6858

Люди второго сорта. Почему с донецкой пропиской на Украине жить непросто

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Девятый вал 23/09/2015
Беженцам из Донбасса «ридна Украина» особо не рада.
Беженцам из Донбасса «ридна Украина» особо не рада. Reuters

Бесправные

Сегодня на Украине, по данным В. Лутковской, уполномоченной по правам человека, зарегистрировано 1 млн 300 тыс. ВПЛ. Все они не смогут проголосовать на ближайших выборах, потому что не внесены в списки избирателей. Но потеря права голоса — не самая большая проблема тех, кто стал изгоем в своей стране.

Люди, бросившие квартиры, имущество, а порой и документы, вынуждены доказывать, что они не «сепаратисты». Государственная машина к беженцам жестока. Им обещали временное жильё, материальную помощь и никаких проблем с детсадами, работой и медобслуживанием. На деле уже второй год многие из ВПЛ едва-едва выживают. Чтобы получить ежемесячное мизерное пособие на жильё — 442 грн (1334 руб.) для трудоспособных и 884 грн (2680 руб.) для безработных, инвалидов и детей, приходится собирать кучу справок. Например, до недавнего времени не давали ни копейки, если на тебя зарегистрированы 2 машины. И никого не волновало, что всё имущество осталось в зоне боёв. С 9 сентября чиновники наконец-то стали выдавать документы всем. Правда, чтобы оформить справку переселенца, нужна «декларация о непричастности к преступлениям». Где брать документ, доказывающий, что ты не ополченец, неизвестно.

Теперь ещё по требованию премьер-министра А. Яценюка будут проверять, чтобы беженцы постоянно жили по месту регистрации. Поехал домой проведать оставшихся в Донбассе родителей — мошенник. А то, что люди возвращаются в разбомблённые города и сёла не от хорошей жизни, государство не волнует. «Очень многие возвращаются, потому что не смогли найти работу, жильё, — признаёт Александр Горбатко, лидер движения Донбасс SOS. — Иногда не выдерживают оскорблений, когда тебя то и дело называют «сепаратистом». Именно таких людей в результате проверок лишают выплат».

«Государство должно предоставить переселенцам крышу над головой. Но жильё дают на бумаге, — рассказывает Леся Литвинова, волонтёр. — В Минсоцполитики списки по областям, где есть места для переселенцев, составлены «от фонаря». Людей футболят. Или предлагают жить в санатории — за 100 грн в день». Сергей Григорьевич, пенсионер из города Марьинка, живёт в Центре временного проживания для ВПЛ в Запорожье. «Нас тут по 45 человек в комнатах размером 15 кв. м, — рассказывает он. — Зимой приходилось платить по 700 грн с человека в месяц за коммуналку. Сейчас — по 350 грн. Даже за грудного младенца! Откуда у нас такие деньги, если в виде помощи дают максимум по 800 грн?»

Безработные

У тех, кто пытается снять жильё самостоятельно, тоже возникают проблемы: сдавать квартиры людям с луганской и донецкой пропиской местные не хотят. А без постоянной крыши над головой сложно найти работу. «Мой муж — человек с высшим образованием — уже 5 месяцев ищет работу. Обошёл все заводы, стройплощадки, пытался устроиться грузчиком. Но как только узнают, что не местный, сразу отказывают», — признаётся Юлия, переселенка в Запорожье из Марьинки.

«Я по профессии швея, в Донецке работала костюмером на телевидении, — рассказывает Наталья. — Пыталась в Мелитополе зарабатывать шитьём: целыми днями, не разгибаясь, строчила платья, которые потом продавали на рынке. Зарабатывала около 1000 грн. Упало зрение, стал схватывать ревматизм... В общем, бросила. Сейчас нам помогает бабушка, которая осталась в Донецке: ей пенсию пока платят». Берутся ВПЛ и за сезонную работу. «Мы с дочкой на двоих на уборке черешни зарабатывали по 90-120 грн в день, — говорит Марина из Горловки. — Но сезон закончился, нужно думать, как перезимовать. Хочется вернуться домой. Останавливает то, что ребёнок не сможет там получить аттестат, который будет признан в Украине».

И униженные

В Украине сложилось чёткое разделение: те, кто выехал из Крыма, — патриоты Незалежной, а с Донбасса — сепаратисты, которые только и требуют жильё и деньги. «Детей-переселенцев их одногодки всячески унижают, — рассказывает Ольга Донебина, правозащитник. — Называют сепаратистами и советуют вернуться домой».

Над студентами-переселенцами издевается уже государство. Большинству из них недоступны льготы на обучение и проживание в общежитиях. Недавно Пётр Богомаз из Киевского транспортно-технологического колледжа попытался добиться справедливости: «Я перевёлся из ГВУЗ «Макеевский политехнический колледж» в октябре 2014-го, но не получил ни копейки из своей законной стипендии. Чиновники из Минобразования обещают выплатить до конца года. А жить и питаться мне надо сейчас». Молодые мамочки, которым обещали места в дет-садах, тоже жалуются. «Приходится давать на лапу. Тут мы как бы «провинившиеся» перед Украиной, надо искупить вину», — рассказывает Анна, сбежавшая с сыном из Луганска в Харьков.

Та же история с медобслуживанием, прививками, инсулином и т. д. «Диабетики зарегистрированы по месту проживания, и на их количество в область выделяется инсулин. Сейчас на оформление уходит 2 месяца. Но у человека их нет, он физически столько не проживёт!» — возмущается Леся Литвинова. Людьми второго сорта оказались не только живые переселенцы с Донбасса. Те, кто выехал из зоны АТО и имел несчастье умереть здесь, имеют право быть похороненными... по месту прописки. Одна женщина потеряла мужа. Урна с прахом стоит в киевском крематории в зале ожидания. Похоронить его негде. И таких историй множество».

Те, у кого уцелели дома и квартиры, стараются поскорее вернуться и как-то наладить быт. Но от войны бежали не только нищие пенсионеры. 50-летний предприниматель Александр Фрумин 26 мая 2014-го с женой прилетел из Турции в Донецк последним рейсом (в ту же ночь Донецкий аэропорт начали бомбить), а уже через 10 дней обживался с семьёй в Киеве. «Я был против референдума и всех этих ДНР, ЛНР, — говорит он сейчас. — Но и в Киеве мне было неуютно — хотя я поддерживал майдан. Снять квартиру, если ты из Донецка, — проблема. С бизнесом — проблема. Машины с донецкими номерами просто бьют или грабят. Киев не стал для нас домом. Мы не думали, что будет столько негатива». Сейчас Александр с женой живут в США — подали документы на политическое убежище...

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество