Примерное время чтения: 9 минут
300

Что нам стоит дом построить (часть 1)

«АиФ. На даче» № 19. Тыквы: съесть сразу или дать полежать? 08/10/2010

Асовсем недавно мы завершили последнюю очень важную и трудоемкую операцию: покрыли оба фронтона облицовочной ориентированно-стружечной плитой (ОСП).

Облицовка наружных стен

Почему ОСП? Она легка, поэтому работать с ней проще, чем, скажем, с ДСП, устойчива к температурным и атмосферным колебаниям. Выбор пал на панели ОСП не случайно: они изначально предназначались для подкладки под современную кровлю, требующую идеально ровной поверхности. Сколько бы наша облицовка ни простояла, она выполнит свою функцию и поможет нам перевести дух на срок, достаточный для приобретения винилового сайдинга. Так мы задумывали.

Для удобства монтажа плит поставил легкие леса из двух столбов (брусья 100х100 мм), к ним прикрепил брусья (50х150), выставленные через чердачное окно, их вторые концы соединил со стойками на чердаке. К выступающим концам брусьев прикрепил дюймовые доски в два «наката». Получилась легкая, но прочная конструкция. Саму обшивку производил по старым доскам фронтонов 25‑миллиметровыми саморезами. Здесь крайне важно соблюсти при раскрое листов угловые величины. При большой длине катетов треугольников (а облицовка фронтона состоит преимущественно из них) самое незначительное отклонение в исходной точке выразится заметными погрешностями в противоположном углу. А это – лишняя работа, лишняя трата материала. Для удобства советую сбить из реек большой (по высоте не менее 1,5 м) прямоугольник с установкой точного угла ската крыши.

Я делал этот геометрический прибор так: вертикальную рейку со срезанным под острый угол концом упирал под самый конек, выставлял ее по уровню, прикреплял к стене фронтона саморезами, затем такую же рейку крепил горизонтально, упирая одним концом в карнизный скат крыши, а вторым – поверх вертикальной рейки, после чего соединял концы двух реек третьей строго по углу ската. С помощью такого угольника можно раскроить облицовочный материал на всю площадь фронтона на земле, а не бегать за вырезкой каждого фрагмента вверх-вниз по лесам.

Наконец последний штрих: карнизы, наличники, рейки-раскладки покрасили фасадной краской. И только тогда выдохнули полной грудью: ай да молодцы! Еще бы: совсем скоро у меня юбилей – 70 лет. Всем, кто следил за нашей эпопеей и думает над своими планами, желаем побольше оптимизма: если не я, то кто?!

Послесловие

Спасибо экспертам – моим соавторам! В таком виде публикация, можно надеяться, будет полезна застройщикам с ограниченными материальными возможностями.

Сейчас в нашей Нижегородской и других областях погорельцам строят дома приблизительно такого же «формата», только стоимость их раза в три выше нашей. Да, там предусмотрено много того, что нам пока не по карману, например централизованное водо- и газоснабжение. Но и мы не ограничили себя набором жилых удобств: электричество (дополнительно подвели 100 м электросети), вода из скважины под полом кухни, теплый санузел, газ из баллона, Интернет. Печное отопление (печь конвекторного типа на 250 кубометров жилого объема) нас вполне устраивает, дрова дают не только тепло, но и хорошую физическую нагрузку. При необходимости можно быстро устроить водяное отопление от котла, для которого предусмотрено место в сенях, но мы отложили это дело до лучших времен.

Напомню: мы не строители, а гуманитарии по образованию, поэтому нас радует, что при строительстве дома удалось избежать крупных недоделок и провалов, что и подтверждается компетентной экспертизой. И все же считаем своим долгом кое-что уточнить или прояснить некоторые факты из нашей практики.

Еще на «стадии проектирования» надо было провести жесткую экспертизу каждого пункта наших намерений, однако это и не так просто, и недешево. Поэтому решили действовать, ориентируясь на опыт старых мастеров и на свой здравый смысл. Нам казалось, например, что с отделкой внутренних поверхностей стен проблем у нас не возникнет. Мы хотели их обстрогать, между брусьями сделать фаски и швы пробить льняной веревочкой. Красить, обивать доской или оклеивать стены чем-либо нам не хотелось. Но мы не знали (а никто не подсказал), что для нашей задумки потребуется только выдержанный сухой брус, не деформированный, без серьезных трещин. Нам же рубили сруб зимой из сырого бруса – при высыхании некоторые бревна «повело», появились глубокие трещины. Мечту о живом дереве внутри дома пришлось упрятать под панелями ДВП и обоями. Это, пожалуй, самая большая промашка.

В конструкции фундамента мы были уверены: грунт песчаный, не пучинистый, поэтому не потребует большой глубины закладки, ограничились, по давнему совету знакомого инженера-архитектора, полуметровой глубиной. Однако, отказавшись ради экономии от армирования, мы, конечно, рисковали. Но строители-каменщики убедили, что и без арматуры наш фундамент простоит свой век в лучшем виде. После трех лет эксплуатации дома мы не раскаиваемся в принятом решении. Однако тем, кто планирует аналогичное строительство, не советуем экономить на арматуре, ибо поведение грунта под домом трудно спрогнозировать «на все сто». А вот относительно защиты фундамента от возможного промерзания и сырости сожалеем, что в то время мы не посоветовались с профессионалами. Прошлой морозной зимой по углам цоколя наблюдался иней. Мне сейчас думается, что было бы разумнее вместо кирпичных перевязок (они-то и стали «мостиками холода») использовать деревянные бруски, поставленные вертикально на всю высоту цоколя.

Важно обратить внимание на стык кирпичного цоколя и деревянной стены. Мы верхнюю кромку цоколя не заделывали вообще ничем, кроме опилок, сдобренных цементом, а застелили всего лишь двумя слоями пергамина и льняной лентой. Рассчитывали на то, что 200‑миллиметровый брус целиком закроет «колодцы» между кирпичными стенками цоколя (в № 12 допущена опечатка, надо читать: между цокольными стенками 126 мм). Однако тут произошла ошибка, вызванная тем, что мы не потребовали от строителей рассчитать фундамент так, чтобы сруб лег строго по середине стенок цоколя. В результате плотник сделал сруб размером 7,5х7,5 м, и каменщики выложили фундамент точно такого же размера, бревна с внешней стороны легли заподлицо с кирпичной кладкой, а изнутри «колодцы» оказались частично открытыми. Так мы их и оставили, лишь накрыв пергамином и подсыпав опилок. На первый взгляд, ничего страшного, но нам кажется, этот шов утеплен недостаточно. Может быть, опасения напрасны: изнутри шов перекрывается пространством между черным и чистым полом, заполненным 200‑миллиметровым слоем сухих опилок.

Нам кажется также, что для более эффективной вентиляции подпола продухи в один кирпич недостаточны, окошки в 1,5–2 кирпича будут лучше. И для кошек радость: они смогут выходить через подпол наружу.

Откровением для нас стало заключение экспертов («АиФ. На даче», № 17) относительно грамотного утепления потолка: кроме пароизоляция, уложенной на вагонку, оказывается, необходима также гидропароизоляция поверх слоя утеплителя. Скажу откровенно, мне и пароизоляцию нелегко было отстоять: местные умельцы пугали «отпотеванием» утеплителя и неизбежным гниением. Я догадывался, что хорошо бы сверху опилок уложить какую-нибудь защиту, но совет о гидропароизоляции поверх утеплителя не попал в поле зрения, хотя строительных пособий у меня накопилось немало. Посмотрим, как поведет реконструированный потолок в эту зиму. Возможно, что все-таки придется поднять потолочные доски чердака и воспользоваться рекомендацией специалистов.

Прошедшая зима учинила суровую проверку тепловой надежности наших сеней в каркасном исполнении. Выявилась все та же проблема, что и с самим домом: почти по всему периметру соединения пола со стенами наблюдалось промерзание. Значит, надо было тщательнее утеплить этот уязвимый узел. Придется вскрыть доски внешней обшивки, проверить плотность стыков, щели заделать строительной пеной, а поверх проложить по шву 50‑миллиметровый слой минваты шириной 250 мм и зашить доской. Надеюсь, внешний вид строения от этого не пострадает.

Комментарий

Очень возможно, что промерзание происходит по причине того, что в месте стыка стен и пола располагаются в основном деревянные силовые конструкции – вследствие этого не хватает теплоизолирующей способности в этом узле. Напомним, что дерево в этом смысле «слабее» пенопласта и минваты в несколько раз. Поэтому, кроме утепления со стороны внешней обшивки, что, без сомнения, необходимо, хорошо бы подумать об утеплении этого узла со стороны подвала. Трудно предложить конкретный вариант, не видя конструкции узла, но в любом случае вас выручит та же монтажная пена.

P. S. В тексте то и дело мелькают «я», «нам», «мы». Это не стилистическая небрежность: дом мы строили вдвоем – я и жена, Тамара Васильевна. Куда бы я без нее!

Нам остается порадоваться вместе с Алексеем Александровичем и Тамарой Васильевной. Всегда впечатляет, когда сделал своими руками нечто важное и капитальное, преодолев все попутные сложности.

Но что особенно приятно – люди не только построили себе жилище, но и поделились своим опытом с другими, не стесняясь признаваться в ошибках и задавать вопросы. При этом очень адекватно воспринимая наши замечания.

Формат общения, который выработался в процессе взаимодействия автора с редакцией и нами, заслуживает отдельного внимания. Если суммировать все, что было написано по этой сквозной теме, то в итоге получится действенное практическое пособие по строительству собственного дома с уже готовой своеобразной «работой над ошибками».

Остается только пожелать автору и его семье дальнейших успехов не только в возведении дома, но и в его отделке и внутреннем благоустройстве. 70 лет – достойный юбилей! Но старость у человека начинается не с возрастом, а тогда, когда он теряет интерес к жизни и соответственно возможность чему-либо научиться. Это сугубо внутреннее состояние. В этом смысле молодости Алексея Александровича и Тамары Васильевны можно только позавидовать.

Комментировали инженеры-строители Евгений Ломовцев и Павел Фалин

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах