские педиатры, но и Американская педиатрическая академия, Китай планирует привезти большую делегацию. Фактически это будет мировой конгресс.

Что мы хотим построить

– Научный центр планирует развиваться дальше?

– Видите схему? Красным обозначено то, что мы хотим построить. Хирургическую клинику высоких технологий. У нас есть поддержка Минздрава, Министерства экономики, но Минфин пока отказал. На клинику для детей у него нет денег. Хотя с точки зрения охраны здоровья россиян такая клиника необходима. Сегодня у нас миллионы пар бесплодны, истоки этих проблем лежат в детском возрасте. Примерно 30-40% юношей и девушек имеют отклонения в репродуктивной сфере, которые не были своевременно распознаны и исправлены.

Очень серьезная проблема с детской трансплантологией – пересадками почек, печени… У нас есть кадры, есть оборудование… Но мы направляем пациентов в Бельгию. Зачем? Все это можно было бы делать у нас.

Мы будем бороться за такую клинику.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы