aif.ru counter
23.06.2016 00:08
19280

Отдых под автоматами. Как курорты Туниса изменились за год после терактов

Надежда Уварова / АиФ

Корреспондент АиФ.ru накануне годовщины трагедии побывала на месте расстрела почти восьмидесяти человек, 39 из которых скончались на пляже отелей «Riu Imperial Marhaba» и «El Mouradi Palm Marina».

Когда путевки в Тунис были уже приобретены, Ростуризм выступил с предложением отказаться от посещения этого курортного государства. Однако туроператоры объявили о невозврате потраченных средств, и мы решили рискнуть. В прошлом году в Египте я также оказалась в числе последних туристов, слетавших на Красное море, из-за  взрыва самолета, следующего в Санкт-Петербург.

«Охрана, как на стратегических объектах»

Добрались до места назначения мы без особых проблем. Удивительно, но аэропорт был почти пуст: в высокий сезон странно видеть такую картину в курортной стране. Ведь немало россиян, как мы, например, не могут в силу объективных причин позволить себе отдых в визовых странах. А где туристы из других государств?

Сразу после прилета в Тунис гид, что развозит туристов по отелям, первым делом коснулась вопроса безопасности. Девушка сказала буквально следующее: «Когда власти Туниса узнали, что, по мнению России, у нас небезопасно, то подали ноту протеста РФ, где значится, что мы охраняем наши отели так, как у вас охраняют только стратегические объекты». Утверждение, конечно, порадовало, немного приободрило. Нам предстояло проверить на месте хваленую тунисскую безопасность.

Конная полиция тоже объезжает пляжи.
Конная полиция тоже объезжает пляжи. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Мы прибыли в отель поздно вечером, но первое, что бросилось в глаза – охрана. Охрана и полиция. Они везде: проверяют въезжающие в отель машины; по дорогам движутся конные и пешие сотрудники группами по три человека; у входе к каждому отелю, огражденному высокими железными воротами, стоит полицейский с автоматом наперевес. Зрелище, конечно, не вписывающееся в общую концепцию туристических стран, к которой мы привыкли.

Еще пару лет назад в той же Турции встретить в курортном районе полицейского было редким явлением. Здесь же предстояло отдыхать буквально под дулом автомата. Но чего не перетерпишь ради теплого, чистого Средиземного моря и белого ровного песка на пляже.

Нам достался чудесный номер за взятку в 15 долларов. Тут все, как в Турции и Египте: не дадите денег – будете жить там, где разместят. Нам предложили сначала бесплатный, неплохой, но отчего-то двухместный номер, а для ребенка предлагалась дополнительная кровать. Я объяснила, что нас вообще-то трое. Сотрудник никак не понимал ни английскую, ни русскую речь. «Они отлично понимают французский, все-таки бывшая колония», –  предположил мужчина с нашего самолета. Язык долларов, однако, был понят сразу.

Чтобы попасть на пляж, мы шли вдоль стены соседнего отеля, казавшегося неприступным.
Чтобы попасть на пляж, мы шли вдоль стены соседнего отеля, казавшегося неприступным. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

В первую ночь в отеле я перелистала немало туристических форумов и нашла высказывания спикера министерства туризма Туниса Ахмеда Кольбуси, где он подчеркивал, что с начала сезона 2016 года местные власти резко усилили безопасность туристических зон: каждый отель имеет свою охрану, на его территорию запрещен вход посторонних; к охране пляжей привлечены специально обученные собаки.

По пляжам курсируют патрули на быстроходных катерах, прибрежную зону контролирует туристическая полиция. А еще сотни сотрудников в штатском неусыпно бдят, чтобы туристам Туниса, пришедшего на смену Турции и Египта, отдыхалось легко и безопасно. А работать им есть ради кого. По данным многочисленных источников, в текущем году в 6 раз увеличился поток россиян на побережье тунисского средиземноморья. За 5 месяцев текущего года Тунис посетили 74 тысячи россиян, а это – невероятный ранее доход в казну североафриканского государства.

А на море белый песок

Уже наутро я узнала еще одно: мой отель находится через один от расстрелянного ровно год назад исламистом «Riu Imperial Marhaba» и граничит через забор с «El Mouradi Palm Marina», 5-звездочной гостиницей, несколько отдыхающих которой, по данным ряда СМИ, также попали под обстрел террористов. В чем еще разница между пляжами?

Здесь суперсовременные здания граничат с трущобами.
Здесь суперсовременные здания граничат с трущобами. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Ни в чем, это одно побережье, разве что в цвете матрасов на лежаках. Пляжи даже не особо разделены. Скромный белый декоративный заборчик указывает, что здесь заканчивается наш пляж и начинается «Маринин», как мы все называли «El Mouradi Palm Marina». Вероятно, потому после обстрела отелей террористами ИГИЛ СМИ мира выдавали противоречивую информацию о том, туристы каких именно гостиниц пострадали.

Когда я увидела на одном из сайтов и название своего отеля, кровь буквально застыла в жилах: я стою на том самом месте, где год назад безумец, приплывший на резиновой лодке, при поддержке таких же фанатиков расстреливал из автомата, который вытащил из зонта, мирно дремлющих на пляже отдыхающих. Львиная доля убитых пришлась на подданных Великобритании, потому теперь в моем и окрестных отелях англичан нет. Отельеро позже нам расскажут, что никогда не работали с русскими: курорт Сус, а точнее, его пригород – порт Эль Кантауи всегда был излюбленным местом отдыха граждан Англии, для нашей страны он был дороговат. Теперь здесь звучит только русская речь, изредка – французская.

Пляж действительно охраняется. Так, что страшно становится уже от количества полицейских: пожилые россиянки, лежащие на соседних лежаках, тотчас выдвинули предположение: «Однозначно, что-то здесь не так. В Тунисе точно что-то творится, просто нас, дабы не распугать всех, не вводят в курс дела».

Страшно подумать: теракт произошел всего в метрах двухстах от этого места.
Страшно подумать: теракт произошел всего в метрах двухстах от этого места. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Их подозрения частично подтвердили и найденные мной в Сети утверждения тунисских политиков, что зачинщики беспорядков и готовящихся терактов вычисляются и обезвреживаются с завидным постоянством. То есть они, как ни крути, есть. И Ростуризм, вероятно, скорее прав, хотя, возможно, и перестраховывается. Ведь в числе наиболее опасных курортных мест был назван остров Джерба и город Зарзис, расположенные очень близко с ливийской границей.

В Медине все спокойно

Побывать в Тунисе и не съездить в Медину было бы невероятным упущением. Потому, взвесив все за и против, мы решили поехать на восточный рынок. Гид отеля усиленно советовала: не сидите в номерах, гуляйте, дышите воздухом.

И вот мы подъехали к месту, окруженному старинной высокой стеной. Это – остатки крепости, некогда охранявшей жителей города. Постройка прекрасно для своего возраста сохранилась. Внутрь нее, по нашим ожиданиям, должны были пропускать, согласно опять-таки каким-то принципам безопасности. Но здесь все шло спонтанно: толпы арабов, европейцев, толкая друг друга, движутся внутрь, такие же потоки людей выносят людей назад. У входа в Медину ошиваются местные обманщики, к нам подбегал не один такой с криками: «О, ты что, меня не помнишь, мы из одного отеля?». Такой вот способ отъема денег у отдыхающих: заговорить, а все они отлично общаются на русском, отвлечь внимание, попросить взаймы или устроить экскурсию по Медине, а потом попросить оплатить свои услуги.

Этот скромный белый забор отделяет наш отель от соседней «пятерки», также попавшей под обстрел террориста.
Этот скромный белый забор отделяет наш отель от соседней «пятерки», также попавшей под обстрел террориста. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Мы идем вдоль кривых, грязных восточных улочек. Здесь и изделия местных мастеров – кухонная утварь из оливкового дерева; посуда; свежевыжатые соки в пластиковых бутылках; свежая и живая рыба и морепродукты. Есть все, что угодно.

Цены также разнятся: от весьма ощутимых в лавках, торгующих одеждой для европейцев, до копеечных в забегаловках с фруктами и местными перекусами. Хлебобулочные изделия предлагают на каждом шагу, причем торговцы кричат изо всех сил, стараясь переорать друг друга, заманивая покупателей. Антисанитария везде. О том, какие там туалеты, лучше не знать.

При выходе из торгового города открывается центр города Сус. Здесь старые, убогие, непонятно как держащиеся еще домишки граничат вплотную с новыми, суперсовременными небоскребами, уходящими верхними этажами ввысь. Люд, бродящий среди узких улиц с оживленным движением, такой же разный: от опрятных банковских служащих до попрошаек и бомжей. Такой охраны, как у отелей, конечно, нет. Вернее, ее совсем нет: лично мы не встретили ни одного полицейского за два визита в Медину. Разумеется, где-то есть и обходы, и рейды. Возможно, наши пути просто не пересеклись.

Большинство туристов в Тунисе в 2016 году – россияне.
Большинство туристов в Тунисе в 2016 году – россияне. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Только Азия и РФ!»

По возвращении в отель мы узнали еще один факт о нашей гостинице. Поскольку она находится в непосредственной близости от аэропорта Энфида, здесь частенько ночуют прилетающие из России и других стран экипажи самолетов. Увидев знакомые лица стюардесс, мы заулыбались. Девушки, привыкшие, что могут встретить знакомых в любом конце земного шара, также ответили приветливыми кивками.

Вечером в баре мы разговорились с командиром корабля одной из российских авиакомпаний, также отдыхающим от полета в нашем отеле. Мужчина в строгой летной форме долго пытался выяснить, как, по собственной воле, мы приехали на отдых в арабское государство, «славящееся» немалым числом экстремистки настроенных людей среди своих граждан?

А также граничащее с Ливией и Алжиром, а ведь выходцы именно из этих государств составляют немалую часть запрещенных в РФ террористических группировок. Летчик, не единожды оговорившись, что не хочет нас пугать, но лишь предупредить, сообщил, что досконально изучил вопрос безопасности, и воздушной в том числе. По его авторитетному мнению, сейчас можно не бояться лететь на отдых в РФ или в Азию. Из азиатских стран лучше всех работают сотрудники спецслужб Вьетнама. «И наше КГБ», разулыбался профи. Особенно, мол, это касается безопасности на бортах. И мы снова покрылись ледяным потом от ужаса: предстоял ведь полет домой. Забегая вперед, скажу: такого досмотра, что проверяли буквально каждый сантиметр тела и одежды, как в Египте прошлой осенью, в Тунисе совершенно нет. Несмотря на то, что все аэропорты мира поддерживают политику безопасности и запрещают, например, проносить на борт воздушного судна бутылки с жидкостью объемом более ста миллилитров, мы преспокойно прошли досмотр и сели в самолет с литровыми пластиковыми бутылями минералки.

Местные хлеб покупают с телег, ни о каких санитарных нормах речь здесь не идет.
Местные хлеб покупают с телег, ни о каких санитарных нормах речь здесь не идет. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Полицейский-аниматор»

Но мы ведь прилетели отдыхать, а потому решили положиться на удачу и ходить на пляж, загорать и плавать. Несколько попыток вечерних прогулок оптимизма не внушили: на улицах были только мы и полицейские. Все так же, с автоматами наперевес, они стояли у входов в отели и патрулировали улицы. Даже торговые центры, большинство из которых, кстати, закрыты, работают максимум до 22 часов, а в основном до 21. В том же Египте или Турции можно было спокойно погулять по лавкам и в 12 ночи. Но нам сказали, что это только здесь так: в центре Суса гораздо больше отдыхающих на улицах. Возможно, это так, но мы ограничились прогулками недалеко от отеля или вовсе по его территории.

На пляже с утра до вечера ребятню и взрослых пытаются, как могут, развлекать аниматоры. Дартс, аквааэробика, рисование – все те же развлечения, что в Турции или Египте. Как-то раз мы стали свидетелями того, как один из сотрудников туристической полиции, до этого сидевший под солнцезащитным зонтом, скинул майку с надписью «Touristic police» и бросился играть за одну из команд, ловко отбивая мяч и с хохотом падая в песок. Тут стали понятны слова летчика, предостерегающего от поездок в Тунис, о том, что всех полицейских, охраняющих отели, лично он считает «аниматорами».

Лепестками цветов украшены интерьеры отелей.
Лепестками цветов украшены интерьеры отелей. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Экскурсия на место трагедии

Близость отеля «El Mouradi Palm Marina», пострадавшего в результате теракта, но продолжающего работать, натолкнула меня на мысль проверить в деле сотрудников полиции, служебных собак, туристическую полицию и охрану гостиниц вместе взятых. Пострадавший более всего из-за расстрела прошлого года отель «Riu Imperial Marhaba» закрыт. Я взяла за руку дочь и отправилась в «Марину», не скрывая браслета на руке другого цвета, нежели на местных туристах. Вот мы минуем белый заборчик между нашими отелями: вообще же гостиница обнесена высокой стеной, окрашенной в желтый цвет, через которую пробраться нереально.

Я выбираю тот же путь, что ликвидированный в перестрелке со спецслужбами 23-летний террорист: вход через пляж. Ожидая, что сейчас за нами погонится служебная собака, и страшно боясь пули в спину, мы все же идем в чужой отель. Охранник, глядящий куда-то вдаль, так и сидит под своим зонтом. Минута – и мы на территории, любуемся бассейном отеля, его украшением. Это два бассейна, соединенных в один, где вода вниз из одного в другой стекает по ступенькам. Здесь можно полежать или посидеть, загорая. Моя дочь тотчас просится поплавать. Все еще не веря, что мы вот так спокойно, беспрепятственно, средь бела дня попали в отель, где, казалось бы, «должны дуть на воду», я веду ее в гостиничный магазин.

Забор между нашим отелем и частично пострадавшим при обстреле соседним.
Забор между нашим отелем и частично пострадавшим при обстреле соседним. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Туристы-россияне приветливо улыбаются. На то, что у меня браслет сиреневый, а у них – желтый, никто не обращает внимания. Торговец в лавке приветлив, как все торговцы: даже не взглянув на мой браслет, он бросается предлагать товары: и обувь («Дешево-дешево, еще скидку сделаю тебе»), и сумки («Кожа-кожа, даже не бойся»), и сувениры («А ты откуда? Москва?»). Я действительно меряю шлепки, торгуюсь, размахивая сиреневым куском пластика на руке перед глазами араба, ребенок скрывается в глубине лавки, шумно перебирает игрушки-верблюдов, комментируя, какой из них нравится. Я даже покупаю тапочки за 10 динаров (5 долларов), ведь такие же в других лавках стоят в полтора раза больше. Теперь уже размахивая черным пакетом, мы вновь идем к выходу из отеля на пляж.

Страшно вновь: пока дочка весело щебечет, как же ей понравился бело-голубой бассейн этого отеля, я представляю, что нас уже ищут, как вражеских лазутчиков, с собаками, и готовлю «отмазку», мол, зашли специально в магазин, купить обувь. Удивительное рядом: ни полиции, ни охраны, никого около входа нет. Вообще никого! В шоке проходим несколько метров до своего отеля. Внимательно смотрю по сторонам: и на нашем пляже тоже никого! Даже бар закрыт.

Уже вечером, в баре отеля, когда мы с соотечественниками обсуждали нашу экскурсию в уже однажды попадавшуюся под прицел террориста «Марину», родился ответ на вопрос, как такое было возможно. Все дело в том, что в 17 часов официально заканчивают работу все пляжные службы: бар, аниматоры, туристическая и простая полиция, а также служебные собаки вместе с их хозяевами.

Полиции и охраны действительно много, но наступает 17 часов, и все эти люди исчезают.
Полиции и охраны действительно много, но наступает 17 часов, и все эти люди исчезают. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Но пляж-то не закрывается! Туристов не просят рассредоточиться по номерам, ведь именно это время – вечер самое прекрасное для загара. Солнце уже не палит, в море мало народу, пляж пустеет, можно сделать великолепные снимки готовящегося заката. Лично мы уходили с берега минимум в 18 часов, а значит, как выяснилось, час находились на том самом пляже, где произошел теракт 2015 года, без какой-либо защиты, сами по себе.

Кстати, с обратной стороны, с парадного входа в «Palm Marina», охрана с автоматом так и стояла, когда я прошла практически весь отель, попав в него с другого входа. Что толку от оружия, если оно защищает только те ворота, куда ни один чужак не сунется?!

Что же касается обслуживания, питания, чистоты и прочих атрибутов приятного отдыха, все это в Тунисе нас вполне устроило. Но лететь назад я, признаться, боялась даже больше, чем в прошлом году из Египта.

После прошлогоднего теракта пляжи действительно охраняют специально обученные собаки.
После прошлогоднего теракта пляжи действительно охраняют специально обученные собаки. Фото: АиФ/ Надежда Уварова
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество