aif.ru counter
1533

Леонид Парфенов о советской жизни, куцых юбках и соплях в сахаре

Книга, а точнее даже книга-альбом – это антология советской жизни. Дорогостоящий проект взялось вести издательство Agey Tomesh/WAM. Сейчас вышла первая книга о 1961-1970 годах. Задуман же четырехтомник, охватывающий 40 лет с 1960 по 2000 год. Жанр книги - журналистский, «про это».

- Книга от телеверсии отличается сильно. В первую очередь объемом, потому что в книге раз в пять больше текста. Кроме того, в книге есть целый ряд тем, которых не было вообще в телеверсии - от диафильмов до побега Нуриевых. Когда делали программу, что-то упускалось, что-то не взяли, - рассказывает Парфенов.

Сейчас идет работа над вторым томом, выход которого планируют на следующий год. По словам автора, он остановился на 74-м году.

- Мы делали телевизионный проект, полагая, что советское уходит и замещается, заменяется, вытесняется российским, но прошло время и оказалось, что российское повторяет, продолжает и развивает советское. Советское никуда не ушло, оно осталось матрицей сегодняшней цивилизации, и нет никакой другой формулы кроме той, с которой начинается предисловие: мы живем в эпоху ренессанса советской античности. Вот это для меня было главным интересом. Всмотревшись в корни этой цивилизации, ее можно понять. Страна служит в армии, лечится в больницах, болеет за сборные, продает углеводород, грозит загранице, поет гимн, смотрит телевизор, выбирает власть - по-советски. Это прошлое, которое не прошло. Вот это главный мотив, - говорит автор.

Книга «Намедни» - собрание феноменов прошлого века. Тех, которые мы так любим, тех, которые, может быть, немножко забыли, и тех, которые не забудем никогда. Они отличают нас ото всех остальных, как значится на книге это «то, без чего нас невозможно представить, еще труднее – понять».

- Каждый год дает примерно 25 феноменальностей. Понятно, что от этого года останется iPhone, останутся Обама и война с Грузией, а также экономический кризис. Даже когда кажется, что год был неурожайный, все равно 25 (плюс-минус три-четыре) феноменальных событий и бытовых вещей найдется, - считает Парфенов.

Для альбома были подобраны более 1000 уникальных иллюстраций. И если вы забыли как выглядит телестудия популярного молодежного конкурса «А ну-ка, девушки», фотоаппарат «Смена-8М», дембельские альбомы с надписью «Воспоминания о моем пребывании в ГДР», фильмоскопы, вьетнамки и прочие знаковые вещи 60-х – эта книга для вас. Хотя если вы никогда их не видели – вам тоже стоит почитать и посмотреть этот альбом. Бытовые реалии СССР – определенно одна из самых занимательных вещей в истории нашей страны. Как говорит Парфенов, «кому-то это интересно, потому что он в этом жил, а кому-то - потому что он в этом не жил».

- Мне бы хотелось, чтобы книжку можно было взять и полистать, посмотреть, зацепиться за какую-то картинку, что-то вспомнить. Это должна быть долгоиграющая история, как мне представляется. Читать эту книгу насквозь от начала и до конца даже мне трудно, да и ни к чему, - считает автор.

Очень много фотографий для книги предоставили сами люди, жившие и снимавшие – правда, для себя лично – в СССР. Многие фотографии, представленные в альбоме, были возможны только в частной съемке.

- Самым первым был снимок, на котором в женском коллективе отмечают междусобойчиком 8 марта – в 1966 году его сделали выходным днем. В советской хронике это было как? Мимоза, вручаемая профкомом передовой мотальщице, крутильщице, аппаратчице. Но в книге это совсем другая фотография.

На этих снимках есть событие (о фотографии мальчика, стоящего перед автоматом с газировкой и пытающегося выудить из него «проглоченную» монету – прим. ред.) есть грязные ногти, вихры, веснушки, замызганный грибок, в общем, полная антисанитария. Вообще пить из несменяемого стакана на улице по нынешним временам как-то диковато.

Еще одна фотография – это мини, модели сезона. Сладкие, приторные, вот такие сопли в сахаре. Вот так это было в жизни, вот так, поднимаясь на ступеньку придерживали сзади куцую юбочку. Таких вещей довольно много, - поделился автор.

Правда, даже не смотря на то, что все это вроде бы «свое, родное» и еще свежо в памяти, писать книгу было не так уж легко.

- Есть вещи, которые писались очень трудно. Вот, например, как написать про косыгинскую реформу так, чтобы это было занятно, читалось и понималось? Есть и другая проблема: писать о фильме, об эстраде, о масскульте аудиовизуальном того времени очень сложно. Попробуйте передайте, что было в акценте Эдиты Пьехи такого изысканного, отчего она считалась эталоном элегантности, заграничности, допустимой сладкой жизни, бог его знает, что люди вычитывали в этом акценте, который вопреки всем законам с годами не пропадает, а только крепчает. Есть масса таких вещей, когда тема либо слишком сухая, либо она трудно передается в книге. У нас история - это поступательный марш времени, это общественно-политические события. А вещной историей у нас занимались слабо, - говорит Парфенов.

Для создания книги использовалась масса источников, причем смысл был даже не в том, чтобы увидеть в них доказательство существования того или иного явления, а рассказать о том, как это в нашей стране подавалось.

Рассчитана антология не только на московского жителя. По словам самого автора, он специально настаивал на союзных стандартах цен, моды на фасоны одежды и прочее. И стоит она для огромного красочного альбома форматом больше, чем А4, и объемом в 272 листа не так уж дорого – по Москве 800-900 рублей. К тому же, недешевая мелованная бумага доставит удовольствие любителям качественных книг. Наверняка вскоре бумажные «Намедни» появятся и в других страх мира, чем порадуют соотечественников за рубежом, любящих понастальгировать о советской жизни.

ЧИТАЙТЕ ОТРЫВКИ ИЗ НОВОЙ КНИГИ:

Год 1962. Версия Леонида Парфенова

Намедни. История глазами Леонида Парфенова. Год 1968

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы